Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судьба депортированных кубинских диссидентов в Испании


Ирина Лагунина: В Испании не прекращаются протесты кубинских политзаключенных, депортированных в эту страну режимом братьев Кастро при участии официального Мадрида. Рассказывает корреспондент РС в Испании Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Освобожденные из тюрем под нажимом католической церкви и депортированные представители кубинской оппозиции провели на днях очередную пресс-конференцию в испанской столице. Они потребовали от Евросоюза не изменять так называемой "общей позиции" в отношении Кубы, то есть не отменять санкции против репрессивного коммунистического режима, введенные ЕС в связи с массовым нарушением в этой стране прав человека. Не секрет, что недавняя депортация группы кубинских политзаключенных выдается некоторыми европейскими "левыми" за "коренное изменение" кубинской политики в сторону демократизации. Ярым сторонником отмены санкций является испанский министр иностранных дел социалист Моратинос. Именно он, как отмечают наблюдатели, лоббирует интересы братьев Кастро в Евросоюзе. Вот последние высказывания испанского министра:

Моратинос: Более нет никакого смысла придерживаться "общей позиции". Коллеги по ЕС сказали мне, что, если удастся решить вопрос с политзаключенными, то эта "позиция" будет отменена. Полагаю, что Евросоюз сдержит свое обещание.

Виктор Черецкий:
Кубинские демократы принципиально не согласны с такой постановкой вопроса. "Наше освобождение и депортация не являются проявлением доброй воли со стороны диктатуры. Речь идет о маневре режима с целью обмануть мировую общественность и заполучить любой ценой европейские кредиты", - говорится в оглашенном на пресс-конференции заявлении кубинских диссидентов. Позиция Испании характеризуется в нем как "предательство" дела свободы и демократии, неуважение к памяти тысяч кубинцев, отдавших жизнь в борьбе за свободу. Один из бывших политзаключенных, подписавших документ, - поэт и журналист Нормандо Эрнандес:

Нормандо Эрнандес: Наше освобождение - сугубо "косметическая" мера кубинского правительства. Ее единственная цель – добиться изменения отношения к Кубе со стороны Евросоюза, избавиться от "общей позиции", занятой ЕС по отношению к репрессивному режиму в 2006 году. Я думаю, что сейчас нет никаких оснований менять эту позицию.

Виктор Черецкий: Кубинские демократы полагают, что на острове не произошло никаких коренных изменений, никакого поворота в сторону соблюдения прав человека. По-прежнему народ лишен элементарных прав, преследуется инакомыслие, отсутствует свобода слова, а за малейшее проявление вольнодумства людей ждет тюрьма. Жестоко наказывается и любая правозащитная деятельность. Бывший политзаключенный и участник пресс-конференции в Мадриде журналист Омар Родригес:

Омар Родригес: Гавана до сих пор ничего не предприняла для изменения ситуации в области прав человека. Кубинский режим грубо нарушает эти права со времени своего воцарения в 1959 году. Он не только не делает какие-либо послабления, но и, наоборот, постоянно усиливает репрессии, в том числе против журналистов. Мне, к примеру, дали 27 лет тюрьмы за написание статей в самиздате. Министр иностранных дел Испании Моратинос заявляет, что с нашим освобождением на Кубе открывается новый этап и что более нет необходимости в санкциях Евросоюза. Мне представляется, что этот господин явно преувеличивает значение нашей депортации. На Кубе пока ничего не меняется. Если кубинские власти действительно решили поправить ситуацию вокруг прав человека, то они должны это продемонстрировать: отменить хотя бы 88-ую статью уголовного кодекса, так называемый "закон-кляп", запрещающий выражать мысли, противоречащие официальной идеологии. Или отменить всяческие унизительные препоны для тех, кто желает выехать из страны. Если кубинское правительство действительно стремиться изменить свое отношение к правам человека, то оно должно позволить международным правозащитным организациям посетить кубинские тюрьмы, как они того добиваются.

Виктор Черецкий: Аналогичного мнения в отношении санкций Евросоюза придерживается и еще один участник пресс-конференции, бывший политзаключенный Пабло Пачеко. Он был арестован за правозащитную деятельность в 2003 году:

Пабло Пачеко: Моратинос и испанское правительство пытались неоднократно уговорить Евросоюз отказаться от "общей позиции" в отношении Кубы. Я полагаю, что эти господа не понимают, что речь не идет о нас – о небольшой группе политзаключенных, о диссидентах. Речь идет об 11 миллионах кубинцев, проживающих на острове, о двух миллионах, живущих в вынужденной иммиграции по вине существующей на Кубе тоталитарной системы. Может ли господин Моратинос гарантировать кубинскому народу, что после отмены санкций у нас больше не будет массовых репрессий? Я лично намерен продолжать борьбу, где бы я ни находился. И речь вовсе не идет об освобождении того или иного политзаключенного. Речь идет об освобождении Кубы.

Виктор Черецкий: На пресс-конференции в Мадриде, созванной журналистской организацией испанской столицы, много времени было уделено ситуации в кубинских тюрьмах. Кубу не случайно называют "островом-тюрьмой": процент заключенных по отношению к общему числу населения здесь самый высокий в мире. А условия содержания узников не выдерживают никакой критики. Нормандо Эрнандес:

Нормандо Эрнандес: Без еды, без какой-либо гигиены, в камерах, где кишат тараканы и крысы, среди нечистот – так живут тысячи заключенных. В этих условиях люди полностью теряют интерес к жизни – кончают самоубийством, наносят себе увечья. Я был свидетелем, как один заключенный выколол себе глаза. "Зачем ты это сделал?" – спросил я его и получил в ответ: "Чтобы не видеть несправедливости!" Этот заключенный провел 12 часов без медицинской помощи, потому что в тюрьме не было машины, чтобы отвести его в больницу. Я видел, как, не выдерживая пыток и издевательств, заключенные устраивают самосожжение, впрыскивают себе керосин, режут вены. Самоубийства и членовредительство в кубинских тюрьмах носят массовый характер.

Виктор Черецкий: Все прибывшие в Мадрид кубинские политзаключенные имеют тяжелые хронические заболевания, даже те, кому всего 30 лет. Все болезни получены в тюрьме. Нормандо Эрнандес считает, что здоровых узников специально заражают, к примеру, помещая их в камеру с туберкулезными больными.

Нормандо Эрнандес: В том, что нас специально заражают, нет никакого сомнения. Все мы до тюрьмы были здоровыми людьми, а теперь – инвалиды.

Виктор Черецкий: Другой депортированный диссидент, также осужденный за правозащитную деятельность, врач Луис Милан, пояснил испанским журналистам, почему на Кубе так много заключенных. Просто длительными тюремными сроками наказывается любой проступок. К примеру, стащит голодный подросток из магазина буханку хлеба – получай 25 лет тюрьмы. Луис Милан:

Луис Милан: В тюрьмах – сотни тысяч заключенных. В какой-либо другой стране эти люди не сидели бы за решеткой. Я знаю ребят, которые отбывают заключение за украденную курицу. Одному крестьянину, с которым я познакомился в тюрьме, дали 27 лет за хищение поросенка. Он отсидел уже 10 лет. Представьте себе – за поросенка! Столько же лет дают за кражу мешка с картошкой. И подобная ситуация существует по сей день.

Виктор Черецкий: Издевательствам на Кубе подвергаются не только заключенные, но и члены их семей. Родственников узников увольняют с работы. Им время от времени устраивают публичную обструкцию всяческие "активисты", агенты спецслужб, ну а детей травят в школе. Рассказывает журналист Нормандо Эрнандес:

Нормандо Эрнандес:
Семьям политзаключенных приходится особенно трудно. Я считаю, что самой жестокой несправедливости был подвергнут со стоны режима не я, хотя из меня и сделали инвалида. Больше всех пострадала моя дочь. Во-первых, ее лишили отца. Во-вторых, ее постоянно травили и избивали в школе. Спецслужбы дошли до того, что науськивали в школе ее сверстников – детей 6-7 лет, чтобы они периодически всем классом "осуждали" мою дочь за то, что ее отец – террорист, который хочет взорвать школу и убить всех детей. Словесные "осуждения" оканчивались избиением дочери "врага народа и контрреволюционера". В результате ребенок страдает тяжелым нервным расстройством. И все из-за того, что я защищал свободу, демократию и элементарные права человека.

Виктор Черецкий: Кубинцы-участники пресс-конференции в Мадриде старались избегать вопроса об их личном статусе в Испании. Между тем, этот вопрос крайне волнует сегодня не только их самих, но и испанских правозащитников. Дело в том, что предоставив в силу своих идеологических симпатий режиму братьев Кастро возможность депортировать диссидентов, испанские "левые", как отмечают наблюдатели, пошли с ними еще на одну сделку. Депортированные получили в Испании статус не политических беженцев или политэмигрантов, а иммигрантов обычных. Для кубинских диссидентов подобный статус оскорбителен. И дело даже не в том, что они лишаются каких-либо прав на материальную поддержку со стороны Красного Креста. Получается, что они вроде бы ни за что никогда не боролись и оказались в Испании не в качестве депортированных, а как лица, приехавшие сюда добровольно на заработки. Луис Милан:

Луис Милан: Все это очень печально. Нам подобная депортация не принесла ни счастья, ни радости. Возможно, мы здесь и улучшим свое материально положение, но ситуация на Кубе остается прежней. Из нас пытаются сделать "разменную монету" для улучшения международного имиджа режима. Дескать, на Кубе происходят изменения! На самом деле ничего там не происходит. Кубинский народ продолжает находиться под пятой жесточайшей диктатуры. Выходит вся наша борьба ни к чему не привела. Все наши жертвы напрасны!

Виктор Черецкий:
Тем временем, депортированные кубинцы нашли поддержку в рядах демократической парламентской оппозиции Испании. Испанские оппозиционеры заявляют, что будут последовательно отстаивать в общеевропейских структурах мнение кубинских правозащитников и всех борцов за свободу. Депутат от Народной партии Испании, главной оппозиционной силы страны, Густаво де Аристеги:

Густаво де Аристеги:
Мы считаем, что за освобождением кубинских политзаключенных кроется циничный расчет. Хочется верить, что Евросоюз не попадется на удочку. Во всяком случае, мы сделаем все от нас зависящее, чтобы не допустить отмены санкций. Ведь многие страны демократической Европы уже выразили свое отношение к нынешней акции кубинской диктатуры. Например, правительство Швеции во всеуслышание заявило, что несогласно с попытками Испании настоять на отмене "общей позиции". В аналогичном духе высказалась Германия, Чехия, Италия. У Франции тоже есть возражения в связи с Кубой. Таким образом, большинство стран Евросоюза не намерены идти на поводу у кубинского режима.

Виктор Черецкий: Представители парламентской оппозиции Испании полагают, что вновь прибывшим кубинцам умышленно не оказывается внимание со стороны испанских властей. Статус политэмигрантов с соответствующей материальной помощью в последние годы дан в Испании, к примеру, десяткам выходцев из Армении, Белоруссии, России, Нигерии, Марокко, не говоря уже о Палестине. Ну а кубинцы, большинство из которых инвалиды, чтобы выжить вынуждены будут просить милостыню или искать хоть какую-то работу в стране, где безработица составляет более 20% трудоспособного населения. Именно с целью унизить кубинских диссидентов, - считают представители испанской оппозиции, - местные власти разместили их в ночлежке для нелегальных иммигрантов, расположенной в маргинальном столичном районе Вальекас. Сами кубинцы, осаждаемые журналистами, говорят об этом неохотно, видимо, не желая жаловаться. Нормандо Эрнандес:

Нормандо Эрнандес: Нас поселили в общежитии, где мы живем с иммигрантами, представителями другой культуры, привыкшими к иному образу жизни. Самое трудное для меня, как человека с больной пищеварительной системой, это то, что нам приходится пользоваться общим туалетом, стоять в очереди. Но в принципе, для нас все это мелочи. Наша основная заботы – это наши браться, наши товарищи, которые предпочли оставаться в тюрьме, чтобы не быть депортированными. Что им готовит режим? Что с ними будет?

Виктор Черецкий: Я побывал в общежитии в Вальекасе. В крохотных комнатках, напоминающих тюремные камеры, температура выше 40 градусов – ни кондиционеров, ни даже вентиляторов нет. "Удобства", то есть туалет и душ, одни на целый этаж, к тому же в них никто не убирает. Общежитие заселено, помимо кубинцев, подлежащими депортации нелегалами-африканцами. Днем они торгуют на улицах, ночью, накачавшись наркотиками и спиртным, развлекаются – бьют в тамтамы. Кубинское диссиденты уже заявили, что намерены добиться разрешения переправиться в Соединенные Штаты.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG