Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Если набрать в поиске в интернете Калмыкию и Кирсана Илюмжинова, то новостей об Илюмжинове будет больше, чем новостей из Калмыкии, а те, что появятся в поиске, все равно большей частью о Кирсане Илюмжинове. Калмыкия – один из самых бедных регионов России. О том, почему так сложилось, в сегодняшней беседе размышляют доктор географических наук, автор проекта "Социальный атлас российских регионов" Наталья Зубаревич и журналист Евгений Титов. Цикл бесед "Российские регионы" ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Я хочу говорить в этой части разговора только об экономике и социальной сфере. 17 лет Илюмжинова – это благо или беда для Калмыкии, Наталья Васильевна?

Наталья Зубаревич: На мой взгляд, чем дальше, тем все больше это беда. Это острейшая проблема. Неадекватность, даже не просто низкое качество, а неадекватность власти. Потому что республика бедная, в ней немножко добывается нефть, но Калмыкия к этому не имеет отношения - это ЛУКОЙЛ. Основная часть сельского хозяйства в тени, никто не знает, каково поголовье стада, и овец, прежде всего. Потому что чабаны живут за счет того, что в стаде половина свои половина казенных, что называется. Остальная экономика бюджетная. И все это никоим образом за прошедшие годы не улучшалось. Все, что улучшалось, происходило за счет увеличения федеральных трансфертов. У Калмыкии чудовищно высокий уровень безработицы – 25%. В Калмыкии не сокращается уровень бедности, почти 30%. Это простой больной человек по-настоящему. Понятно, что в регионе без особых ресурсов, в регионе с очень высокой долей сельского населения довольно сложно проводить модернизацию. Но в Калмыкии это чудовищно усугублено неадекватностью власти. И поэтому образованные, более подготовленные люди очень плохо там уживаются, человеческий капитал уходит. Если в 90 годы в основном уезжали русские и отток был значительный, то в 2000 годы продолжается минусовая миграция, то есть отъезд гораздо больше, чем приезд, и начинают уезжать свои. То есть ощущение тонущего уже не корабля, а лодочки, у которой пробито днище, рулевой лежит и смотрит в астрал. Все это очень грустно.

Игорь Яковенко: Евгений Сергеевич, все-таки Кирсан Илюмжинов, давайте оставим российскому телевидению его эксклюзивные контакты с пришельцами, посещение тарелочек, его борьбу на шахматном поле с тремя сразу чемпионами мира - с Каспаровым, Карповым и Корчным. Илюмжинов и Калмыкия, есть ли в Калмыкии еще кто-то кроме Илюмжинова? Точно была Лариса Юдина, ее убили. А вот сейчас кто-то есть? Есть элиты, есть народ? Их нет или это у нас такое плохое зрение, мы их не видим?

Евгений Титов: Мне кажется, они есть, но не в такой степени, чтобы они были заметными. Те же национальные диаспоры, безусловно, они играют немаловажную роль, наиболее крупные диаспоры дагестанская, чеченская. Но та же чеченская диаспора поддерживает Илюмжинова в первую очередь. Потому что ее представители переселились в республику относительно недавно, то есть соответственно у них нет уверенности, присущей коренным жителям, и потому они держатся за хорошие отношения с Кирсаном Николаевичем. Допустим, представители дагестанской диаспоры, они живут лет по 30, они чувствуют более уверенными и, тем не менее, когда ее представитель идет в Белый дом, в здание правительства – это в порядке вещей. То есть в этом смысле здесь какого-то противостояния или состязательности ноль.
Человеком, который пытался противостоять Кирсану Илюмжинову, был Радий Бурулов мэр Элисты, теперь уже бывший мэр. Сценарий был привычный для современной России, уголовное дело против мэра. Недавно ему зачитали приговор - четыре года условно за незаконную предпринимательскую деятельность, злоупотребления полномочиями и так далее. Сейчас приговор обжалуется, но тем не менее, Радий Бурулов больше не игрок. Пожалуй, единственный, кто сегодня может ощутимо противостоять Кирсану Илюмжинову – это Александр Леджинов, глава московского землячества калмыков. По меркам Калмыкии это сила немалая, более 50 тысяч человек в Москве. Он был в оппозиции с самого начала правления Кирсану Илюмжинову. Если мы вспомним 94 год, он пытался создать оппозиционную народную партию Калмыкии, которую официальные органы не зарегистрировали. Тем не менее, сегодня именно Александра Леджинова называют наиболее вероятным кандидатом на должность главы Калмыкии. Потому что мы должны учесть, что положение самого Кирсана Илюмжинова выглядит достаточно шатким. Он уже досиживает четвертый по счету президентский срок, полномочия в октябре истекают. Мы знаем позицию российского президента Медведева, согласно которой больше трех сроков руководители регионов не должны сидеть, во-первых. Во-вторых, Илюмжинов как президент Международной шахматной федерации тоже будет переизбираться. То есть его положение шаткое. И Александр Леджинов называется в числе наиболее вероятных претендентов на эту должность.
Я бы хотел заметить, что миф, который культивирует Илюмжинов много лет, он сегодня оказался несостоятельным. То есть миф о том, что Калмыкия стоит на пороге грандиозных проектов. Наталья сказала, чабанов упомянула, одним из этих проектов было то, чтобы дать каждому из чабанов по спутниковому телефону. Или другие проекты – строительство космодрома, филиал монастыря Шао-Линь, перенос мавзолея Ленина в Элисту, завод по производству двигателей "Боинга" и здесь можно перечислять. За 17 лет его правления эти проекты не осуществились. И вот этот миф свершения чего-то великого в Калмыкии сегодня исчерпал свой ресурс. Потому из грозного правителя Илюмжинов сегодня превратился в смешного. Поэтому, я думаю, что шансы на его переизбрание есть. И вообще дальнейшая его политическая судьба важный индикатор того, что вообще будет происходить в ближайшие годы с региональными главами. Либо слова Медведева о том, что региональные лидеры засиживаться не должны, они действительно чего-то стоят, либо Илюмжинов будет управлять Калмыкией пятый срок подряд, третьего не дано, как говорится.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, известно особое отношение Илюмжинова с московскими властями, в частности, с Юрием Лужковым. Насколько со стороны Москвы присутствует элемент такого освоения Калмыкии, насколько вообще этот фактор силен в общей ситуации Калмыкии, имеет сколько-нибудь заметный удельный вес и влияние на калмыцкую ситуацию?

Наталья Зубаревич: В прошлом господин Батурин присутствовал и его люди, но как вы знаете, господин Батурин исключен из семьи Лужкова, и поэтому там влияния не осталось. Там другое. Я не могу понять, честно, как при том вопиющем состоянии бюджетного управления Илюмжинов постоянно делается Южного федерального округа единого в пике за то, что у него гигантский перерасход бюджетных средств, у него очень высоко избыточная численность занятых в бюджетном секторе, он не оптимизирует свои затраты. То, что он потратил деньги, вот эта зона экономическая, которая существовала до 2004 года на строительство своего Сити. То есть прегрешений такое количество, что любой другой губернатор слетел бы давно. Думаю, дело не в Лужкове, думаю, дело в том, что при всех этих абсолютно неэффективных, шокирующих, эпатирующих методах управления Илюмжинов обеспечивает нужное голосование. Поэтому я, честно говоря, глубоко не уверена, что его осенью снимут, я очень на это надеюсь. Но после того, как остался 20 лет сидевший Полежаев в Омской области, после того, как остался Курган и после того, как переназначили Дарькина, знаете, у меня как-то оптимизм невелик. Не знаю. Это будет определяться неадекватной оценкой очень плохого управления Калмыкией со стороны Илюмжинова, на мой взгляд, это будет определяться какими-то внутрикремлевскими раскладами.

Игорь Яковенко: Евгений Сергеевич, когда вы говорили о Калмыкии, то вы прежде всего говорили о диаспорах. Но все-таки диаспоры при всем ее значении, понятно, что северокавказские диаспоры более активны, они везде активны, просто народ более активный, более жизнеспособный. Но само калмыцкое общество, калмыки, в каком сейчас состоянии? Есть ли какие-то внутренние лидеры или только внешние варяги могут выручить этот субъект федерации?

Евгений Титов: Лично я внутренних лидеров там не наблюдал, к сожалению. Если сравнить Калмыкию с другими регионами ЮФО, Краснодарским краем, Ростовской областью, я имею в виду прессу, там, конечно, присутствует определенный процесс независимой прессы, та же "Советская Калмыкия", мы сегодня говорили о Ларисе Юдиной убитой. Эта газета выходит 5-тысчным тиражом, что для небольшой Элисты достаточно неплохо. Но собственно гражданских лидеров ярких наблюдать не приходится. То же самое с бизнесом происходит. То есть ситуация та же, что и к Путина с олигархами. То есть при этом режиме вы обогащались и обогащаетесь, я вам помогал, я знаю, какими методами это сделано, поэтому все подо мной. То есть в бизнесе тоже заметных людей нет. Единственное, младший брат Илюмжинова наиболее заметная фигура в бизнесе, но понятно, что это его повторение, это его продолжение. К сожалению, я вас здесь ничем обрадовать не могу.
Допустим, в бизнесе тот же клан Кичиковых, тоже очень богатые люди в республике, но тоже, посмотрите, Игорь Кичиков до недавних пор был министром здравоохранения республиканским, то есть с ним связывают республиканскую сеть аптек под названием "Астарат", это масштабные поставки медоборудования, лекарственных средств. Этим, конечно, не он сам занимается, этим супруга занимается. Еще человек из этого клана Олег Кичиков, он тоже считается очень богатым человеком, сейчас он стал председателем правительства республики. То есть вы сами понимаете, на что похож местный бизнес.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG