Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о Владимире Высоцком


25 июля 1980 года умер Владимир Семенович Высоцкий

25 июля 1980 года умер Владимир Семенович Высоцкий

25 июля 1980 года в 04.10 в своей московской квартире на Малой Грузинской, 28 скончался Владимир Семенович Высоцкий, актер, поэт, музыкант. Причиной смерти стал обширный инфаркт. Владимир Высоцкий был похоронен 28 июля 1980 года на Ваганьковском кладбище Москвы. Несмотря на закрытую олимпийскую столицу Советского Союза и отсутствие информации о времени и месте похорон, актера и поэта пришли проводить к театру на Таганке десятки тысяч его поклонников.

Владимир Кара-Мурза: В это воскресенье 25 июля исполнится ровно 30 лет с тех пор, как не стало Владимира Высоцкого. Выдающийся поэт, бард, киноактер и ведущий артист Театра на Таганке по сей день остается одним из самых любимых героев России. Владимир Семенович умер в самый разгар Олимпийских игр, проходивших в Москве. Советские власти всячески пытались скрыть этот факт. О том, что страна лишилась поэта, барда и актера, свидетельствовали лишь два небольших некролога. Но несмотря на все препятствия, возле Театра на Таганке собралась огромная толпа, люди не расходились на протяжении нескольких дней. А в день похорон десятки тысяч человек стояли в нескончаемой очереди к подъезду театра, где проходило прощание, а затем по обеим обочинам Садового кольца вдоль всего маршрута процессии на Ваганьковское кладбище. Спустя три десятилетия после ухода из жизни Владимира Высоцкого поэта и актера вспоминают автор книги "Правда смертного часа" Валерий Перевозчиков и режиссер-документалист Петр Солдатенков. Расскажите, пожалуйста, нашим радиослушателям, когда вы познакомились с Владимиром Высоцким?

Валерий Перевозчиков: Эта история странная, старая, но интересная. Это было в Пятигорске, 14 сентября 79 года. За день до это, я тогда работал на пятигорской студии телевидения в молодежной редакции, вел всякие разные молодежные программы, и в нашу редакцию позвонила Римма Васильевна Туманова, жена Вадима Ивановича Туманова, всем известная пара, она тогда работала диктором телевидения. И говорит: "Высоцкий в Пятигорске, я уговорила его придти на студию. Будет ли интервью, он поставил одно условие. Он сказал так: тот человек, который будет со мной разговаривать, должен оказаться умным". Я говорю: "Римма Васильевна, вы меня как-то порекомендуйте, вы меня знаете". Она говорит: "Нет, вот тебе телефон, звони и сам разговаривай". Я, правда, фразу приготовил, набрал телефон, говорю: "Здравствуйте, Владимир Семенович. Я тот человек, который должен оказаться не дураком". Он так хмыкнул: "Ну ладно, приеду". Вот и состоялась эта запись, большая запись интервью. Причем, по-моему, там основным поворотным пунктом был вопрос, который, я думаю, ему редко задавали. Он сформулирован был так, я сказал: "Владимир Семенович, я вас считаю поэтом по преимуществу, а кем вы себя считаете?". И он тогда рассказал довольно подробно о своей поэтической работе, о работе над словом. После этого я собственно и занялся, причем не творчеством Высоцкого в чистом виде, а именно биографией. Все мои книги, начиная с "Живой жизни", потом была "Правда смертного часа", потом "Посмертная судьба", потом "Неизвестный Высоцкий" - это журналистские книги. Это книги, основанные на живом человеческом слове, то есть на разговорах с людьми, которые так или иначе соприкасались с Высоцким, знали его, работали вместе, дружили, враждовали, помогали, вредили, в общем, с разными людьми. Вот такова история, с чего началось все это, которое привело к тому, что пора заниматься биографией, то есть полной биографией.

Владимир Кара-Мурза: Когда вы впервые увидели Владимира Семеновича?
Он на меня посмотрел внимательно и неожиданно сказал: "Хорошо, давай снимай. Но только с одним условием: не бери меня за горло"

Петр Солдатенков: Увидел я его в 78 году, когда я был студентом ВГИКа, перешел на второй курс ВГИКа, и когда у меня отчетливо созрела мысль о том, что единственным интересным человеком, который мог бы стать героем моего фильма (а я учился на режиссера-документалиста во ВГИКе), мог бы стать Владимир Высоцкий. И с этой мыслью я пришел осенью 78 года в Театр на Таганке и стал его ждать на служебном входе. Когда он появился, я его узнал по голосу, потому что никогда его не видел. Узнав его по голосу, я подошел в фойе, представился и сказал, что так и так, хочу снимать о вас фильм. Он на меня посмотрел внимательно и неожиданно сказал: "Хорошо, давай снимай. Но только с одним условием: не бери меня за горло". Видите, он всем ставил какое-то условие. И мне такое условие поставил. Я, надо сказать, его честно выполнял эти три года, пока мы с ним были знакомы, то есть до его смерти.
Иногда мне было очень непросто не брать его за горло, потому что хотелось. Хотелось нажать, чуть-чуть надавить, чуть-чуть попросить что-то сверх того, что он мог дать. Но вот это данное слово меня сдерживало и приходилось удовлетворяться тем, чем, собственно говоря, и наше знакомство совершалось - это короткими встречами, это какими-то сценариями, которые я ему время от времени показывал, а я их писал каждый год и подавал в институте. Мне каждый год отвечали, что сейчас это несвоевременно, ненужно и вообще это не тема для документального фильма. Высоцкий - это не герой фильма, это не тот современник, о котором нужно снимать. И таким образом, если я что-то снимал, то это было подпольно в прямом смысле этого слова, это было на сэкономленной пленке и, конечно, это было очень мало. Но тем не менее, что-то было снято. И было очень много планов, которые не осуществились. В конце концов, наступила эта минута, когда вдруг я узнал, что Владимир Семенович умер.

Владимир Кара-Мурза: Юрий Любимов, художественный руководитель Театра на Таганке, хранит память о великом актере своего театра.

Юрий Любимов: День памяти о Владимире, он говорит сам за себя. Пришли тысячи москвичей проститься к театру. Он должен был играть Гамлета в театре на следующий день. Ни один человек билет не сдал, чтобы получать деньги. Дальше они быстро завернули, они хотели тихих похорон и поэтому шмыгнули, договорились, что он проедет в открытом гробе, как по христианскому обычаю, но шли прощаться от Кремля. Поэтому они быстро в туннель и отвезли на Ваганьково. Там тоже было очень много народа. Так что никаких тайных похорон не произошло. Собрались десятки тысяч на Таганке. Когда они выломали его портрет, который был на втором этаже, и пустили поливочные машины смывать цветы, то толпа стала кричать одно слово – фашисты, фашисты, фашисты. И с этим криком мы в туннель с гробом, и уехали на кладбище.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG