Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Людмила Алексеева – о возможности компромисса с властями


Правозащитница Людмила Алексеева

Правозащитница Людмила Алексеева

Правозащитники Людмила Алексеева и Сергей Ковалев обратились к активистам "Стратегии-31" с предложением договориться с властями. По их словам, московские власти готовы разрешить митинг на Триумфальной площади при условии, что среди его заявителей не будет Эдуарда Лимонова.

В распространенном 24 июля в Москве заявлении Алексеевой и Ковалева, говорится, что попытка властей лишить Лимонова права быть соорганизатором митинга на Триумфальной площади является незаконной. В то же время, ветераны-правозащитники отмечают, что при строго определенных условиях вариант компромисса с властями заслуживает самого серьезного обсуждения. Поэтому Алексеева и Ковалев предложили подать две заявки на митинг на Триумфальной площади 31 августа: одну – за подписями прежних заявителей и в точности такую же за подписями других известных активистов "Стратегиии-31. Свою позицию Людмила Алексеева разъяснила в интервью Радио Свобода:

– Я считаю, что это завоеванием движения "Стратегия-31". Власти пришлось считаться с этим. Власти готовы согласиться на то, чтобы митинг проходил на Триумфальной площади. Такой же текст заявки, такие же лозунги, такие же цели митинга, любые участники, но другие заявители.

– То есть вам конкретно кто-то говорил о том, что нежелательно видеть в списке заявителей Лимонова?

– Это не секрет, поскольку я не вела секретных переговоров. Это заместитель мэра Лужкова господин Виноградов. Он, к сожалению, захотел встретиться только со мной, он не захотел встретиться с двумя другими участниками – Лимоновым и Косякиным – и предложил такую вещь. Я сказала, что мы будем это обсуждать. Поскольку это было довольно близко к 31-му числу, мы решили, что на 31-е число это уже не обсуждаемо, потому что это надо вынести на широкое обсуждение. Вместе с Сергеем Ковалевым, который тоже является участником этих митингов, хотя и не является их заявителем, мы изложили свое видение этого предложения, как правозащитники с 45-летним стажем. Мы привыкли к тому, что со всеми надо разговаривать, надо вступать в диалог, и если мы хотим получить какой-то результат, то необходимы длительные переговоры – сначала что-то уступается и не уступается, потом, так или иначе, в ту и в другую сторону эти переговоры склоняются. Если они задевают наши принципы, мы их просто прекращаем. Если мы считаем возможным разговаривать, что это в рамках допустимого, мы продолжаем переговоры. В данном случае, поскольку состав движения очень неопределенный, очень пестрый, мы решили за двумя подписями выступить с таким предложением: "С нашей точки зрения, допустимый компромисс. Как вы смотрите, дорогие коллеги, кто вместе с нами приходит на площадь?" К 31 августа мы, я думаю, это выясним.

– С Эдуардом Лимоновым непосредственно обсуждалась эта идея? Как он к этому относится?


– Я ему первому рассказала об этих предложениях. Он их отверг. Он считает, что это требование властей поцеловать им туфлю. Я так не считаю.

– То, что под заявкой на проведение акции "Стратегии-31" не будет Эдуарда Лимонова, это же не означает, что ему запрещен будет вход?

– Мы предупредили власти, я им сказала: "Учтите, что если будет согласие на это, то только в том случае, если Лимонов первым выступает на митинге. Ему воздают всю хвалу за то, что он инициатор этой идеи. Те, кто будут подавать заявку, это будут активные участники этого движения, этих акций, которых не раз забирали, известные, порядочные люди, которые ходили на митинг". Скорее всего, это будут правозащитники.

– Если эти акции будут проходить тихо и спокойно, нет ли опасности, что они со временем исчерпают себя и будут уже неинтересны?

– Что интересно – чтобы били дубинками или чтобы движение добилось того, ради чего оно выходит на площадь? Что за мазохизм – обязательно надо выходить только тогда, когда бьют дубинками, а когда не бьют - не интересно? Мне интересно, как принудить власть серьезно относиться к исполнению своих конституционных обязанностей. Мы устраиваем митинг в защиту 31-й статьи, они должны согласиться на это, и милиция должна охранять этот митинг, а не разгонять его. Эта моя точка зрения. Я приду на такой митинг, а другие придут или нет – не знаю.

– Не произойдет ли раскол в движении, если Лимонов категорически не согласен с вашей позицией?

– Кстати говоря, я даже не знаю, как себя поведет Лимонов. Речь идет о том, что я считаю, что можно подать параллельную заявку. Вряд ли мы из-за этого поссоримся, потому что мы довольно спокойно с ним обсуждаем, когда мы в чем-то не согласны. Мы приходили к общему мнению.

Сам Эдуард Лимонов прокомментировать возможность такого компромисса пока отказался.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG