Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Виталий Портников – об отставке Муртазы Рахимова и судьбе "тяжеловесов"


Бывший президент Башкортостана Муртаза Рахимов (слева) и бывший президент Татарстана Минтимер Шаймиев (справа)

Бывший президент Башкортостана Муртаза Рахимов (слева) и бывший президент Татарстана Минтимер Шаймиев (справа)

В понедельник, 19 июля состоится внеочередная сессия Курултая, парламента Башкирии. Ожидается, что на ней будет утвержден новый глава Башкирии, который сменит ушедшего в отставку Муртазу Рахимова.

Партия "Единая Россия" в пятницу 16 июля внесла президенту Дмитрию Медведеву предложения о кандидатах на пост главы Башкирии. Их несколько: член Совета Федерации Рудик Искужин, глава администрации городского округа Уфы Павел Качкаев, председатель Национального банка Башкортостана Рустэм Марданов, а также временно исполняющего обязанности президента Башкирии Рустэма Хамитова.

Напомним, президент России Дмитрий Медведев в четверг, 15 июля подписал указ "О досрочном прекращении полномочий президента Республики Башкортостан". Согласно тексту указа, в отставку президент Башкирии ушел по собственному желанию. Это событие комментирует обозреватель Радио Свобода Виталий Портников:

– Досрочная отставка президента Башкирии Муртазы Рахимова стала, возможно, одним из главных событий российского летнего политического сезона, а может быть, и его главным итогом, наряду с другой досрочной отставкой – отставкой президента Татарстана Минтимера Шаймиева.

Поволжских тяжеловесов, которые долгие десятилетия определяли не только экономические, но и политические процессы в своем регионе, да и во всей России, больше нет. На смену им приходят люди, которые в гораздо больше степени похожи на обычных региональных руководителей – губернаторов, а не президентов. Кто-то видит в этом начало новой эпохи. Эпохи, когда центр будет контролировать практически все российские регионы. Когда указания Уфе и Казани будут отдаваться из Москвы, не считаясь с тем, что в столицах российских республик они могут быть не так поняты, не так интерпретированы или, попросту говоря, не исполнены.

Но возникает другой, не менее важный вопрос: неужели Минтимер Шаймиев и Муртаза Рахимов появились сами по себе? Ведь стоит напомнить, что в Советском Союзе мало кто знал фамилии первых секретарей татарского или башкирского обкомов КПСС. Это были обыкновенные региональные руководители. Как все. И только тогда, когда стало ясно, что началась конкуренция между союзным и российским центрами власти, что российский центр практически теряет реальный контроль над регионами, тогда и оказалось: регионам нужны не только хозяйственники, но и политические деятели, способные на равных конкурировать с политическими деятелями центра.

Теперь ситуация как будто изменилась. Но можно ли утверждать, что российский центр на самом деле контролирует регионы? Что мы не сталкиваемся с ситуацией, когда региональная элита живет собственной жизнью, лишь изредка напоминая центру о своем существовании – согласием с теми или иными его пожеланиями, прежде всего экономическими, а затем уже политическими? И кто даст гарантию, что, если стабильность российского государства, столь тщательно отлакированная под телевидение, не сменится новыми проблемами во взаимоотношениях центра и регионов, это не приведет к появлению новых шаймиевых и рахимовых? Ведь уже ясно, что Поволжский регион может давать руководителей такого масштаба, а это достаточно серьезная заявка на будущее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG