Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитник Александр Гурьянов – о том, почему не удается рассекретить Катынское дело


Премьер-министр России Владимир Путин возложил цветы к мемориалу в память о погибших в Катыни в 1940 году. На процесс рассекречивания катынского дела этот жест никак не повлиял.

Премьер-министр России Владимир Путин возложил цветы к мемориалу в память о погибших в Катыни в 1940 году. На процесс рассекречивания катынского дела этот жест никак не повлиял.

Обществу "Мемориал" вновь отказали в рассекречивании материалов по Катынскому делу. Суд передал жалобу правозащитников в Главную военную прокуратуру и Межведомственную комиссию по защите государственной тайны – в органы, законность решений которых и оспаривали сотрудники "Мемориала".

О нынешнем этапе судебного процесса по рассекречиванию обстоятельств катынской трагедии 1940 года в эфире Радио Свобода рассказал координатор польской программы общества "Мемориал" Александр Гурьянов:

– Рассмотрения заявления "Мемориала" по существу так до сих пор и не произошло. Вчерашнее заседание суда было уже пятым. Но наши оппоненты, по-видимому, считают их предварительными. Пятое заседание понадобилось, потому что Межведомственная комиссия, чьи решения "Мемориал" оспаривает, избрала тактику затягивания времени. На первые три заседания ее представители явились, но не принесли никаких документов – которые, собственно, и должны стать предметом судебного рассмотрения. На четвертое заседание и на вчерашнее, пятое, они просто не явились. Правда, как вчера оказалось, перед четвертым заседанием, которое было еще в конце июня, Межведомственная комиссия прислала в суд письмо. Нам его показали только на вчерашнем
Мы имеем два противоречивых утверждения – Главной военной прокуратуры и Межведомственной комиссии. Невозможно, чтобы оба они были правдивыми. Значит, как минимум одно из них ложное, а может быть, и оба. Остается выяснить: кто же врал?
заседании.

Собственно, содержание этого письма и было главным из рассматриваемого вчера. Письмо состоит из четырех пунктов. Пункт первый: Межведомственная комиссия утверждает, что она не принимала 22 декабря 2004 года решения о засекречивании материалов катынского дела. При этом данная дата - 22 декабря 2004 года - и вообще сам факт принятия решения о засекречивании именно в этот день нам известны из официальных писем Главной военной прокуратуры, причем даже не из одного, а из целых трех. Всякий раз прокуратура отвечала, что она не может рассекретить, потому что не она засекречивала – и указывала именно на Межведомственную комиссию. Вот теперь Межведомственная комиссия от этого отпирается.

Пункт второй: Межведомственная комиссия отрицает, что в 2009 году отказала "Мемориалу" в отмене решения о засекречивании. Ну, понятно: если они считают, что они не принимали решение о засекречивании, то и отменять решение якобы не им…

Тут мы имеем два противоречивых утверждения – Главной военной прокуратуры и Межведомственной комиссии. В такой ситуации невозможно, чтобы оба они были правдивыми. Значит, как минимум одно из них ложное, а может быть, и оба. Остается выяснить: кто же врал? Весьма вероятно, что нам врала Главная военная прокуратура, начиная с ее первого ответа нам в 2005 году и кончая последним ответом в 2008 году, в котором ГВП кивала на Межведомственную комиссию. Очень может быть.

Судья тоже заинтересовалась этим противоречием. От имени суда направлены запросы в Межведомственную комиссию и Главную военную прокуратуру, чтобы выяснить, кто же засекречивал документы. Для выполнения этих запросов судья дала три недели и назначила следующее заседание на 3 августа.

Лично меня, однако, больше всего потряс другой пункт письма Межведомственной комиссии, который вчера нам показали: Межведомственная комиссия по защите государственной тайны не является органом государственной власти. Устно же было сказано, что данная комиссия вообще не является юридическим лицом. Поэтому оспаривание каких-либо ее действий в суде в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом, невозможно. Получается так, что есть всесильный орган - Межведомственная комиссия, которая создана указом президента Ельцина и усовершенствована указами президентов Путина и Медведева. В состав комиссии входят начальник Генштаба, замминистра внутренних дел, первый замминистра иностранных дел - примерно 20 человек вот такого ранга. Комиссия прописана в законе о государственной тайне в качестве верховного органа, координирующего деятельность всех ведомств в области сохранения наших секретов. Эта комиссия выносит решения, не подлежащие отмене, какому-либо оспариванию. И эта комиссия – оказывается – неподсудна! И, собственно, комиссия судье и намекает: заявление "Мемориала" надо бы отклонить именно по этой причине. Думаю, что в конечном счете судья воспользуется именно этим утверждением.

При этом возникает вопрос: зачем было засекречивать то, что известно, если говорить об обстоятельствах самого катынского
Межведомственная комиссия прописана в законе о гостайне в качестве верховного органа, координирующего деятельность всех ведомств в области сохранения наших секретов. Эта комиссия выносит решения, не подлежащие отмене, какому-либо оспариванию. И эта комиссия – оказывается – неподсудна!
преступления. А все обстоятельства катынского преступления известны очень хорошо, очень давно. Известны они благодаря тому, что ключевые документы были обнародованы по решению еще президента Горбачева, а затем – по решению президента Ельцина.

У меня долгие годы была такая версия: они засекретили материалы расследования, которое проводилось Главной военной прокуратурой, чтобы не афишировать тот факт, что ГВП не включила в состав виновных Сталина и членов Политбюро, которые и являются главными заказчиками преступления. Главная военная прокуратура виновными считает отдельных лиц из руководящего состава НКВД. При этом ГВП отказывается назвать их имена, ссылаясь именно на секретность. Кроме того, Главная военная прокуратура квалифицировала катынское преступление – бессудный расстрел 22 тысяч польских военнопленных, а также узников тюрем определенных категорий – как бытовое, общеуголовное: как превышение власти лицами из начальствующего состава Рабоче-крестьянской Красной армии. Преступление общеуголовное - значит к нему применяется срок давности, который они и объявили - 10 лет. Поэтому возобновление расследования невозможно.

Мы занимаемся этими препирательствами – с Главной военной прокуратурой, с судами, которые неизменно встают на сторону правоохранительных органов, начиная с 2005 года; в судах - с 2007 года. Результатов пока что не добились никаких. Но собираемся продолжать. Если бы я не верил в то, что мы все же когда-нибудь этого добьемся, то и заниматься этим смысла бы не было.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG