Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
…Я протянул ему свой носовой платок. Он вытер окровавленное лицо, стараясь не касаться висевшего куска рассеченной ножом щеки, и почему-то протянул платок обратно мне.

– Нет уж, браток. Оставь себе. На память о своей глупости, – ответил я. – Не забывай, что произошло сегодня, чтобы избежать проблем завтра…

Россия полна иностранными рабочими. Они занимают определенный сегмент рынка рабочей силы, который продолжает расти. Но я не думаю, что иностранная рабочая миграция способна значительно влиять на российскую экономику. По большому счету приезжие занимают сектор низко- и среднеквалифицированных работ, не выбирают самостоятельно вид бизнеса. Я не уверен, что приезжим по силам делить сферы влияния на рынке рабочей силы между собой и успешно управлять ими. Мне возразят, что статистика вещь упрямая. И выдадут детальную информацию об обратном. Я не буду полемизировать. Мне гораздо важнее понять, почему мы, в общем-то чужие и поэтому временные здесь люди, пытаемся делить не нашу землю и игнорируем ее коренных жителей. Хозяев этой самой земли.

Приезжие гастарбайтеры делятся на свои касты. С Украины в основном едут электрики, бурильщики, сварщики. Молдаване, грузины и армяне работают штукатурами, малярами и по другим строительным специальностям. Наших же таджиков и узбеков можно встретить на земляных, погрузочно-разгрузочных работах, уборке улиц. Они легко идут на тяжелые работы. Встретишь их и на стройках. Наших везде встретишь. Ничего плохого в этом нет. Мы приезжаем работать.

Беда в другом. Заселившись и получив кое-какую возможность существовать, они начинают укреплять свою территорию, "метить". И забредших чужаков встречают агрессией. "Это наша точка", "мы здесь держим стройку", "здесь работают только наши". Эти и похожие фразы и слышишь в российских городах постоянно. Непонятливых или непослушных чужаков бьют. По-другому не объясняют.

Вот и сегодня в Тропарево-Никулено таджики, которые здесь чувствуют себя хозяевами, моментально окружили узбеков – шестеро на двое. Последние имели неосторожность ("наглость" по понятиям таджиков) искать работу на их "таджикской" земле. Узбеки оказались не из робкого десятка и оказали пока еще словесное сопротивление. Шумный разговор привлек внимание других прохожих, тоже гостей столицы, кто-то из узбеков вызвал друзей по мобильному, и вот небольшая поляна возле Большого Очаковского пруда превратилась в голосящую и агрессивно колеблющуюся массу мужских амбиций. Никто никого не слушал, новые участники разборок вообще не знали истоков проблемы, но со знанием дела готовились к драке с дальнейшим утоплением проигравших, значит, неправых. Силовое решение было предопределено с самого начала.

Я понимал, что никак не смогу остановить поножовщину. Агрессия должна была выплеснуться вне зависимости от того, будет выявлена правда в споре или нет. И мои знания никак не могли помочь избежать трагедии. Я все это прекрасно понимал, но и оставаться безучастным не мог. Подойти к толпе, значит раствориться в ней и потерять свою силу. Принять чью-то сторону ошибочно. Поэтому я просто напросто набрал хорошо знакомые 02 и 03. Первые могли успеть предотвратить драку, вторые – спасти чьи-то жизни, случись что.

Мне к месту вспомнилась детская считалочка. Мы делили апельсин, много нас, а он один, – начал я считать шепотом. Вот точно так и люди делят что-то; часто то, что им не под силу поднять и удержать. Приезжие создают свои анклавы и устанавливают там свои правила поведения. Если они гармоничны местным законам – благо. Если нет – начало конфликта. Как ни странно, но началом конфликта становятся именно внутренние распри. В предыдущем тексте я уже отмечал, что мусульмане крайне не дружны между собой. Искусственно делясь на группы, они враждуют между собой, защищают свое и добытое, стремятся отнять чужое. Либеральные законы России в отношении мигрантов позволяют принимать большое количество потерянных на своей родине людей. Они готовы работать здесь на любых условиях. Мы выигрываем у россиян в борьбе за выживание, при этом уничтожая друг друга. Создаваемая строгая иерархия среди мигрантов время от времени раскачивается новыми пришлыми, тоже желающими утвердиться на российской земле, получив работу, льготы, землю. Жаль, что это утверждение идет с использованием грубой силы. Неприемлемое мирное сосуществование в России диаспор выходцев из Средней Азии становится орудием криминала. Умело стравливая этнические группы между собой, привлекая на свою сторону безработных и выброшенных на обочину жизни мигрантов, криминальные силы зарабатывают на этом свои грязные дивиденды, усиливают власть. Греют руки на этом и националистические группировки. Мы все делим апельсин, но забываем, что он давно поделен и опоздавшему к дележу достанется только кожура.

Повторюсь еще раз, что я сочувствую своим землякам и стремлюсь помогать им. Но, когда они сами хотят решить свои микро-геополитические цели, опираясь только на свою силу мышц и отвергают любые мирные шаги, я понимаю, что помочь им будет очень и очень трудно. Или даже невозможно. Низкий культурный уровень приезжающих, а самое главное, нежелание его повысить хотя бы здесь, превращают мигрантов в роботов: поиск любой работы – сама работа – ночевка в хлеву – стычки с конкурентами за ту же работу и ту же ночевку. Да и образ гастарбайтера – грязный, неграмотный, агрессивный и незарегистрированный мужчина из задворок – целиком заслуга самого мигранта. Добавлю сюда и накопление унижения, которое мигрант испытывает в общении с представителем российской власти. Высказаться на равных и защитить себя он не может, боясь стать еще более виноватым и быть депортированным. Но злость остается, копится и потом выплескивается на улице в стычках со своими земляками. И этот круг разорвать невозможно до тех пор, пока не будет критического давления извне.

Решение таких вот этнических проблем мне видится следующим образом. Подписание и ратификация конвенции Международной организации труда позволяет открыть в граничащих с Россией странах специальные бюро по найму рабочей силы. Уже там будет проходить первый отбор (здоровье, знание языка, хоть какая-то квалификация и прочее). Уже на этом этапе можно находить работу, регион проживания. Далее, сами регионы должны регулировать миграционные потоки и квоты. Потому что Федеральное правительство не может досконально знать меняющиеся особенности регионов (о центре совершенно отдельный разговор).

Если мигрант сможет нормально жить и работать в России, а потом вернуться домой, то он повезет на родину новую культуру. Русскую культуру, которая еще не забыта в странах бывшего СССР. Это поможет сблизиться странам с Россией, а нормальные "мигранты" и будут движущей силой этого процесса…

…Драка все же произошла. Но сильно разгореться не успела, так как два милицейских уазика буквально въехали в свалку дерущихся. Я рискнул подбежать к милиционерам и помочь им. Сержант благосклонно покивал мне, когда я оттащил одного пострадавшего в сторону и протянул ему свой носовой платок.

– Мы еще встретимся с ними, – пробубнил на своем языке побитый таджик, скорее всего обращаясь к своей ослабевшей совести, которая все же пыталась образумить его от новых глупостей. – И тогда они получат свое.

Прихрамывая, он ушел в сторону метро. А я остался на месте побоища в ожидании скорой помощи…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG