Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смена руководителей Карелии, Башкирии и Чувашии. Общественная инициатива - проект нового Избирательного кодекса России.


Новый президент Башкирии Рустем Хамитов

Новый президент Башкирии Рустем Хамитов


Михаил Соколов: На прошедшей неделе Кремль продемонстрировал региональным элитам – неприкасаемых в России нет. Меняются власти в трех регионах со статусом республики – Карелии, Чувашии и Башкирии.
Глава Карелии Сергей Катанандов подал в отставку еще дней 10 назад. Уход Катанандова назревал давно. Еще со времен кондпожского погрома 2006 года, когда президент Путин не мог в разгар горячих событий найти главу республики, отдыхавшего в Португалии. Добила же Катанандова череда коррупционных процессов, которые инициировало неподконтрольное ему новое руководство республиканского МВД, когда под следствие и даже под суд стали попадать один за другим министры – соратники Сергея Катанандова.
Подорвали позиции служившего губернатором Карелии с 1998 года и конфликты с тремя подряд мэрами Петрозаводска, и не лучшие отношения с полпредом Ильей Клебановым.
Катанандову дали отпраздновать 90-летие создания Карельской трудовой коммуны и получили от него заявление об уходе – до истечения срока полномочий.
Исполняющим обязанности главы республики президент Дмитрий Медведев назначил Андрея Нелидова – бывшего члена Совета федерации от Карелии, делавшего ранее свою карьеру в Ленинградской области. В качестве бизнесмена Нелидов имел интересы в Беломорско-Онежском пароходстве.
Кроме Нелидова в списке, предложенном «Единой Россией» Дмитрию Медведеву, появились: премьер-министр республики Павел Чернов и никому и никому не известный депутат Госдумы из Мордовии Виктор Кидяев. 17 июля Дмитрий Медведев предложил Законодательном собранию Карелии согласиться с кандидатурой Нелидова. О назначении нового главы Карелии я побеседовал с политологом из Петрозаводска Анатолием Цыганковым.
Анатолий, можно ли сейчас понять, почему Кремль выбрал на пост главы Карелии именно Андрея Нелидова?

Анатолий Цыганков: Если говорить об альтернативах, то, безусловно, из всех предложенных кандидатур на пост главы республики, он самый подходящий человек. Потому что предложенный глава правительства не вписывается в новую систему управления, человек из команды Катанандова, предложенный со стороны депутатов Госдумы, совершенно не знающий Карелии аналогично отпадает и остается человек, который давным-давно с Карелией связан, когда-то возглавлял карельское предприятие Беловморско-Онежское пароходство, являлся сенатором от Карелии в Совете федерации, то есть более-менее знающий ситуацию. Он самая подходящая фигура.

Михаил Соколов: Как-то Андрей Нелидов показал себя за эти годы в карельской политике?

Анатолий Цыганков: Нельзя сказать, что какое-то заметное влияние оказал. Единственный пример, где он показал умение хорошего переговорщика, можно было заметить во время выборов, когда он сумел уладить противоречия между местными политиками на выборах президента России и вписать в предвыборную кампанию противников "Единой России".

Михаил Соколов: Есть ли у Андрея Нелидова какая-то собственная команда в Карелии или в Ленинградской области, где он также работал?

Анатолий Цыганков: Насколько я информирован, какие-то конкретные персоналии, так или иначе с ним связанные, участвующие давно уже в местной политике, существуют. Говорить о команде я пока затрудняюсь. Он пока боится что-либо активно заявлять, поэтому оценивать очень сложно. У него стандартная система, что давайте пока работайте, меня утвердят, я посмотрю, как вы трудитесь, потом приму решения.

Михаил Соколов: Правительство Карелии во главе с господином Черновым будет меняться, ваш прогноз?

Анатолий Цыганков: Я полагаю, что это неизбежно, потому что ключевые фигуры должны все уйти. Имеется в виду, председатель правительства, вице-премьеры, руководители администрации. Их сохранить – означает создать внутренний конфликт тлеющего характера, долговременный.

Михаил Соколов: Что говорят в Петрозаводске, какова будет судьба прежнего руководителя Сергея Катанандова?

Анатолий Цыганков: Как ни странно, это не является предметом озабоченности общественным, об этом мало говорят. Те, кто более-менее интересуется политикой, предполагают, что ему предложат какое-либо место, связанное с представительством интересов Карелии на федеральном уровне.

Михаил Соколов: Он может представлять республику в Совете федерации?

Анатолий Цыганков: Об этом говорят прежде всего. Вроде бы он сам желает быть сенатором от Карелии. Останется он или не останется без должности? Я думаю, не останется.

Михаил Соколов: 21 июля Законодательное собрание Карелии утвердит Андрея Нелидова главой региона. Против – по идейным соображениям - могут быть только коммунисты.
Бывшему главе Карелии Сергею Катанандову пока новой должности не предложено. В отличие от четырежды президента Чувашии Николая Федорова. Лидеры "Единой России" дружно объявили о том, что его опыт будет использован в федеральных структурах.
12 июля сначала было объявлено о том, что президент Чувашии Николай Федоров сам попросил не включать его в список кандидатов от "Единой России", мол, нужные новые силы - управляет регионом 16 лет. В появившемся 13 июля списке кандидатов от "Единой России" были премьер Чувашии Нина Суслонова, зам премьер-министра, министр сельского хозяйства Чувашии Михаил Игнатьев, и главный федеральный инспектор по Чувашии аппар Руслан Тихонов.
Власти характеризуют Николая Федорова как сильного руководителя. В республике же у уходящего президента весьма противоречивая репутация.
Из Чебоксар сообщает Дмитрий Лишнев.

Дмитрий Лишнев:
Чувашия – небольшая республика с преобладанием православного чувашского населения. При этом следствием путинской "вертикали власти", реализованной в Чувашии, стала система государственного управления, целиком и полностью зависящая от политики, проводимой высшим должностным лицом республики – её президентом.
За комментариями политической ситуации я обратился к широко известному в Чувашии ученому, доктору медицинских наук, заведующему отделением Республиканской клинической больницы, депутату парламента Чувашии от "Единой России" Игорю Мадянову.
Вот – ответ Игоря Мадянова на вопрос о том, кого же следует назначить президентом Чувашии на следующий срок:

Игорь Мадянов: Я всегда за постепенное усиление элит, смену и обновление кадров. Должно быть поступательное развитие. Существует такое понятие – синдром эмоционального выгорания. Обычно этот цикл эмоционального выгорания в какой-либо деятельности идет семь лет.
Должен быть варяг с чувашскими корнями. Свежий человек обязательно должен быть.

Дмитрий Лишнев: На напрашивающийся следом вопрос, о какой же конъюнктуре ведет речь Игорь Мадянов, частично дает ответ Нина Семéдова-Полупан - человек из команды президента Чувашии Федорова, в недавнем прошлом – заместитель руководителя администрации президента Чувашии и, одновременно, начальник информационно-аналитического Управления администрации, а ныне – заведующая кафедрой Гуманитарных и естественнонаучных дисциплин Чебоксарского филиала Волго-Вятской академии государственной службы, кандидат социологических наук, доцент, действительный государственный советник Чувашской Республики 3 класса:

Нина Семедова-Полупан: На сегодняшний день я как социолог могу сказать, что реальную кандидатуру на должность президента, которая могла бы полностью заменить ныне действующего президента, в общем-то я не вижу. И вот личность, которая могла бы сохранить ситуацию социального самочувствия уверенного, стабильного развития, пока не видно.
У нас нет явных протестов, ярко выраженного протестного настроения населения. Да, есть митинги, то у нас коммунисты собираются, элдэпээровцы собираются, на агрегатном заводе была забастовка рабочих на предмет того, что не выплачена зарплата. Есть такие элементы, как и в других субъектах Российской Федерации.

Дмитрий Лишнев: Местных политиков из числа "единороссов", способных заменить Николая Федорова на политической арене Чувашии, не видно. Вот как это объясняет второй секретарь Чувашского рескома КПРФ Дмитрий Евсеев:

Дмитрий Евсеев: Все политическое поле там вытоптано и если будет кто-то назначаться, понятно, что это будет выдвиженец "Единой России". Очевидно, что этот человек абсолютно будет не способен управлять республикой просто хотя бы из-за отсутствия опыта и невысоких качеств управленца. Потому что хороший организатор и нормальный управленец в этих условиях не выживет в "Единой России", его затопчут моментально и будет выброшен из системы как опасный конкурент.

Дмитрий Лишнев: Многолетний и личный политический противник президента Чувашии Федорова, кандидат философских наук, депутат Госсовета Чувашии Игорь Моляков характеризует систему власти в Чувашии и складывающуюся политическую ситуацию следующим образом:

Игорь Моляков: За те почти 17 лет, что Федоров правит Чувашией, в республике действительно многое изменилось. Федоров оппозиционировал себя как демократ, уверял во вторую выборную кампанию, что на третий срок баллотироваться ни в коем случае не будет. Это федоровские слова: нормальному политику вполне достаточно, чтобы реализовать свои планы. И вообще с возрастом у политических долгожителей – это точно его слова – маразм крепчает. Но годы шли и как-то потихоньку все эти слова ушли, а Федоров достаточно хитро пристроился вот в эту самую пресловутую вертикаль власти, которую выстраивает здесь сначала Путин, потом поддержит Медведев.
С демократией в Чувашии Федоров разобрался окончательно, оставив лишь ее внешние атрибуты. Он сделал очень хитро, в Москве продолжали думать, что в Чувашии демократия, вот такая особенность Чувашии, а демократии в Чувашии оставалось по минимуму. Вслед за отменой выборов глав регионов на федеральном уровне в Чувашии сегодня происходит то же самое. Например, если в прошлые выборы чебоксарцы на всеобщих городских выборах выбирали мэра, то теперь эти выборы отменены, чтобы избрать мэра, главу городского самоуправления, надо избрать депутатов, а потом депутаты из своей среды выбирают мэра.
Вообще, я полагаю, что Федоров с годами понял, что политика и власть – это хороший, наверное, самый прибыльный бизнес, иначе не было бы смысла к ней так рваться. Президент Федоров выстроил на территории республики достаточно процветающий политический бизнес. По-моему, притча во языцех – это большие московские друзья Федорова, это адвокатское бюро "Клишнев и партнеры", кстати, которое Федоров учреждал в 93 году вместе с господином Клишневым. Они сегодня здесь хозяева практически на территории республики через подставные фирмы, они весьма недурно поучаствовали в приватизации крупнейших предприятий Чувашии. Всем известный скандал с приватизацией Химпрома, Чебоксарского тракторного завода, хлопчатобумажного комбината. Я уже не говорю о знаменитой фирме "Коммунальные технологии".
Когда меня обвиняли в клевете на Федорова, сидел в следственном изоляторе, со мной вместе сидели директора и собственники заводов, фирм различных. Их пытались осудить и в конечном итоге осудили. Дела были возбуждены под контролем лучшего друга, помощника Федорова. Это все были проделки министра внутренних дел Вадима Антонова. Вообще милицейская верхушка здесь очень неплохо при Федорове живет. Но я подчеркиваю – только верхушка.
А вся вина директоров в том, что они не хотели продавать за символическую плату свои предприятия тем, на кого укажут власть имущие. Вот такая конкуренция. И здесь внутри республики говорить о свободе слова практически не стоит.
Я лично участвовал в передаче, не только я, но и многие достойные люди, в том сюжете, который показывали по "России", по каналу РТР. Интернет уже сейчас полон различными материалами, которые свидетельствуют о том, что никакой свободы слова нет. Вся эта подковерная возня, вся эта секретность в последние дни особенно вокруг кандидатур претендентов на пост президента, она вполне объяснима и, мне кажется, имеет абсолютно материальный подтекст.
Федоров боится лишиться власти, ведь только власть позволяла Федорову избегать ответственности за все те коррупционные действия, которые были в Чувашии. Кто несет ответственность? Федоров. Он уйдет – будет отвечать.
Понятно, что нужно Федорову, ему нужно законсервировать ситуацию в республике, ему надо оставить кандидатуру, которая будет ему полностью подчиняться, будет покрывать полностью все его деяния. Все преданные министры останутся. В первую очередь останутся все преданные люди в министерстве внутренних дел, в прокуратуре Чувашии и так далее.
Но вопрос не в Федорове. Если президент России, соблазнившись так называемой стабильностью в Чувашии, уступит требованиям Федорова, это будет означать две вещи. Во-первых, политическая незрелость президента России, он не понимает, что происходит в регионах фактически. Ведь он таким образом поддерживает коррупцию, о борьбе с которой он так много в последнее время говорил. А во-вторых, покажет, что Кремлю нет дела до народа Чувашии, здесь спокойно, тихо и ладно. И молчаливое покорное согласие населения, именуемое стабильностью, это главная цель, которая подходит Кремлю.

Дмитрий Лишнев: В итоге консультаций, состоявшихся между представителями партии "Единая Россия" и Администрацией Президента Медведева по вопросам о назначении высших должностных лиц в Чувашии и Карелии, Борис Грызлов заявил, что на выбор Президента России для назначения на пост президента Чувашии будут предложены кандидатуры нынешнего премьер-министра Чувашии Нины Суслоновой, главного федерального инспектора по Чувашской Республике Руслана Тихонова и министра сельского хозяйства Чувашии Михаила Игнатьева. Самого же Федорова "единороссы" намерены рекомендовать для работы на федеральном уровне.
Вот что сказал по этому поводу лидер чувашского отделения партии "Патриоты России" Владислав Солдатов:

Владислав Солдатов: Что можно сказать о трех кандидатах, которые на сегодняшний день выставлены на обозрение президенту Российской Федерации – это Руслан Тихонов, Михаил Игнатьев, Нина Суслонова. Эти все три кандидатуры были выставлены и включены в список не без помощи Николая Федорова. Потому что ему сегодня было бы очень выгодно оставить после себя преемника. Такое желание, конечно, у него есть, но у него может и не получиться. Потому что есть примеры в двух регионах, потому что, мы помним, когда совет "Единой России" выдвигал кандидатуры определенные, но президент иногда разворачивал эти списки.
Конечно, в Чувашии сегодня такая ситуация складывается, и все понимают, что если президент России пойдет на поводу у президента Федорова, всем станет понятно, что сегодня президент России Дмитрий Медведев не в полной мере обладает ситуацией и не знает многих вещей, которые происходят в нашей Чувашской республике.
Если один из этих трех будет назначен, никакого продолжения борьбы с коррупцией в Чувашской республике не будет происходить, все останется на старых лицах. И те же лица, которые сегодня занимают должности в Чувашской республике, останутся на своих местах.

Дмитрий Лишнев: Таким образом, есть все основания утверждать: Николай Федоров добился поставленной цели!

Михаил Соколов: 15 июля на внеочередной сессии республиканского парламента Башкирии ждали, что 76-летний президент Башкирии Муртаза Рахимов объявит о своей отставке.
Но сам он на Заседании Госсобрания не появился. На сессии был принят закон о гарантиях бывшему главе республики: экс-президенту полагаются государственная дача, квартира, медицинское и транспортное обслуживание, охрана, спецсвязь, оплата аппарата помощников за счет бюджетных средств. За членами семьи экс-президента республики закреплено право на медобслуживание. Закон также устанавливает пенсию бывшему президенту Башкирии - более 750 000 рублей в месяц. О гарантиях неприкосновенности в законе ничего нет, И это понятно - это не может быть сферой республиканского ведения. За этим Муртаза Рахимов поехал вместо сессии к президенту Дмитрию Медведеву, объявлять об отставке и получать в качестве утешительного презента орден "За заслуги перед отечеством" 1 степени.
Заслуги таковы: 17 лет правления Рахимова регион сотрясали скандалы: коррупция, распил бюджета, фальсифицированные выборы, гонения на оппозицию были нормой. Рахимов, когда вставал вопрос о его замене, шантажировал Москву бунтом башкирских националистов, которых власти региона приручали. Но эта эпоха кончилась. Решению об уходе Рахимова предшествовал обмен любезностями между центром и башкирской элитой. На Всебашкирском курултае упрекали Москву в излишней централизации. В ответ государственные федеральные телеканалы обвинили башкирские власти в коррупции. Упоминался и сын Рахимова – Урал. Крупный бизнесмен, долгое время руководивший башкирской нефтянкой, срочно сложил с себя полномочия депутата регионального парламента и убыл в Вену. Муртаза Рахимов запросился к Владимиру Путину, сидел в приемной премьера, но аудиенции не был удостоен. Рахимова принял глава Администрации президента Сергей Нарышкин, которому и пришлось оставить заявление об уходе.
Исполняющим обязанности главы Башкирии Дмитрий Медведев назначил бывшего руководителя Росводресурсов Рустэма Хамитова, зампреда правления кампании «Русгидро», управленца, близкого к вице-премьеру Игорю Сечину.
Для проформы "Единая Россия" подала главе государства список кандидатов, среди которых был член Совета федерации Рудик Искужин, глава администрации Уфы Павел Качкаев, депутат курултая Башкирии Рустэм Марданов и Рустэм Хамитов, которого тут же и предложил Госсовету Башкирии для утверждения Дмитрий Медведев.
Внеочередная сессия Госсобрания курултая Башкирии в понедельник утвердила на посту главы Башкирии Рустэма Хамитова. За проголосовали 105 из 106 присутствовавших
на сессии депутатов, Перемены в республике я попросил прокомментировать Председатель Координационного совета объединенной оппозиции Башкирии Рамиля Бигнова.
Оппозиция долгие годы боролась за смену Муртазы Рахимова, за смещение его с должности президента, теперь главой республики стал Рустэм Хамитов. На какие перемены в республике вы рассчитываете?

Рамиль Бигнов: Слава богу, это состоялось. Политика Рахимова, которую он проводил последние 20 лет, отличалась клановостью, национальным запашком, администрированием сплошным во всем и везде.
Я хочу, честно говоря, поздравить все население республики и поздравить утвержденного, избранного президента Рустэма Хамитова.
Экономическая ситуация не такая хорошая, как все эти последние годы представлялось командой господина Рахимова. Сегодня под контролем правительства каких-либо серьезных активов не осталось. Рахимов в свое время мог командовать и дать поручения по формированию внебюджетных фондов, той же нефтянки, объемы привлечения ресурсов, использование в интересах социально-экономического развития было серьезным очень. Сегодня нефтянка ушла. Для нашего бюджета, для нашей республики это всегда была дойная корова, сегодня этой коровы нет.
Конечно, ему будет сложно, мы понимаем. Дефицит по этому году 13 миллиардов рублей и в этих условиях придется по-новому посмотреть и на малый и средний бизнес, формировать доверие населения и бизнеса к власти. И на этой почве пытаться формировать бюджет и вести дальнейшее социально-экономическое развитие.

Михаил Соколов: Есть ли у Рустэма Хамитова какая-то своя команда? Что можно сказать по прошлому?

Рамиль Бигнов: Рустэм Хамитов человек известный у нас в регионе. Он долгие годы работал на различных должностях как в структурах законодательной власти, так и в структурах исполнительной власти, был министром нашего регионального правительства. Суть вопросов он знает лично сам. Самое главное, он еще поработал в федеральных органах власти, знает, как выстраивать отношения с федеральной властью.
С согласования его кандидатуры, насколько мы знаем, прошло больше месяца, господин Хамитов сумел провести консультации для того, чтобы сформировать команду. Людей он знает, не варяг, как говорится. Назрела необходимость поменять и в правительстве и в других структурах людей не за то, что они плохие или хорошие, но за 20 лет власти Рахимова образовался клан, нужен новый подход. Мы очень надеемся, что господин Хамитов пойдет по этому пути сразу, без раскачки, назначение ключевых фигур в правительстве произойдет, мне кажется, достаточно быстро. Это самое необходимое решение с его стороны.

Михаил Соколов: Насколько влиятельной фигурой в Башкирии останется Муртаза Рахимов и, как вы говорите, его клан?

Рамиль Бигнов: Опасность такая существует, поскольку в Башкирии восточный менталитет. Те люди, которые 20 лет сумели сохранить власть вокруг Рахимова, они попытаются наверняка еще раз это дело сделать. Тем более, прошли слухи о том, что господин Рахимов хотел бы по примеру Шаймиева быть государственным советником при новом президенте. Мы, общественность, будем категорически возражать.
Сейчас по различным данным те средства от продажи ТЭК в размере двух с половиной миллиардов долларов, а эта сумма сопоставима с годовым бюджетом республики, она все-таки подконтрольна Рахимовым, и она аккумулирована в благотворительном фонде "Урал", как утверждают злые языки. Если это так, то рядом появляется игрок с очень серьезными ресурсами, который может повлиять очень серьезно на политику с тем, чтобы попытаться максимально сохранить как прежде. Это не будет совпадать с поведением нового президента, поскольку надежда населения, надежда общественности возлагаются на него, чтобы прошли быстрые перемены, чтобы тот кредит доверия, который он будет иметь в ближайшее время, чтобы он правильно этим кредитом воспользовался.

Михаил Соколов: Эпоха региональных феодалов ельцинского времени, умело вписавшихся в путинский контекст, заканчивается. На место достойных пера Салтыкова-Щедрина масштабных фигур, начинавших карьеру еще в номенклатуре ЦК КПСС, и воспользовавшихся эрой полусвободных выборов, чтобы взять в своих республиках и власть, и собственность, приходят чиновники без публичной репутации, винтики ржавеющего бюрократического механизма, способного работать лишь на коррупционной смазке.
Впереди – в августе - решение судьбы Калмыцкого хана и контактера с инопланетянами Кирсана Илюмжинова.
Пока держится как реликт на своем посту в столице и персонаж антикоррупционных докладов Бориса Немцова, известный пчеловод и изобретатель, муж самой богатой женщины России, Юрий Лужков.

Одной из наиболее интересных и перспективных политических инициатив летнего сезона стало появление проекта Избирательного кодекса, подготовленного экспертами ассоциации в защиту прав избирателей "Голос". Участвовали в этом проекте, не афишируя свое присутствие, и представители Института современного развития, где числится председателем правления президент России Дмитрий Медведев.
Среди разработчиков кодекса ведущие эксперты в области избирательного прав: один из разработчиков закона о выборах 1993 года Виктор Шейнис, политолог Александр Кынев, юристы Борис Надеждин, Андрей Бузин и Аркадий Любарев.
Презентовала кодекса руководитель "Голоса" Лилия Шибанова, рассказавшая о принципах его подготовки:

Лилия Шибанова: Было заложено главное: над проектом не может работать ни администрация президента, ни Государственная дума Российской Федерации, ни отдельные политические партии. Этот проект избирательного кодекса для избирателей, для граждан и работать над таким проектом может только независимая общественность и независимое экспертное сообщество.
Вот в рамках такой идеи, собственно говоря, шел проект два года. Вот этот проект на сегодняшний день готов.
Вторая стадия, к которой мы приступаем – это обсуждение этого документа на региональных площадках.

Михаил Соколов: Известный эксперт в области избирательного права Андрей Бузин объяснил, что заставило взяться за разработку избирательного кодекса: так антидемократическая контрреформ, которая проводилась путинским режимом с 2004 года.

Андрей Бузин: За последние 6 лет произошло резкое ухудшение российского избирательного законодательства, я бы даже сказал, катастрофическое изменение избирательного законодательства. Началось это, пожалуй, можно назвать крайнюю дату – это середина 2004 года, тогда был принят новый федеральный конституционный закон о референдуме Российской Федерации, и пошло, и пошло, и пошло.
За время работы четвертой и пятой Думы Российской Федерации было принято 38 федеральных законов, которые вносили изменение в федеральный Закон об основных гарантиях избирательных прав. Причем большинство изменений носили конъюнктурный характер. Они приспосабливали российское избирательное законодательство, во-первых, к некоей искусственно созданной партийной системе и, во-вторых, эти изменения были направлены на увеличение возможностей манипулирования выборами со стороны администрации, которая одновременно на наших выборах является и организатором, и участником выборов.
Об избирательном законодательстве говорил и президент на последнем и предпоследнем послании. В последнем послании было высказано 10 тезисов, связанных с избирательным законом.
Эти реформы носят в основном сугубо косметический характер. Это не те изменения, которые требует наше избирательное законодательство, которое к настоящему времени не удовлетворяет ни международным избирательным стандартам, ни, с моей точки зрения, конституции Российской Федерации. И говорить о том, что мы подправим что-то в открепительных удостоверениях или изменим, подправим закон в части выделения бесплатных помещений для партий – это все носит косметический характер и не затрагивает тех существенных изменений, которые произошли за последние 6 лет.

Михаил Соколов: Юрист Аркадий Любарев выделил 4 группы недостатков нынешней избирательной системы России.

Аркадий Любарев: Первое, то, что оно сложное, бессистемное и противоречивое. Пять отдельных федеральных законов, касающихся выборов, при этом нормы дублируются в нескольких законах, между нормами разных законов масса противоречий, масса нечетких формулировок, допускающих множественное толкование. Поэтому законодательство очень сложное, с ним очень трудно работать.
Вторая группа – это то, что плохо урегулировано соотношение федерального и регионального законодательства. Нет четкой регламентации, что может и что не может устанавливать региональный законодатель, из-за этого масса споров.
Третий момент: наличие норм, которые создают основу для нарушений избирательных прав граждан. В частности, это практически все, что связано с выдвижением и регистрацией кандидатов, это нормы, которые позволяют избирательным комиссиям отсеивать кандидатов по своему усмотрению, при этом не нарушая буквы закона.
Четвертое: можно говорить о конкретных нормах, которые не отвечают потребностям демократического развития страны, в частности, это завышенные заградительные барьеры, не оптимальные избирательные системы, неоправданные запреты и ограничения.
Мы не сосредотачиваемся здесь на каких-то частных изменениях, даже очень важных, а предлагаем кардинальную системную переработку всего избирательного законодательства.
Разумеется, при этом все положительное, что есть в нашем законодательстве, оно тоже есть, мы предполагаем сохранить.
Я уже говорил о неудовлетворительном состоянии раздела законодательства по выдвижению и регистрации кандидатов. Эту часть мы меняем наиболее радикально. Много предложений по возврату ранее действовавших норм и институтов. Это и возврат избирательного налога, и восстановление независимого наблюдения.
Мы предлагаем вернуть в основном нормы, действовавшие в 2002-2003 годах. Был пик совершенствования нашего законодательства, то есть это ранний путинский период, период, когда страна достаточно успешно развивалась. Но гораздо чаще предлагаем новые варианты решений. То есть мы предлагаем вернуть строку "против всех", которая позволяет избирателям более полно выразить их волю, их предпочтения.
Но при этом мы не хотим возвращения норм, которые часто приводили к срыву выборов, в том числе из-за случайных факторов. Мы предлагаем признавать выборы несостоявшимися только в том случае, если число голосов "против всех" и число недействительных бюллетеней в сумме превысит половину от числа проголосовавших избирателей. То есть у избирателей остается возможность сорвать выборы, которые проходят с нарушением их прав, но это не так просто, как было раньше, это не приводит к слишком частым срывам выборов.
Мы предлагаем снизить заградительный барьер не до 5%, как было раньше, а до 4%.
Предлагается существенно изменить порядок формирования избирательных комиссий. И конечно, предлагается изменение в порядок голосования, подсчета голосов, направленное на воспрепятствование фальсификации.

Михаил Соколов: Задача – вернуть России конкурентные выборы – Нужно преодолеть с последствия конъюнктурных политических решений сделавших современное избирательное законодательство внутренне противоречивым, уверен политолог Александр Кынев:

Александр Кынев: Законодательство превратилось в лоскутное одеяло, где множество различных позиций, норм и так далее полностью взаимно перекрывают друг друга и делают развитие свободное, нормальное ни политических партий, ни избирательных кампаний практически невозможным, если все это соблюдать досконально. Они просто парализуют друг друга по своим последствиям.
Мы исходим из того, что, во-первых, у общества и регионов должно быть право на развитие. Закон должен гарантировать справедливые правила игры, возможность гражданам свободно выдвигаться и становиться кандидатами. А государство в этом смысле должно определять лишь скорее технические правила осуществления этой конкуренции, минимально в этот процесс вмешиваясь.
При этом должны быть при определении этих правил и норм исключены те механизмы, которые являются наиболее опасными с точки зрения злоупотреблений, манипуляций, тех механизмов, которые ведут к бюрократизации партий, политической коррупции.
Смысл в том, что все механизмы, которые мы используем, независимо, о чем идет речь – о выборах по партийным спискам, выборам по мажоритарным округам, должны гарантировать, что на персональный состав депутатского корпуса в итоге оказывает влияние конкретный избиратель, а не чиновник, который составил список кандидатов в определенной последовательности и тем самым практически до дня голосования определил, кто станет депутатами. Потому что когда избиратель не виляет на порядок кандидатов в списке, формирование списка по сути превращается в назначение тех или иных кандидатов в депутаты.
Кроме того, совершенно очевидно, что в рамках гигантских разнообразий территорий, которые в России абсолютно беспрецедентны, они отличаются по структуре расселения, по транспортной инфраструктуре, по этническому, конфессиональному составу, не могут быть одинаковые системы на Чукотке, в Москве, в Дагестане, в Калининградской области. Разная плотность, разный этнический состав.
Потому что в Дагестане, например, совершенно очевидно, что одним из ключевых факторов должна быть избирательная система, которая позволяла бы обеспечивать равномерное представительство этносов. Сделать это в условиях современной системы абсолютно невозможно. Потому что в условиях мажоритарных округов, как они были в России до настоящего времени, когда избиратель может выбрать только одного из кандидатов, ведет к тому, что конкуренция среди разных этносов моментально превращается в фактор дестабилизации.
В условиях пропорциональной системы в современных российских условиях, когда заведомо при формировании списка одной из партий, выборы превращаются в референдум по тому, чтобы любым путем закрепить заранее заключенное соглашение элит и, соответственно, получаются результаты, которые, мягко выражаясь, не очень соответствуют теории здравого смысла с точки зрения того, сколько людей может приходить на избирательный участок.
Поэтому мы исходим из того, что, во-первых, все системы, которые в кодексе есть – это системы, которые создают стимулы для граждан объединяться вокруг поддержки тех или иных кандидатов и развитие партий в этом кодексе является не навязанной гражданам технологией, потому что на сегодняшний день гражданам просто говорят: хочешь баллотироваться, иди в ту или иную политическую партию. В этом смысле никакого навязывания в кодексе нет.
Здесь есть темы, которые предполагает кодекс, они предполагают то, что не декларативным путем запрещается выдвигаться самостоятельно, а создаются предпосылки, когда становится выгодным баллотироваться с теми или иными соратниками, с которыми у тебя близки взгляды.
Все системы, которые здесь вводятся, они предполагают влияние на основной состав. Начнем с Государственной думы. Мы предлагаем вариант смешенной системы, когда есть два голоса, одновременно идут выборы и по округам, и по партийным спискам. Однако итоговый состав Государственной думы является результатом взаимного влияния двух бюллетеней.
То есть раньше, когда у нас была смешенная система, мандаты делились по округам и по спискам, независимо друг от друга. По той системе, которая предлагается, партийный бюллетень определяет базовое соотношение депутатских фракций в Государственной думе независимо от того, что часть думы избирается по одномандатным округам. То есть, условно говоря, если в думе 450 депутатов, если партия получила 10% голосов, значит у нее должно быть 45 мест. Эта доля заполняется в первую очередь ее выдвиженцами в одномандатных округах, которые победили, а за счет партийного списка она получает ровно столько мест, сколько не хватает для того, чтобы заполнить ту долю, которую эта партия должна получить по партийному бюллетеню.
Таким образом, с одной стороны обеспечивается пропорция идеологического голосования и высказанных избирателями идеологических пристрастий, с другой стороны обеспечивается связь депутатов с конкретными территориями, где обеспечивается таким образом представительство территорий.
Потому что на сегодняшний день система распределения мандатов позволяет одним территориям за счет более высокой явки обкрадывать те территория, где явка была более низкой. Проигрывают города, где явка всегда ниже, чем в национальных регионах, и выигрывают наиболее авторитарные, наиболее архаичные территории, которые могут обеспечить любую явку при почти 100% голосовании за одну, известно какую политическую силу. При нынешней избирательной системе это невозможно.

Михаил Соколов: Юрист Аркадий Любарев поддержал использование "германской" избирательной системы при выборах Государственной думы.

Аркадий Любарев: То, что мы предлагаем – это избирательная система, аналогичная той, что уже полвека действует в Германии. Мы ее адаптируем к российским реалиям.
Главный принцип и главное достоинство этой системы в том, что она, несмотря на мажоритарные составляющие, обеспечивает пропорциональное представительство партий в парламенте.
Мои расчеты на основе итогов голосования 2003 года показали, что, как это ни парадоксально звучит, что эта система обеспечивает даже лучшее приближение к идеальной пропорциональности, чем так называемая полностью пропорциональная система. И при этом эта система сохраняет такие достоинства мажоритарной составляющей, как возможность баллотироваться независимым кандидатам, и то, что состав избранного депутатского корпуса в значительной степени зависит от избирателей, а не от партийной верхушки и партийной бюрократии. То есть эта система препятствует бюрократизации партий, а это одно из наиболее вредных следствий пропорциональной системы.

Михаил Соколов: Политолог Александр Кынев отметил, что вместе с принятием избирательного кодекса необходима и либерализация закона о политических партиях.

Александр Кынев: Конечно, полностью систему изменить, не меняя закона о политических партиях, нельзя. Но это отдельный проект, он тоже на самом деле есть. И избирательное законодательство, и партийное должны друг друга дополнять, должны содержать единую общую философию, они не должны насиловать общество. Мы от этого насилия пытаемся максимально уйти.
То есть, условно говоря, если при нашей системе партийный закон останется такой, какой он есть сегодня, и эти партии не будут отражать мнение избирателей, тогда это отразится очень сильно на результатах по мажоритарной части. Если партии не будут в этих условиях привлекать реально популярных кандидатов, тогда в округах они будут независимыми по мажоритарной составляющей.

Михаил Соколов: Для регионов предлагается большая вариативность избирательной системы, учитывающая местные особенности, - рассказывает один из разработчиков проекта избирательного кодекса политолог Александр Кынев:

Александр Кынев: Мы предлагаем вилку сценариев, мы не предлагаем один сценарий для всех территорий. Предлагается некий набор возможных избирательных систем, которые регионы могут выбирать, исходя из своей специфики.
К примеру, Дагестан, где есть чересполосица этносов, очень сложно создать гомогенные округа, мы предлагаем систему единственного прерываемого голоса, когда избиратели могут ранжировать кандидатов в порядке убывания симпатий. Таким образом совершенно меняются сами стимулы, по которым проходят выборы.
Потому что тот категорический бюллетень – один человек - один голос, когда можно отметить только одного – это в известном смысле архаика, это позавчерашний день тенденции развития мировых избирательных систем.
Мы говорим о модернизации почему-то политической, но при этом используем механизмы из 19 века, хотя весь мир сегодня использует совсем другие технологии и механизмы.
Это означает, что главный стимул участника выборов заключается в том, чтобы создать максимально широкое поле поддержки, когда важно, пускай избиратель тебе не отдаст первого голоса, но отдаст второй или отдаст третий голос. То есть в этом смысле избиратель воспринимается не как враги, а как союзники.
Категорический бюллетень, который у нас есть сегодня, он создает стимулы: либо я, либо никто. Преференциальный бюллетень работает на умеренных кандидатов, он работает против экстремистов. Показательно, что именно эта система была введена в Боснии и Герцеговине после гражданской войны, когда система позволяет обеспечить представительство этносов. Когда, к примеру, известно, что в данном многомандатном округе есть некая этническая группа, которая, если консолидировано проголосует, с гарантией получит хотя бы один мандат. Но надо выбрать между разными кандидатами.
За счет того, что есть преференциальный бюллетень, избиратели этой группы могут из кандидатов, близких себе по этносу, ранжировать в порядке симпатий, но эти голоса все равно не пропадут. В конце концов они ведут к тому, кто среди этих кандидатов окажется наиболее успешным.
Таким образом, эта система может гарантировать представительство этносов в территориях сетевого расселения, что в современных условиях можно обеспечить только прямым этническим квотированием, что невозможно осуществить, исходя из российского закона, тем более, что у нас нет в паспортах никаких отметок об этнической принадлежности.
То есть вариант только один – преференциальная система и система единственного передаваемого голоса в многомандатных округах.
Что касается систем пропорциональных, то в случае с их использованием в регионах мы предполагаем, что они могут использоваться только в варианте открытых списков, когда избиратели голосуют не только за партию, но и за кандидатов внутри партийного списка. Либо это смешенная система на выборах федерального парламента, если муниципалитета, то тогда эта система пропорциональная с открытыми списками.
Вариант того, что у нас есть сегодня, когда избиратель просто голосует за список, а уже внутри все места распределены из него, этого варианта в нашем кодексе нет вообще.
Кодекс обеспечивает фундаментальный признак того, что мнение избирателей первично, первичен его личный интерес, а технологии, которые могут быть использованы, они должны отражать региональную специфику, но в любом случае должны гарантировать мнение населения, а не мнение партийной или государственной бюрократии.
Мы решили остановиться на некоей золотой середине. Сегодня у нас ситуация крайняя, когда во всех регионах ситуация одинаковая. В то же время, если никаких ограничений не будет, то у нас есть печальный опыт 90 годов, когда была возможность массовых злоупотреблений, сталкивались на выборах в Калмыкии в 90 годы, и в Ингушетии, и так далее, когда системы были, мягко выражаясь, девиантными.
Соответственно, мы все-таки решили, что кодекс описывает некий ограниченный перечень систем, но количество этих систем достаточно велико для того, чтобы то разнообразие регионов, которое в России есть, могло из своего региона подобрать тот вариант системы, который учтет территориальную специфику, но при этом любой вариант будет обеспечивать избирательные права граждан.

Михаил Соколов: Новый Избирательный кодекс предлагает существенные изменения. Администрация Дмитрия Медведева проводит через Думу лишь косметические реформы существующей недемократичной системы, сохраняющей искусственную четырехпартийность, - считает эксперт Андрей Бузин.

Андрей Бузин: Увеличение полномочий избирательных комиссий до пяти лет – техническое совершенно изменение. Дополнительный стульчик для партий, которые набрали от 5 до 7% голосов. Этот дополнительный стульчик играет определенную роль, но, конечно, для больших, например, парламентов это просто-напросто лукавство. Одно место по сравнению с 5% или даже с 7% - это существенно меньше. Поэтому это лукавое изменение.
Третий, последний закон касался формирования избирательных комиссий муниципальных образований – это закон, который отрицательную роль играет, потому что он избирательные комиссии муниципальных образований в большую зависимость ставит от вышестоящих комиссий.
На что важно обращать внимание, говоря об этих последних изменениях, они, так же как и изменения периода президентства Путина, направлены в одну сторону – на поддержание партийной именно системы.
Даже оппозиционные партии, в кавычках или не в кавычках, те партии оппозиционные, которые находятся в Государственной думе, они поддерживают многие из этих изменений. Посмотрите, что залог был поддержан всеми партиями, коммунисты его точно поддержали с большим удовольствием.
Единогласная поддержка такого рода изменений, которые направлены именно на поддержку существующей партийной системы. Но это поддержка искусственной партийной системы. И поэтому говорить о том, что это есть какое-то развитие института выборов, нельзя – наоборот.

Михаил Соколов: Каковы шансы принятия избирательного кодекса? Разработчики настроены весьма трезво, – говорит Александр Кынев.

Александр Кынев: Есть два этапа: есть период разработки и есть период лоббирования. Вот на этапе разработки ни на какие компромиссы идти нельзя. Здесь нужно четко дать ответ на конкретный вопрос: а что должно быть, чтобы система работала эффективно. Чтобы с одной стороны реализовывались права граждан, а с другой стороны механизмы реализации обеспечивали стабильное функционирование власти.
Что касается лоббирования дальнейшего, сейчас будет идти. Ряд позиций, которые в кодексе отражены, например, отражены в докладе ИНСОРа "Россия благожелаемого завтра". Я думаю, что сам кодекс, как он есть, как желаемый продукт, он в некотором смысле – это направление движения.
Я далек от мечты, что можно сразу быстро все это ввести. Но на мой взгляд, мы, во-первых, обратили внимание на взаимное влияние норм, на что у нас просто исторически никто никогда никакого внимания не обращал.
Как показывает анализ законотворчества за эти годы, когда по той или иной позиции нормы шла дискуссия, зачастую удавалось ее скорректировать. Я надеюсь и почти уверен в том, что сам факт появления кодекса, сам факт целого ряда новелл, которые в нем озвучены, приведет к тому, что это будет учитываться при дальнейших изменениях законодательства.
Отдельные нормы, отдельные позиции те, кто будут это читать, анализировать, воспримут. А каков будет объем того, что готов принять законодатель федеральный – это политической воли. Во всяком случае та часть федеральной политической элиты, которая заинтересована в изменениях, на мой взгляд, готова к достаточно широкому использованию тех предложений, которые мы предлагаем.
Скажем, если дело дойдет до реализации неких политических реформ, пожалуйста, один законопроект уже фактически есть.
Вообще, если говорить об истории развития государств, об истории развития государственных правовых систем в стране, никогда никакие проекты не берутся из воздуха. Любая конституционная реформа, юридическая, правовая предполагает гигантскую подготовку. Обычно есть всегда исследователи, есть юристы, есть институты. И как правило, когда реформа проходит, к этому времени уже писались, лоббировались некоторые проекты.
Мы пытаемся изменить смысл политического дискурса в нашей стране в известном смысле этого слова. У нас всегда шла борьба против чего-то. Нам это не нравится – мы против. У нас кампании, когда продвигался некий позитивный проект, можно перечислить по пальцам одной руки в истории нашей страны.
На мой взгляд, главное достоинство этого проекта – это попытка изменить сам политический дискурс в нашей стране, когда эксперты предлагают свою позитивную программу в условиях, когда многие из так называемых партий не предлагают вообще ничего, а занимаются просто голой критикой зачастую. И может быть какая-то из этих партий возьмет это на вооружение, я буду только рад. Для меня даже непринципиально – какая. Потому что мы думали об интересах общества, а не об интересах партий – это две фундаментально разные вещи.

Михаил Соколов: Андрей Бузин высказал надежду на то, что прикремлевские оппозиционные партии могут воспользоваться проектом избирательного кодекса.

Андрей Бузин: Мы надеемся на партии. Действительно так, наши партии находятся на искусственном дыхании. У них есть кислородный аппарат, от которого идут трубки в одно и то же место от всех партий, поэтому перерубить эти трубки ничего не стоит.
У нас есть некая надежда на то, что эти умирающие партии в один прекрасный момент вдруг смогут осознать, что так жить с кислородными баллонами постоянно нельзя. Может быть в связи с этим какая-то партия решит, что если она первая вдруг подержит, допустим, наш избирательный кодекс, то это даст ей возможность от этого кислородного аппарата оторваться.

Михаил Соколов: Похоже, что авторами избирательного кодекса в немало степени руководит здоровый идеализм и вера в прозрение высшего начальства, - говорит политолог Александр Кынев:

Александр Кынев: На самом деле элита не едина, и ощущение того, что выстроенная система – это тупик, оно присутствует у многих все более отчетливо. И даже заявление функционеров замечательной партии, которая имитирует доминирующую партию, потому что она ни на что не влияет, ни на какие принимаемые решения на самом деле, у них тоже впечатление, что они создали некий фантом, который никакой опорой являться не может, который жрет огромные ресурсы, ничего не давая взамен.
В этом смысле отсутствие опоры тоже ощущается. И в этом смысле создание неких механизмов конструирования того, чтобы возникали некие живые структуры, в этом наиболее грамотная часть элиты тоже заинтересована. Потому что стимулирование патернализма в условиях дефицита госресурсов – это по сути дела лишние камни на шее государства. Потому что до тех пор, пока ограничивается возможность самоорганизации граждан, фактически означает, что все проблемы решает государство, у которого с каждым годом будет все меньше и меньше ресурсов.
Поэтому в какой-то момент желание наиболее продвинутой части предоставить права: мы уйдем из этого, пускай занимаются сами – оно тоже присутствует.

Михаил Соколов: Инициатива снизу - новый избирательный кодекс – ответ на вопрос скептиков: есть ли у критиков режима Владимира Путина позитивная программа.
При перемене политических основ жизни в России – кодекс даст основу для проведения честных свободных выборов. Наличие такого готового документа очень важно: в 1917 году затяжка с разработкой избирательного закона (выработали-то почти идеальный для своего времени) отсрочила проведение выборов в Учредительное собрание, приведя к захвату власти большевистскими Советами, лживо утверждавшими, что они делают ради скорейшего созыва Учредительного собрания... Большевиками после первого заседания разогнанного.
Широкое общественное обсуждение Избирательного Кодекса, которое организует по России ассоциация "Голос", не позволит и нынешней власти игнорировать наличие такого документа. Даже персонажи, заинтересованные в сохранении имитации демократических процедур на фальсифицированных выборах, могут ради сохранения лица объявить об использовании каких-то норм из законопроекта, что подкрасило бы фасад чуровской псевдоизбирательной системы в России, знаменовало бы переход от зрелого путинизму, к медведевскому периоду – тому же строю, но "с человеческим лицом" модернизатора.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG