Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евросоюз проводит стресс-тесты своих банков - через год после США



Ирина Лагунина: Европейский союз организует так называемые "стресс-тесты" для более 90 банков, на долю которых в целом приходится 2/3 активов всей европейской банковской системы.
Как и год назад в Соединенных Штатах, где были проведены такие же тесты, руководители Евросоюза намерены получить представление о том, способны ли в принципе крупнейшие банки Европы пережить резкое ухудшение экономической ситуации без помощи своих государств. Однако ответы на свои главные вопросы о состоянии европейских банков финансовые рынки могут и не получить.
Об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... В перечень для стресс-тестов сначала включили 26 европейских банков, но две недели назад его расширили до 91-го. В том числе 27 банков Испании, 14 – в Германии, 6 – в Греции. В целом на долю 91 банка приходится 65% всех банковских активов Европейского союза. Первые результаты тестов планируется опубликовать уже к концу будущей недели.
Что именно можно считать главной задачей тестов: просто выявить, каким именно европейским банкам необходим дополнительный капитал – для большей устойчивости? Или, например, представить реальные объемы "проблемных" активов европейских банков, связанных, в первую очередь, с их владениями гособлигациями таких стран как Греция, Италия, Испания, Португалия или Ирландия? То, что прежде всего и беспокоит сегодня финансовые рынки? Из Мюнхена – президент Баварского финансового центра профессор Вольфганг Герке:

Вольфганг Герке: Прежде всего, стресс-тест должен выявить, способен ли тот или иной банк выжить, в случае кризиса, без помощи извне. При этом могут моделироваться и самые экстремальные ситуации.
Мы уже видели немало случаев, когда становилось абсолютно очевидно, что без государственной помощи многие банки в Европе не имели никаких шансов уцелеть. Во избежание повторения прошлых ошибок и проводятся эти стресс-тесты.
Безусловно, сами объемы владения гособлигациями перечисленных вами стран играют значительную роль. И без реальной их оценки европейские банки рискуют впасть в ситуацию самообмана. На первый взгляд может показаться, что банки обладают вполне достаточным капиталом, но ему - грош цена, если большая часть активов этого банка считается "проблемной".
Другое дело, что правдивая информация о финансовом состоянии того или иного банка, а также о гособлигациях других стран, которыми он владеет, может оказаться весьма нелицеприятной. Поэтому, на мой взгляд, при обнародовании результатов стресс-тестов лучше отказаться от полной их "прозрачности" и часть информации предоставить лишь соответствующим контролирующим органам. И уже они, в свою очередь, должны рекомендовать банкам, не выдержавшим стресс-тесты, заняться выполнением, так сказать, "домашнего задания".

Сергей Сенинский: В Соединенных Штатах такие стресс-тесты были проведены весной 2009 года, а их результаты представили в начале мая.
Тесты затронули 19 крупнейших банков США, на долю которых, так же как и теперь в Европе, приходилось 2/3 активов всей банковской системы.
В кругах инвесторов проведение стресс-тестов ведущих банков США считается довольно успешным: они показали, что лишь 10 из 19 банков была необходима докапитализация, причем на суммы, которые для них не представляли никаких проблем... Поэтому уже вскоре на финансовых рынках акции банков начали стремительно дорожать...
Из Калифорнии – научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета профессор Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: Эти стресс-тесты были успешными, и европейские стресс-тесты будут успешными... По той простой причине, что по своей природе, по своему замыслу, по своей цели они не могли не быть успешными.
Эти стресс-тесты проводятся не для того, чтобы установить действительное положение банков. Действительное положение банков Центральный банк может установить легко, просто затребовав их балансы. И, если Центральный банк захочет, он может получать их каждую неделю или каждый месяц.
Стресс-тесты устраиваются для того, чтобы убедить рынок, убедить публику, убедить всю банковскую систему в том, что все в порядке. При этом, для достоверности, оказывается, что небольшое количество банков действительно нуждаются в дополнительном капитале. В Соединенных Штатах это всего оказалось на 75 миллиардов долларов, которые банки легко собрали, продав свои акции.
Но до этих стрес-тестов Федеральная резервная система "накачала" столько денег в банковскую систему, что уже не могло оказаться, чтобы банки, в которых сосредоточено две трети активов всей банковской системы, не могли бы выйти из этого теста победителями...

Сергей Сенинский: В США в программы стресс-тестов 19 крупнейших банков страны, проведенных весной прошлого года, закладывались прогнозы резкого ухудшения трех макроэкономических показателей – общего объема экономики, безработицы и уровня цен на недвижимость.
В Европе, насколько известно, в программы тестов закладывается лишь возможное снижение темпов роста ВВП - на 3 процентных пункта относительно реальных прогнозов самого ЕС на 2010 и 2011 годы. На ваш взгляд, будет ли достаточно лишь одного этого параметра, чтобы выявить устойчивость европейских банков? Вольфганг Герке, президент Баварского финансового центра, Мюнхен:

Вольфганг Герке: Нет, этого явно недостаточно, чтобы выявить реальную устойчивость европейских банков. Тем более, что требуют особого внимания банки тех стран, которые нарушают заложенные еще в Маастрихтском договоре основные критерии пакта общеевропейской финансовой стабильности.
Но, честно говоря, я сомневаюсь, что в Европе эти тесты будут проведены со всей необходимой жесткой последовательностью. Не исключено, что их могут организовать таким образом, чтобы просто никого не обидеть. Но тогда - грош им цена! В таком случае эти тесты станут лишь своеобразной успокоительной пилюлей для того, чтобы иметь возможность заявить финансовым рынкам: видите, положение европейских банков гораздо лучше, чем предполагалось...

Сергей Сенинский: В самих Соединенных Штатах почему именно эти три параметра – сокращение объемов ВВП, резкий рост безработицы и падение цен на недвижимость – были выбраны для проведения стресс-тестов 19 крупнейших банков страны? Михаил Бернштам, Гуверовский центр Стэнфордского университета, Калифорния:

Михаил Бернштам: В условиях нынешнего финансового кризиса именно эти три показателя оказываются самыми важными.
Если падает экономический рост, значит, предприятия теряют деньги. Следовательно, они не могут вовремя возвращать свои кредиты, платить проценты по ним. Значит, активы банков оказываются в опасности.
Теперь посмотрим на пассивы. Очень многие предприятия держат деньги в банках, и эти деньги банки используют для того, чтобы давать кредиты другим предприятиям. Сейчас в Соединенных Штатах предприятия держат на своих депозитах в банках более 1,5 триллиона долларов. И вот представим, что экономический рост падает и предприятия вынуждены идти в банк снимать деньги - чтобы платить заработную плату и покрывать другие текущие расходы.
С безработицей – понятно: население держит свои деньги на депозитах в банках. И, если люди теряют работу, пособия по безработице недостаточно, они идут в банк и снимают деньги - просто для того, чтобы выжить. Кроме того, население платит банкам проценты за ипотеку. И если люди теряют работу, они оказываются в трудном положении: они не могут платить проценты по ипотечному долгу банкам за свои дома и квартиры, и банки должны списывать часть этой ипотеки. Таким образом, они вновь теряют активы.
Наконец, падение цен на жилье. Людам, которые уже не могут расплачиваться с банками по ипотечным кредитам, проходится продавать купленное жилье. Но если цены упадут, они получат за свой дом меньше, чем ранее одолжили у банка. А такое было...

Сергей Сенинский: Среди тех европейских банков, которым, по большинству прогнозов относительно результатов нынешних стресс-тестов, в первую очередь и может потребоваться дополнительный капитал, называют не только, например, сберегательные банки Испании, но и немецкие Postbank, почти на четверть контролируемый государством, и всю систему Landesbanken, то есть земельных банков Германии, контролируемых региональными и местными властями. Как они оказались в таком положении? Из Мюнхена – президент Баварского финансового центра профессор Вольфганг Герке:

Вольфганг Герке: Landesbanken воспользовались тем, что все их операции фактически покрывались гарантиями местных, региональных или федеральных властей. Они смогли тогда на очень выгодных для себя условиях получить от этих властей огромные займы. Их объемы были столь велики, что в традиционном бизнесе этих банков их просто невозможно было разместить. И, естественно, руководители земельных банков стали искать новое поприще, где этот капитал можно было бы задействовать с максимальной выгодой. Так Landesbanken и оказались на американском рынке недвижимости, риски на котором стремительно нарастали.
Postbank также стремился занять более значительное место на финансовом рынке, выйти из тени других, более крупных игроков. Открывшиеся вдруг новые возможности, хотя и рискованные, вскружили тогда голову многим. Погоня за легкими деньгами, и, как следствие, - фиаско, но с еще худшими результатами, стали уделом и гораздо более крупных немецких банков – HypoRealEstate, а также IKB ...

Сергей Сенинский: К чему в целом сводится опыт стресс-тестов банков? К тому, что их следует проводить периодически? Или что более эффективно принять новые международные правила банковского регулирования – например, в части норм соотношения собственного капитала того или иного банка и заемного?
Профессор Михаил Бернштам, Гуверовский центр Стэнфордского университета, США:

Михаил Бернштам: Дело в том, что стресс-тесты не могут решить проблему. Они только латают дыры, повышают доверие на рынке, заставляют несколько банков увеличить свой капитал. Но для того, чтобы предупредить кризис, нужны долгосрочные, простые правила, которые никто бы не мог обойти.
Например, правило, о котором сегодня так много говорится, чтобы общие активы банков не превышали их собственный капитал более чем в 10-12 раз. А не в 25-30 раз, как это было еще несколько лет назад и в Европе, и в Соединенных Штатах.
Речь идет об очень простом правиле. И лучше всего это делать на уровне не международных правил, так как они являются рекомендациями, а на основе национальных законов, национальных регуляций и постановлений центрального банка - скажем, в еврозоне или в законах Соединенных Штатов.
Вспомним, в США только что принят законопроект о реформе финансовой системы. В нем - 2300 страниц, но этого правила – нет!.. Речь идет о том, что в принципе в условиях кризиса федеральные власти могут заставить банки уменьшить соотношение их активов к собственному капиталу, увеличить капитал. Но простого правила, которое легко проверить, нет в этом сложнейшем законопроекте. Причина очень проста: банки этого не хотят.
В принципе в экономической науке считается, что особенно в финансовой политике работают именно простые, недвусмысленные правила, а не всевозможные административные действия. Ведь любые текущие административные действия можно обойти, можно найти лазейки. Тогда как правила, которые легко проверяемы, дают возможность регулирующим органам следить за здоровьем финансовой системы.

Сергей Сенинский: Министры финансов стран Европейского союза на очередной встрече, состоявшейся на этой неделе, вновь подтвердили, что первые результаты стресс-тестов 91 европейского банка будут представлены и опубликованы к 23 июля...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG