Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лимонова на Триумфальную не меняем!


Задержание Эдуарда Лимонова на Триумфальной площади, 31 марта 2010 u/

Задержание Эдуарда Лимонова на Триумфальной площади, 31 марта 2010 u/

Накануне подачи заявки на очередную акцию в рамках "Стратегии-31" российские оппозиционеры подтвердили: раскола не будет.

Власть пытается внести раскол в ряды российской оппозиции. Именно так некоторые наблюдатели расценили сообщение о том, что некоторым оппозиционерам предложили пойти на сделку: им обещали разрешить проведение митинга на Триумфальной площади 31 июля при условии, что в числе организаторов не будет председателя исполкома новой партии "Другая Россия" Эдуарда Лимонова. По сообщениям российских СМИ, предложение поступило оппозиционному политику, сопредседателю движения "Солидарность" Борису Немцову, главе Московской Хельсинкской группы Людмиле Алексеевой и одному из лидеров движения "Левый фронт" Константину Косякину.

Однако оппозиционеры отказались пойти на сделку с властями. Накануне подачи заявки на акцию 31 июля (по закону уведомления следует подавать за две недели до предполагаемой даты выступления) об этом в интервью Радио Свобода сообщили сами Эдуард Лимонов и Борис Немцов.

- Это еще лишний раз доказывает подлость и гнусность действующих у нас властей, – заявил Эдуард Лимонов. – Это такая провокаторская операция, недостойная высших должностных лиц в государстве.

– Что вам известно о реакции Бориса Немцова и других представителей российской оппозиции?

– Я был первым, кто эту историю раскопал, разнюхал. Мне известно, что Борис Ефимович от подобной сделки отказался – за что ему огромное спасибо, жму ему руку. Я поступил бы точно так же, если бы мне предложили нечто подобное в отношении Немцова. И Лев Пономарев отказался. В общем, они проявили себя, как следовало проявить. Это внушает новую надежду на то, что оппозиция все-таки будет выступать против этой непотребной власти – все вместе. Значит, можем, если так это было сделано.

– Будут ли правительство и власти предпринимать и в дальнейшем такие попытки расколоть оппозицию?

– Собственно говоря, эта история не заканчивается. 14 июля около пяти часов вечера Людмилу Михайловну Алексееву привезли на автомобиле – из пансионата, в эту жару – в мэрию, к вице-мэру Виноградову. Сам вице-мэр Виноградов, собственно, ничего из себя не представляет. Я когда-то был у него на приеме: он просто передаточное звено. И вот Людмилу Михайловну пытались убедить, чтобы она подала уведомление одна, без Лимонова и Косякина – обычных заявителей митингов по 31-м числам. Людмила Михайловна меня предупредила и сказала, что, конечно, она откажется и будет настаивать на том, чтобы мы присутствовали на этой встрече. Я подъехал и был в машине на одной из улиц рядом с мэрией. Видимо, ей не удалось, так сказать, убедить Виноградова. Но после этого мы встречались с одним посредником у него в офисе. От имени администрации меня и Константина Косякина убеждали – просто во имя, так сказать, проведения митинга – отказаться от подписания уведомления, чтобы наших фамилий там не было. Это тоже произвело на меня очень гнусное впечатление. Я, конечно, как все мы, никакой любви к власть имущим не испытываю, но то, что я вчера претерпел в течение часа… Конечно, я мог уйти, но у меня все-таки интерес перевешивал всю эту мерзость. Решение было принято нами единогласно – мною, Людмилой Михайловной и Косякиным: отказаться от всех этих гнусных предложений. То есть они хотят вытолкать меня из политики всеми правдами и неправдами. Вот чего они, собственно, добиваются.

– На самом деле, столичные власти тут не при чем, все решает Кремль, – уверен сопредседатель движения "Солидарность" Борис Немцов. – Я с Кремлем не общался, и у меня никаких отношений с ними нет. Тем не менее достоверные источники сообщили, что от них – то есть от Кремля – поступило предложение подать заявку на проведение митинга на Триумфальной 31-го, но в числе заявителей не должно быть Лимонова. Я считаю, что это провокация, направленная на раскол оппозиции. Кроме того, чисто по-человечески это очень неприлично, непристойно. Поэтому мы от этого предложения, естественно, отказались. Лимонов стоял у истоков этого движения. Сейчас оно ему не принадлежит; тем не менее он один из тех, кто все это начинал. И вот так гнусно становиться штрейкбрехером – это, я считаю, неправильно совершенно. Это не в моих правилах. Поэтому мы этого делать не будем. 31-го мы, конечно, будем участвовать в мероприятиях, как обычно, в защиту 31-й статьи конституции.

Власти демонстрируют крайнюю трусость и презрение к закону, запрещая акции на Триумфальной; но это их проблемы. Они, очевидно, боятся, раз они начали вносить подобного рода предложения. Боятся, во-первых, того, что акция вышла далеко за пределы Москвы – она проходит и в Питере, и во Владимире, и сейчас в Сибири, и за границей проходит – в европейских городах. То есть акция охватила огромную территорию. И кроме того, сочувствующих оппозиции, сторонников оппозиции становится все больше и больше. Это, конечно, очень сильно напрягает власти и заставляет их вносить всякие предложения. К сожалению, пока предложение звучит очень гнусно: пошлите к чертовой матери Лимонова, и тогда мы вам все разрешим. На такие гнусности мы не способны.

Мне кажется, что эта глупая запретительная позиция начинает задевать, в конце концов, даже людей, стоящих далеко от политики. В акциях по 31-м числам принимают участие не только активисты оппозиционных движений, но и огромное количество просто нормальных людей – которые понимают, что что-то не в порядке, что-то не так вообще происходит. И чем больше будут упрямиться Путин и Сурков, тем больше таких людей будут принимать участие в нашей акции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG