Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государство берется за НКО


Владислав Сурков скоро узнает, кто из НКО достоин государственных денег.

Владислав Сурков скоро узнает, кто из НКО достоин государственных денег.

Администрация президента совместно с Министерством экономического развития разрабатывает принципы государственной поддержки некоммерческих организаций. Ответственный за эту сферу деятельности в администрации президента Владислав Сурков дал поручение экспертной группе в срок до 21 июля этого года представить предложения, кого именно из социально ориентированных организаций следует поддерживать и в каких объемах финансировать. (Фрагмент готовящейся программы "Третий сектор").

Представители общественных организаций по-разному относятся к этим инициативам. Одни считают такую поддержку необходимой. Другие, в особенности правозащитники, опасаются, что власть таким образом избавится от неугодных ей организаций, подпитывая бюджетными деньгами созданные чиновниками псевдообщественные структуры. В мире такие псевдоорганизации называют ироническим словом GONGO – "государством организованные негосударственные организации". В последнее время в России число таких организаций резко возросло.

В дополнение к закону "О поддержке социально ориентированных общественных организаций", который был подписан президентом России в апреле нынешнего года, в ближайшее время должна быть создана федеральная программа господдержки НКО. О том, нужно ли государству поддерживать общественные организации, в интервью Радио Свобода рассказали директор Агентства социальной информации, член Общественной палаты России Елена Тополева и исполнительный секретарь Форума доноров Наталья Каминарская, которые принимали активное участие в разработке данной программы. А также Андрей Блинушов, глава рязанского отделения "Мемориала" и главный редактор интернет-портала "Права человека в России".

Елена Тополева голосует за подобное предложение:

– Я за то, чтобы государство поддерживало некоммерческие организации. Просто это должно происходить максимально прозрачно, на конкурсной основе, с очень ясными критериями этой поддержки. И тогда будет лучше не только этим организациям, но прежде всего гражданам и самому государству, которое будет эту поддержку оказывать.

Наталья Каминарская считает, что в России есть хорошая практика социального заказа:

– У нас есть очень разный региональный опыт. Если посмотреть по всем компонентам программы, есть примеры, как можно организовать работу, как должен быть устроен общественный контроль и где тонкие места, на которые надо обращать внимание. Сложилась хорошая практика в области социального заказа, то есть привлечение коммерческих организаций местными органами власти к реализации социальных проектов. Существует практика специальных заказов в благотворительности, в том числе со льготами на региональном уровне. Созданы различные общественные органы при органах власти. Разработаны программы обучения. Я надеюсь, весь этот опыт будет больше использоваться при разработке программы...

С одной стороны, действительно, эти вещи нужные, поскольку решением очень многих социальных проблем занимается не государство, а некоммерческие организации. Однако, безусловно, есть опасения, что деньги могут уйти в специально созданные структуры, прикрывающиеся вывеской НКО. Проблема эта, кстати говоря, не российская, а общемировая. Вопрос в том, как сделать так, чтобы не допустить распределение государственных денег между структурами, подобными GONGO.

– У нас огромная страна. Посмотрите, что происходит на практике. Звучит много хороших слов о том, что мы изменим законодательство для некоммерческих организациях, создадим комфортные условия, окажем финансовую поддержку. Но вспомните – в прошлом и позапрошлом годах в регионах большое количество организаций, которые находились в арендуемых у муниципальных и государственных учреждений офисах, лишились этих помещений. Почему? Потому что проводилась кампания приватизации всего этого. Государственные гранты уже третий год выделяются на федеральном уровне, однако мне, например, известно о том, что Общественная палата по контракту нанимала нескольких специалистов, которые занимались проверкой результатов финансирования. И результаты этой проверки закрыли. Потому что там были просто вопиющие нарушения. В регионах созданы общественные структуры при администрациях. Сверху спущено указание создавать общественные советы. Они будут созданы, но из кого? Все из тех же людей, которые и 20, и 30, и 40 лет назад исполняли роль общественников. Какие-то независимые НКО не допускаются в эти общественные советы, – констатирует Андрей Блинушов.

– Отлично понимаю, что это некая идеалистическая позиция, но я считаю, что если мы будем просто молчать, то специально назначенные люди так и будут сидеть в общественных советах и в общественных палатах, – говорит Наталья Каминарская. – Я думаю, что нам надо высказывать свою точку зрения. Самым спорным здесь остается вопрос создания реестров социально-ориентированных некоммерческих организаций. И вот здесь как раз и наблюдается пробел в нашей информационной компоненте, потому что если очень внимательно прочитать то, что написано в законе, то реестры составляются после того, как господдержка оказана. Это совершенно нормальная процедура. А если кого-то государство не поддержало, это не значит, что они не социально-ориентированные. Это просто значит, что они не получили господдержки. Эти два понятия необходимо очень четко развести.

На вопрос о том, как государство будет решать, кому оказывать поддержку, а кому – нет, Елена Тополева отвечает:

– Предполагается, что все это будет происходить на конкурсной основе. Но мы, к сожалению, знаем, что даже наличие конкурсных процедур на бумаге далеко не всегда приводит к реальному конкурсу. Многое зависит от нас. Нужно осуществлять независимый мониторинг, нужен общественный контроль за тем, как это будет происходить. К сожалению, не всегда наши НКО могут эффективно самоорганизовываться. Понятно, что риски есть всегда, но дорогу осилит идущий...

Поскольку федеральная программа господдержки общественных организаций – вопрос времени, теперь многое зависит от того, сумеют ли общественные организации потребовать от власти прозрачности и строгой отчетности в освоении бюджетных средств.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG