Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шахидки или не шахидки?


Некоторые наблюдатели полагают, что спецоперация ФСБ в Дагестане - ответ на серию терактов против сотрудников правоохранительных органов. В частности - на недавний взрыв милицейской машины.

Некоторые наблюдатели полагают, что спецоперация ФСБ в Дагестане - ответ на серию терактов против сотрудников правоохранительных органов. В частности - на недавний взрыв милицейской машины.

Следователи ФСБ в ходе судебного заседания в Махачкале попросили продлить срок задержания шести женщинам, которых подозревают в принадлежности к группе смертниц-шахидок. Женщины, оказавшись на свободе, могут скрыться - например, уйти в лес к боевикам, заявили представители ФСБ. Суд пошел навстречу следствию и продлил сроки содержания под стражей до 30 суток. Сторона защиты намерена это решение обжаловать.

Некоторые подробности спецоперации рассказал корреспондент Радио Свобода в Махачкале Нариман Гаджиев:

– Никакой дополнительной информации, кроме той, что им продлили срок задержания, не появилось. В дагестанском МВД вообще не в курсе этой операции: сотрудники Министерства внутренних дел не принимали в ней участия. Они не знают, что происходит с задержанными, какие имеются доказательства против них. Спецоперация – работа ФСБ и Национального антитеррористического комитета. В самом начале прошла информация, что у задержанных нашли пояса шахидов; теперь же говорят лишь о брезентовых жилетах-разгрузках.

– С чем в Дагестане связывают столь секретную операцию ФСБ?


– Первое, что приходит на ум: спецоперация – ответ на события последних дней. Бесконечные убийства силовиков, милиционеров – замначальника уголовного розыска, начальника криминальной милиции и еще масса подобных дерзких преступлений, совершенных за последнее время... Хотя, конечно, расследование и аресты в рамках спецоперации – работа не милиции, а ФСБ, поэтому напрямую связывать одно с другим нельзя.

* * *
О задержании в Дагестане шести женщин Национальный антитеррористический комитет заявил 12 июля. Вместе с подозреваемыми также были задержаны двое мужчин, один из которых якобы доставил в Москву двух смертниц, взорвавших себя в столичном метро в марте 2010 года. По данным оперативников, четверо из задержанных женщин – вдовы убитых ранее главарей бандитского подполья, две привлекались к уголовной ответственности за хранение оружия и числились без вести пропавшими, а точнее – ушедшими из дома.

В свою очередь адвокаты подозреваемых говорят, что оружие обнаружили только у одной из задержанных – Заиры Акаевой, вдовы 18-летнего Магомеда Исмаилова, убитого в ноябре 2009 года во время нападения на командира специального отряда быстрого реагирования. В квартире Акаевой нашли сумку с двумя пистолетами Макарова, гранатами, париком и двумя жилетами-разгрузками, а также религиозную литературу и записные книжки с номерами автомобилей сотрудников милиции. Заира Акаева заявила, что оружие принадлежало ее мужу; по словам Акаевой, она сложила оружие в сумку и ранее хотела сдать в милицию, но испугалась, что ее обвинят в незаконном обороте оружия.

У всех остальных женщин, как говорят адвокаты, ничего криминального не нашли. Более того, еще 12 июля из-под стражи выпустили Заиру Алиеву, знакомую Заиры Акаевой. Она сама пришла в милицию, когда узнала о задержании подруги, а следователи задержали ее на всякий случай. Опровергает защита и факт обнаружения у женщин предсмертных записок. Одно письмо действительно нашли, но его написал муж Акаевой. Случайностью называют также задержание Фатимы Нурмагомедовой и Мадины Гаджиевой.

Выяснением обстоятельств этих задержаний занимались корреспонденты сайта "Кавказский узел", о чем Радио Свобода рассказал главный редактор этого интернет-издания Григорий Шведов:

- "Кавказский Узел" со своей стороны провел расследование и нашел родственника одной из двух задержанных. Житель селения Новокаякент Каякентского района Беге Акаев подтвердил тот факт, что его дочери ушли из дома, что они были весьма религиозны, что одна из них была замужем за человеком, который был убит. Поэтому он частично, я могу сказать результаты нашего расследования, которое опубликовано, подтверждает те сведения, которые озвучены официально. Все, что мы сейчас имеем в качестве террористической активности, безусловно связано и с тем насилием, которое безуспешно пытается монополизировать государство. Считая, что имеет монополию на него. Но насилие государства породило насилие и со стороны общества. Те преследования правоохранителей, которые уже вошли в обиход: пытки, похищения, бессудные казни - мотивируют людей к тому, чтобы убивать и уже не только сотрудников исполнительной и законодательной власти, но и мирных граждан. Важно понимать, впрочем, что насилие со стороны власти - не единственная причина популярности джихадизма.

- С чем вы связываете всплеск насилия сейчас именно в Дагестане?

- Вы знаете, я являюсь человеком, который оспаривает идею о всплеске именно сейчас какого-то насилия. Потому что по тем данным, которые публикует "Кавказский узел", мы имеем дело уже почти с 20 терактами, организованным смертниками с 15 мая 2009 года. И это совсем не всплеск, а просто внимание наконец стали обращать на регион. Мы не имеем какой-то уникальной ситуации за последние несколько месяцев, она развивается по конфронтационному сценарию уже как минимум 14 месяцев.

* * *
В отношении задержанных женщин следственный отдел ФСБ Дагестана возбудил уголовные дела по статьям "Приготовление к убийству" и "Террористический акт". Продолжается розыск организаторов готовящихся терактов.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG