Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Берестяная грамота как тысячное письмо из средневековья


Новгородские берестяные грамоты

Новгородские берестяные грамоты

В Великом Новгороде найдена тысячная по счету берестяная грамота. Первый такой средневековый документ был найден в новгородской земле в 1951 году экспедицией академика Артемия Арциховского, а с 1973 года в районе городского Кремля ведутся массовые плановые раскопки.

О находке рассказывает доктор исторических наук, профессор кафедры археологии МГУ Елена Рыбина:

– Раскоп заложен к югу от Кремля еще в 1973 году. Сначала раскопали один участок, потом к нему присоединили другой и т. д. И вот в течение этих 37 лет мы раскопали уже более 7 тысяч квадратных метров. Толщина культурного слоя, который содержит древности, 5,5 метров. Это свидетельства о средневековом Новгороде с X по XV век – постройки, усадьбы, находки, грамоты. Тысячная грамота – короткое сообщение двух авторов двум адресатам. Были у нас грамоты, где два адресата пишут какому-то одному человеку или наоборот – один человек пишет двум адресатам. Вот эта тысячная грамота, где два автора и два адресата.

– Известно, когда они жили?

– XII век. Скажем, третья треть. Обращаю ваше внимание, что из четырех имен только одно христианское – Иван. А все остальные языческие, славянские, дохристианские. Чем древнее грамота, тем больше в ней не христианских имен.

– Это какая-то торговая переписка?

– Нельзя 100-процентно об этом сказать. Потому что из контекста ничего неясно. Раньше встречались похожие грамоты с сообщениями о здоровье, что вернулись из какой-то поездки, и все в порядке. И в этой грамоте два автора сообщают двум другим своим складникам, что все в порядке. Складники – это те, кто ведут дела вместе. Конечно, чаще всего – торговые.

Уровень грамотности в средневековой Новгородской республике, с самостоятельностью которой Иван III покончил в 1478 году, как свидетельствуют некоторые специалисты, заметно превышал уровень грамотности населения Западной Европы того времени. Разговор о культуре берестяных грамот и древнерусском языке продолжает доктор филологических наук, заместитель директора Института русского языка Виктор Живов.

– Что испытывает исследователь, в руки которого попала берестяная грамота?

– Восторг, конечно. Потому что это такой замечательный памятник письменности, как подарок из земли.

– Как они могут сохраняться так долго в земле? Это же береста!


– Новгородская почва устроена таким замечательным образом, что она влажная до определенного уровня. И эта влажность действует как консервирующее средство. Так что, там они лежат, как в консервной банке. Поэтому в Новгородской почве сохраняется много материалов – не только берестяные грамоты, но и одежда, обувь и т. д.

– Вы с ходу можете прочитать берестяную грамоту?

– Какую-то могу, чаще всего, конечно, нет. Они часто все-таки попорчены. Тогда приходится долго думать над тем, что там написано. Но какие-то грамоты читаются, как современное письмо. Вполне можно сходу прочесть. Они написаны на древнерусском языке, как правило. Там есть разные грамоты, разные по содержанию. На некоторых есть небольшое количество молитв. Они, естественно, написаны по-церковнославянски. Но, в основном, это бытовая и деловая переписка. Это, конечно, написано на некнижном древнерусском языке.

– Найдена тысяча берестяных грамот. Этот массив позволяет сколько-нибудь с большой научной уверенностью представить себе картину бытовой жизни тогдашнего Новгорода XII-XIII веков?

– Все-таки первые грамоты принадлежат XI веку, а кончаются грамотой второй половины XV века. Да, конечно, эти грамоты дают массу деталей бытовой жизни Новгорода, которые иным образом для нас были бы недоступны. Появилось много дополнительных знаний – как новгородцы давали деньги в заклад, кто этим занимался. Громадное количество юридических подробностей и подробностей быта.

– Из этого можно сделать вывод о том, на каком уровне развития находилась, по сравнению с Западной Европой, тогдашняя Новгородская республика?

– Можно, вероятно. Но это мы и так знаем. Это как раз можно было узнать из других моментов. Они общались. Это было общее культурно-экономическое пространство. Так что, конечно, это был высокий уровень. Единственное, что так вызывает любопытство – это уровень грамотности новгородского населения, который по европейским стандартам был, конечно, очень высок по понятной причине. Поскольку все же грамотность в Западной Европе, прежде всего, связана с латынью, а здесь они писали на своем родном языке.

– Этот язык сильно похож на наш, сегодняшний, язык?

– Это трудно читать. Но много слов тех же самых, что и в современном языке.

– Как долго новгородцы продолжали писать на берестяных грамотах?

– Со временем туда пришла бумага, был пергамент. Но они продолжали писать на бересте. У нас есть берестяные книжки XVII века, правда, не новгородские. Это удобный писчий материал. Почему они должны были от него отказываться.

– И в Москве тоже существовали в свое время берестяные грамоты?

– И в Москве существовали.

– А когда закончилось использование бересты, как материала для письма?

– У нас есть сибирские книжечки на бересте XVIII века. Ну, не знаю, может быть, и в XIX веке береста где-нибудь использовалась.

– Это уникальный опыт? Ни в одной другой стране мира не использовалась береста?

– Насколько я знаю – нет. Но и березы в других странах не растут в таком количестве.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG