Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прокуратура и ученые - за Байкал


Работой Байкальского целлюлозно-бумажного комбината заинтересовались не только экологи, но и прокуратура

Работой Байкальского целлюлозно-бумажного комбината заинтересовались не только экологи, но и прокуратура

Стоки Байкальского целлюлозно-бумажного комбината опасны для экосистемы озера Байкал – это подтвердили результаты анализов сточных вод, которые проводили сотрудники Лимнологического института Сибирского отделения Российской академии наук. У Росприроднадзора и Западно-байкальской межрайонной прокуратуры тоже есть претензии к деятельности комбината. Правоохранительные органы отмечают, что БЦБК загрязняет не только воду.

Как выяснилось, Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат нарушает постановление номер 1, подписанное премьер-министром Владимиром Путиным, которое и позволило возобновить производство. В этом постановлении есть пункт, запрещающий сброс в Байкал веществ, на которые нет установленных предельно допустимых концентраций. По свидетельству ученых, при варке целлюлозы таких веществ образуется очень много. Специалисты Лимнологического института решили выяснить, как справляются с ними очистные сооружения Байкальского ЦБК.

При помощи дайверов были взяты пробы воды из трубы, через которую идет сброс сточных вод БЦБК в Байкал. Анализы показали наличие веществ, которые нельзя сбрасывать, потому что ПДК на них нет, это так называемые хлорированные гваяколы – продукты, которые получаются при отбелке, в результате хлорирования лигнина. Директор Лимнологического института СО РАН, академик Михаил Грачев утверждает:

– 5 марта 2010 года был издан приказ минприроды, определяющий список веществ, особо опасных для озера Байкал. Закон о Байкале позволяет сбрасывать эти вещества только в тех количествах, в которых предприятие собирает их в воде, поступающей при водозаборе. В этот список особо опасных веществ входят хлорированные гваяколы. Это еще одно юридическое препятствия для работы БЦБК. Пути решения этой проблемы таковы: либо еще раз менять постановление правительства, касающееся охраны Байкала и удалять из него "лишние" пункты, либо все-таки вернуться к идее работы комбината в замкнутом водообороте с производством небеленой целлюлозы.

А для экологов есть только один вариант того, как события должны разворачиваться дальше. Говорит сопредседатель Иркутской региональной общественной организации "Байкальская экологическая волна" Марина Рихванова:

– Мы уже много раз заявляли о том, что Байкальский комбинат не может работать, соблюдая природоохранное законодательство и не ставя под угрозу экосистему озера Байкал. Сейчас проходят проверки, и они в очередной раз выяснили, что это так. По идее, государственные уполномоченные организации должны подать в суд иск о прекращении вредной деятельности Байкальского комбината.

Свои исследования деятельности БЦБК проводили специалисты Росприроднадзора и Западно-байкальской межрайонной прокуратуры. По данным правоохранительных органов, они нашли целый ряд нарушений. В частности зафиксировано, что БЦБК несколько раз сбрасывал в Байкал вещества, разрешенная концентрация которых была превышена. Среди них – скипидар, нефтепродукты, лигнин и другие. По словам заместителя Западно-байкальского межрайонного прокурора Антона Швецова, с переходом Байкальского ЦБК на выпуск вискозной беленой целлюлозы без соответствующего разрешения контролирующих органов в атмосферный воздух производится выброс хлора и двуокиси хлора. И еще, в этом году руководство БЦБК не производило плату за негативное воздействие на окружающую среду. Долг только за первый квартал составил 11,5 миллионов рублей.

Результаты работы сибирских ученых, прокомментировал для Радио Свобода Евгений Усов, пресс-секретарь Гринпис России:

– Давно было известно, что при использовании хлора для отбелки целлюлозы образуется большое количество разных органических соединений. И это было одно из постоянных проблем БЦБК. И что самое неприятное, когда было принято решение о том, что он все-таки может возобновлять работу, это злополучное постановление № 1. Эта проблема среди прочих не учитывалась вовсе, потому что нет прямого совпадения между установленными нормативами на сброс в Байкал (там перечислены определенные вещества определенной концентрации), и между теми разрешениями на водопользование, которое получил БЦБК. Те вещества, которые не разрешены к сбросу, по идее, запрещены, но Байкальский ЦБК не может работать, не может отбеливать целлюлозу и не сбрасывать эту органику и ряд других веществ. На самом деле, любому, более-менее сведущему человеку, было ясно, что, давая разрешение Байкальскому ЦБК на возобновление выпуска беленой целлюлозы при разомкнутом водооборотном цикле, одновременно давали и карт-бланш на нарушение закона.

– Ваша организация будет в связи с этим предпринимать какие-то шаги?

– Да, конечно. Сразу после выпуска этого постановления № 1, мы сделали его юридический анализ, в том числе, учитывая возможности возобновления загрязнений, и доказали незаконность постановления. Мы обращались в Верховный суд. Мы вели большую общественную кампанию и продолжаем ее. Мы продолжаем доказывать, что решение о запуске БЦБК не имеет под собой никакого реального обоснования – ни экономического, ни социального. В то же время мы показываем всем, в том числе и руководству правительства и президенту, что пока еще не потеряна возможность цивилизованного решения. Для этого есть все возможности. Есть реальные научные расчеты того, каким образом город может совершенно свободно отказаться от БЦБК, сохраняя все возможности для нормального развития. Перестать разговаривать, перестать удовлетворять интересы каких-то отдельных групп людей или отдельных людей и реально заняться решением этой проблемы.

Экологи видят такие способы решения проблемы с загрязнением Байкала – немедленное прекращение отбелки целлюлозы на БЦБК, отмена постановления номер один и реальные срочные меры, направленные на исправление социально-экономической ситуации в Байкальске.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG