Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Искусство Полански и "Запретное искусство"


"Запретное искусство", как и приговор ее организаторам, получили в блогах неоднозначную оценку

"Запретное искусство", как и приговор ее организаторам, получили в блогах неоднозначную оценку

Российская блогосфера живо откликнулась на решение суда по делу об организаторах выставки "Запретное искусство". Особый драматизм оглашению приговора придала акция группы "Война": на сей раз художники выпустили в зал заседаний тараканов. Вот как описывает события очевидец, пользовательница may_antiwar:

Крупные насекомые устремились в разные стороны, причем существенная их часть успешно нашла зал, куда все были приглашены, и где они бегали по вещам публики. Внутрь [зала заседаний] я не пошла: мне пояснили, что там адский Ад – со всех течет пот, ничего не слышно, еще и тараканы по рюкзакам ходят.

Само решение суда, присудившего Самодурову и Ерофееву денежные штрафы в 150 и 200 тысяч рублей, разделило либеральных блогеров на два лагеря. И хотя истинных ценителей современного провокативного искусства среди них единицы, большинство либералов сочли приговор несправедливым с принципиальной точки зрения. Это позицию хорошо иллюстрирует пост Ивана Данилова:

В отличие от большинства людей, имеющих мнение, я пресловутую выставку видел. Дрянь и пакость. Не потому, что оскорбляет и провоцирует, а потому что бездарно, в основном, и натужно. Есть такой тезис. "Говорить можно все". Его необходимо понимать буквально. Это что-то вроде Уральских гор. Граница. Тут не о чем спорить. Либо да - то есть вы понимаете смысл слова "свобода", и принимаете ценности, которые за ним маячат. Либо нет. Ну, нет, так нет. Как нет и предмета для спора. Просто если вы находите любые - включая, допустим, даже эстетические, - причины, по которым человека можно покарать за высказывание, привлекая государственную репрессивную машину, значит вы там, где "нет".

Большую популярность в блогосфере получил твит британского актера и писателя Стивена Фрая, написавшего, что Россия скатывается в средневековую деспотию. Тем не менее, немало либерально настроенных блогеров сочли приговор вполне приемлемым. Основная тональность большой дискуссии на портале Сноб.ру – суд не прав, однако самое главное, что художников не привлекли к уголовной ответственности. Тем не менее, некоторые либералы считают, что обвинительный приговор не только закономерен, но и в каком-то смысле справедлив. Вот мнение петербургского журналиста Сергея Полотовского:

Люди организовали выставку с говорящим названием. Contemporary art вообще штука провокационная. Хотели скандала - получили скандал. С рефлексией, прессой и сочувствующим Стивеном Фраем в твиттере. Символическим капиталом уешься.
150 и 200 тысят рублей - это надо плакать или смеяться? Это что, окончательная победа сил зла? Это главная несправедливость из тех, что творятся здесь ежечасно? Это первое на нашей памяти проявление неадекватности российской судебной системы? В стране масса системных проблем. Болеем. Местами уже третичный сифилис, а тут даже не насморк.


***
Освобождение Романа Полански из-под ареста и отказ Швейцарии выдать его американскому правосудию дали толчок новому витку дискуссий о морали, правоприменении и странностях общественной коммуникации. Писательница и католичка Кристина Одон начала свой пост на сайте британской "Телеграф" с осуждения левацких настроений в среде творческой интеллигенции:

У леваков максима одна: относись к Папе Римскому как к насильнику, а к насильнику как к Папе Римскому.

Столь же блестящий в своей лапидарности отпор не заставил себя ждать. Пользователь charleywatson откомментировал пост Одон следующим образом:

Вы, как большинство католиков – и банкиров – вообще ничего не понимаете!

Последующие комментаторы не стеснялись в выражениях ни в адрес Одон, ни в адрес ее оппонентов – явно подтверждая диагноз о нарушенной коммуникации, который ставит современной публике журналистка Аньес Пуарье в блоге на сайте "Гардиан":

Самым неприятным во всей этой истории был похотливый вуайеризм, с которым хулители Полански вдавались в мельчайшие подробности вменяемых ему преступлений. В реакциях на события проглядывал вопиющий моральный маккартизм. Любой, кто отваживался высказаться в поддержку режиссера, тут же обвинялся в потворстве изнасилованиям. Я надеюсь, что окончание этого дела вернет здравый смысл в головы тех, кто умудрился существовать без него в течение целых девяти месяцев.

Впрочем, нарушения коммуникации могут проявляться не только в буре беспредметных дискуссий, но и в отсутствии должных реакций. Особенно остро эта проблема ощущается теми, кто потерял работу в условиях экономического спада. Крис Боденнер, приглашенный автор блога Эндрю Салливана, цитирует письмо одной из своих читательниц, сотрудницы отдела кадров, столкнувшейся с лавиной заявок на малопривлекательную вакансию:

Я то и дело слышу, что люди рассылают пачками заявления и не получают ни одного ответа. Я проследила, чтобы все, кто проходил у нас собеседование, но не получил работы, были уведомлены об этом письменно. Благодарности этих людей не было предела.
Впрочем, есть сферы, где профессиональная коммуникация страдает и безо всякого экономического кризиса.

Журналист Дэвид Фрум разъясняет, почему начинающие авторы никогда не получают ответов от своих издателей:

На самом деле, понять издателей несложно. Вот сейчас, например, лето, а издатели летом отдыхают – числа так с 15 апреля. Зато в сентябре они работают как лошади, но потом наступают еврейские праздники, и три недели от Рош Гашана до Шемини Ацерет из рабочего графика выпадают. День Колумба и День Благодарения отнимают большую часть октября и ноября, а декабрь полностью отдается на празднование рождества. Какие уж тут е-мейлы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG