Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рейтинг Барака Обамы и прогнозы выборов в Конгресс США


Ирина Лагунина: В США подходит к концу политический сезон. Его итоги всерьез тревожат лидеров Демократической партии, которой осенью предстоит отстаивать свое право контролировать Конгресс. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов:
Главная новость последних дней – рекордное падение рейтинга президента Обамы. Как показывают опросы, американцы недовольны его экономической политикой, продолжающейся войной в Афганистане, они не чувствуют себя в большей безопасности, чем тогда, когда голосовали за курс перемен. Между тем в ноябре предстоят выборы в Конгресс: в полном составе переизбирается нижняя палата и треть Сената. Все без исключения аналитики предсказывают, что на этих выборах демократы неизбежно понесут потери, их присутствие в Конгрессе сократится. Вопрос лишь в том, потеряют ли они контроль над одной из палат или же над обеими. В этом случае реформаторская программа президента столкнется с труднопреодолимыми препятствиями. На выборах 2008 года демократы одержали убедительную победу во многом благодаря популярности президента, который сыграл для них роль локомотива. Но сегодня локомотив начинает выдыхаться. Впереди летние каникулы, когда члены Конгресса разъезжаются по своим округам и встречаются с избирателями. Оппозиция традиционно использует август года выборов для мобилизации своего электората. По этой причине президент уже начал предвыборные поездки по стране, а его ближайшие советники пришли в студии крупнейших политических ток-шоу.
Гостем последней программы «На этой неделе» телекомпании ABC стал старший советник президента по политическим вопросам Дэвид Аксельрод, которому для начала пришлось выслушать сообщение ведущего Джейка Теппера о неутешительных для Белого Дома итогах последних опросов.

Дэвид Аксельрод: Ну, прежде всего, существуют разные наборы цифр. Это один набор, а есть и другие. Но, послушайте, по-моему, я вам это уже говорил. Когда в середине 2008 года я участвовал в совещании президента с его экономическими советниками, и они рассказали нам, что такое спад, в котором мы оказались в тот момент, я сказал ему: «Имейте в виду, ваш рейтинг пострадает, у нас будут нелегкие выборы, потому что наступают трудные времена для страны».
Наша работа, тем не менее, состоит не в том, чтобы, заботиться о рейтинге. Наша работа – заботиться о том, как вернуть людям рабочие места, как вести страну вперед, и если мы справимся с этой работой, то все остальное приложится. И не забывайте: до президентских выборов еще целая вечность. Выборы – это все же только выбор. Это не референдум. На другой половине избирательного бюллетеня в ноябре будет партия, у которой есть экономическая теория, эта теория прошла проверку реальностью и привела к катастрофе. Мы потеряли три миллиона рабочих мест за вторую половину 2008 года. Финансовый рынок едва не рухнул. Они обратили бюджетный профицит в 237 миллиардов долларов, который оставил после себя Билл Клинтон, в дефицит в один триллион 300 миллиардов. Они проводят ту же политику сегодня. Так что люди должны решить, хотят ли они идти вперед или вернуться в прошлое.

Джейк Теппер: Вы же толковый малый, вы понимаете, чтó стоит за этими цифрами помимо того факта, что мы переживаем экономические трудности. У белых избирателей особенно заметен скептицизм относительно способности правительства действовать эффективно. Это прямая противоположность главной идее избирательной кампании президента Обамы, который говорил о компетентном, активном правительстве. Вы полагаете, что переоценили свою способность убедить общество в том, что правительство может быть эффективным?

Дэвид Аксельрод: Когда вы управляете страной в очень трудное для экономики время, - худшее со времен Великой Депрессии - люди будут недовольны вами, и они имеют право на недовольство. Мы переживаем трудные времена. Так что ничего неожиданного здесь нет. И лучшее, что мы можем сделать, - это принимать верные решения во имя страны, и именно это президент и намерен делать.


Владимир Абаринов: В студии NBC News на вопросы ведущего Дэвида Грегори отвечал пресс-секретарь Белого Дома Роберт Гиббс. Разговор начался с продолжающейся экологической катастрофы в Мексиканском заливе.

Дэвид Грегори: Этот развивающийся сюжет – конечно, один из тех, за которым вы пристально следите. Президент сказал стране, что к концу июня разлив нефти будет остановлен. То, что происходит сегодня, - повод для вашей озабоченности или вашего оптимизма?

Роберт Гиббс: Сейчас наступил критический момент в усилиях по сдерживанию разлива. Герметизирующая пробка удвоит наши возможности. Параллельно задействована другая технология – баржа Helix Producer способна собрать 25 тысяч баррелей нефти в сутки. График работ сдвинулся из-за урагана и плохих погодных условий в заливе, они усложнили задачу. Но поймите, мы собираем 25 тысяч баррелей в сутки. Когда заработает все остальное – герметизирующая пробка, Helix, платформа Q4000, которая сжигает нефть, пока мы тут беседуем, - мы будем собирать от 60 до 80 тысяч баррелей нефти в сутки. Герметизирующая пробка поможет и на следующем этапе, когда будет закончено бурение аварийной скважины – она будет заталкивать в них по скважине грязь и цемент и заблокирует утечку через основную скважину раз и навсегда.

Дэвид Грегори: Позвольте мне обратиться к политике. В известном смысле у нас наступил октябрь посреди июля – президент начал на этой неделе предвыборную кампанию. Он попытался очертить круг вопросов для осенних дебатов. В четверг он был в Канзас-Сити, штат Миссури, и вот что он там сказал.

Барак Обама: В ноябре вы окажетесь перед выбором, и я хочу, чтобы каждый ясно представлял себе, в чем заключается этот выбор. Это выбор между политикой, которая втянула нас в это безобразие, и политикой, которая вытаскивает нас из него.

Дэвид Грегори: Политика, которая вытаскивает нас из безобразия – такая, стало быть, заявка. На этом демократы построят свою избирательную агитацию. Но вот каковы настроения в обществе. Президентский рейтинг перевернулся вверх ногами. Согласно нашему самому свежему опросу, действия президента одобряет 45 процентов избирателей, не одобряет - 48. Идет ли страна верным путем? В этом отношении настроение довольно кислое: 62 процента считает, что мы на ложном пути. Так что вопреки тому, что говорит президент, публика, кажется, занимает иную позицию.

Роберт Гиббс: Дэвид, я не думаю, что стоит удивляться тому, что американцы удручены после того, как они потеряли восемь с половиной миллионов рабочих мест. Но это именно тот довод, которым пользуется президент. Поймите, только за последние шесть месяцев 2008 года наша экономика лишилась трех миллионов рабочих мест. За первые шесть месяцев 2010 года создано 600 тысяч рабочих мест в частном секторе. Позиция, которую президент будет отстаивать этой осенью, звучит так: вы хотите вернуться вспять, в экономику, которая довела нас до этого безобразия, в крупнейшее финансовое бедствие после Великой Депрессии, которое превратило рекордные излишки бюджета в рекордный дефицит? Или вы хотите и дальше идти путем, на который нас наставил президент, путем, на котором мы начали создавать рабочие места?

Владимир Абаринов: Похоже, ответы обоих советников написаны под копирку и заучены наизусть – ведь угадать вопросы было нетрудно. И тот, и другой гость ссылаются на порочную политику прежнего руководства. Дэвид Аксельрод.

Джейк Теппер: Как вы думаете, почему семеро из 10 американцев не считает, что программа стимулирования экономики возымела положительный эффект?

Дэвид Аксельрод: Потому что все еще выходим из очень глубокого спада. Не забывайте, потребовались годы, чтобы выбраться из ямы, в которой мы оказались, и президент с самого начала говорит со всей определенностью, что нам нужно время, чтобы выкарабкаться.

Джейк Теппер: Вы потратили более 400 миллиардов. Любой экономист согласится, что уровень безработицы был бы выше, если бы не закон об экономических стимулах.

Дэвид Аксельрод: Конечно.

Джейк Теппер: Но американцы этому не верят.

Дэвид Аксельрод: Но, Джейк, мы по-прежнему переживаем очень трудный для экономики период. Тот факт, что сейчас дела обстоят намного лучше, чем тогда, когда мы пришли к власти, не означает, что сейчас все хорошо. И мы так не считаем. Мы решаем задачу стимулирования экономики и собираемся выдвигать новые инициативы, и все они стоят денег.

Владимир Абаринов: И все-таки: когда для нынешней администрации придет время отвечать за собственные ошибки? Но Роберт Гиббс уверен, что никаких ошибок не было.

Дэвид Грегори: Но в какой мере мы должны по-прежнему считать нынешнее положение следствием предыдущих восьми лет? Когда вы уже начнете сами отвечать за то, что пытались сделать и чего достигли?

Роберт Гиббс: Конечно, мы несем ответственность за приведение дел в порядок. Но, как сказал президент, не загоняйте автомобиль в канаву. Загнали, а теперь хотите опять получить ключи, потому что умеете водить машину? Мы же понимаем, благодаря кому мы очутились в канаве. Президенту пришлось принять много жестких решений. Автомобиль выбрался из канавы, снова встал на дорогу. Вопрос теперь в том, собираетесь ли вы отдать руль республиканцам, чтобы они опять съехали в канаву.

Владимир Абаринов: Пресс-секретарь Белого Дома призвал американцев запастись терпением.

Дэвид Грегори: Позвольте мне задать вопрос более общего характера. Я его уже задавал в риторической форме и считаю, что вам надо дать возможность ответить на него. Мы сталкиваетесь со множеством проблем: это и разлив нефти, и экономика, и война в в Афганистане. Терпит ли президент и его команда поражение или просто ожидания были чересчур завышены?

Роберт Гиббс: Это хороший вопрос. Слушайте, мы в Афганистане уже почти 10 лет. Президент, разумеется, послал туда значительное пополнение, как в начале 2009 года, так и прошлой зимой, и войска все еще продолжают прибывать. Но это всегда требует времени. Мы знали, что потребуется время. Иногда отрезок времени, необходимый для Афганистана или для финансового восстановления, не совпадает с датой выборов, и мы понимаем, что люди раздражены. Все раздражены. Да ведь и президент расстроен тем, что усилия по восстановлению не принесли более значительных плодов. Но это не мешает нам делать то, что мы считаем правильным, проводить политику, которая, как мы знаем, вернет эту страну на верную дорогу, проложит путь к экономическому росту и укрепит безопасность нашей страны.

Владимир Абаринов: Правительство Барака Обамы не собирается корректировать свою политику сообразно мнению избирателей. Оно собирается убеждать американцев в том, что иного пути у страны нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG