Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Кирилл Кобрин – об особенностях американо-британских отношений


Дэвид Кэмерон (слева) и Барак Обама во время совместной пресс-конференции

Дэвид Кэмерон (слева) и Барак Обама во время совместной пресс-конференции

Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон совершает свой первый официальный визит в США в качестве главы кабинета. После переговоров с американским президентом он отправился в Нью-Йорк для встречи с руководством ООН. Первые полномасштабные переговоры британского и американского лидеров проходили на фоне целого ряда проблем, которые могли бы омрачить "атлантическое сотрудничество" двух стран. Однако "особые отношения" Вашингтона и Лондона оказались прочными: даже экологическая катастрофа в Мексиканском заливе, в которой винят компанию British Petroleum, не смогла нанести им ущерб, – полагает обозреватель Радио Свобода Кирилл Кобрин.

– Похоже, Барак Обама и Дэвид Кэмерон нашли виноватого в ошибках и неприятностях, которые сопровождали развитие британо-американских отношений в последние годы, – это Тони Блэр и его правительство.

– Я бы так не сказал, что они "нашли виноватого". Но были неявные отсылки к тому, что сделано в прошлые годы, к тому, что сделано не совсем правильно. Я бы так очень осторожно сформулировал.

Прежде всего – освобождение из британской тюрьмы ливийского террориста Меграхи, вызвавшее немало возмущения не только в США, но и в самой Великобритании. История происходила при Гордоне Брауне, но истоки той ситуации – и многих других проблем, которые возникали в американо-британских отношениях – конечно, лежат во временах Буша-младшего и Блэра. Блэр и Браун играют для Кэмерона примерно ту же роль, что для администрации Обамы – память о не очень удачной, надо сказать, администрации Джорджа Буша-младшего. Что не совсем соответствует реальности, конечно. Но это некие ретроспективно выбранные мальчики для битья.

– И что же, теперь все будет по-другому? У Барака Обамы и Дэвида Кэмерона, молодых динамичных лидеров, отношения будут развиваться с удвоенной скоростью?

– Все будет точно так же, как и было все предыдущие десятилетия. Американо-британские отношения, так называемая "атлантическая солидарность", – это ось, вокруг которой очень многое вертится в международной политике (и, в меньшей степени, в международной экономике), начиная с конца Второй мировой войны. Естественно, что отношения между Лондоном и Вашингтоном – отношения особые. Что, кстати, во время встречи было подчеркнуто. Барак Обама сказал, что эти отношения "на самом деле специальные", а Кэмерон – что отношения двух стран носят особый, очень важный характер.

При этом надо заметить, что несколько очень неприятных историй практически никак не сказались на общей атмосфере "атлантической солидарности".

Буквально год тому назад, когда в Америке бушевала кампания против медицинской реформы, затеянной Бараком Обамой, правые критики Обамы ссылались на катастрофический, по их мнению, социалистический опыт бесплатной медицины в Соединенном Королевстве. Высказывалось множество прямых оскорблений британской медицины. Британцы реагировали, но вяло. Например, Франция, окажись на месте Великобритании в этой ситуации, конечно, отреагировала бы по-другому.

Теперь вторая история, конечно, более важная – ситуация в Мексиканском заливе. Безусловно, она вызвала возмущение в Америке. Сказалось это на американо-британских отношениях? Как видим, никак не сказалось. Было сделано заявление Обамы и Кэмерона по поводу ВР, но вешать всех собак на "Бритиш Петролеум" не стали. Так что здесь торжествует сдержанный тон и здравый смысл.

– И еще одна ключевая для партнерства Лондона и Вашингтона тема – ситуация в Афганистане. Во вторник завершилась крупная международная конференция по оказанию финансовой помощи. Хамид Карзай обещал, что в считанные годы его правительство возьмет под военный контроль всю территорию страны. В какой степени здесь позиции партнеров – Лондона и Вашингтона – сходятся? Есть ли различия в отношении к афганской стратегии?

– Вчера в "Гардиан", британской газете, появилась эксклюзивная статья о том, что Вашингтон тайно пересматривает свою стратегию в отношении переговоров с талибами. Со ссылками на неназванные дипломатические источники сказано, что с некоторыми из руководителей талибов Вашингтон теперь якобы готов вести переговоры. Этого как раз в свое время добивались – и добиваются – Лондон, Исламабад и Кабул. Таким образом, изменение позиции США, видимо, последовало и, видимо, в немалой степени в результате давления Великобритании. Во-вторых, Барак Обама еще раз подчеркнул (и, собственно, на конференции уже и Карзай говорил об этом), что к 2014 году афганские силы безопасности, армия и государственный аппарат должны контролировать страну. К этому времени иностранные войска могут быть выведены. В этот хор включился и Дэвид Кэмерон. На пресс-конференции после переговоров с Обамой ему задали вопрос (я переформулирую несколько проще): "Сколько же наши парни будут еще находиться в Афганистане?" Кэмерон ответил примерно так: если все будет хорошо (правда, не уточнил, что именно будет хорошо и как этого достичь), то к 2011 году мы начнем вывод своих войск из Афганистана. Таким образом, понимание позиций друг друга в афганском вопросе существует. А это важно, потому что США и Великобритания – главные партнеры в операциях в этой стране.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG