Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Владимирович не виноват


Анна Рудницкая

Анна Рудницкая


Когда речь идет об отечественных чиновниках, правдой всегда оказываются самые невероятные вещи. В очередной раз я убедилась в этом, прочитав пост коллеги Кирилла Подосенова про то, как он пытался связаться с пресс-секретарем департамента здравоохранения Москвы Владимиром Владимировичем Егоровым.

Дело в том, что проделанный им путь – несколько часов длинных безответных гудков в телефоне, затем внезапные короткие гудки, вселяющие надежду на то, что в кабинете все-таки есть кто-то живой, снова длинные гудки – и так сутками, пока не выйдут все сроки сдачи материала, я проделывала неоднократно. Когда писала про жертв «Норд-Оста», договаривалась о фотосъемке в одной из московских больниц, пыталась задать вопрос главврачу одной из больниц, для чего тоже требовалось разрешение департамента здравоохранения…

Успех в получении информации (и вообще отклика) от этого ведомства сопутствовал мне лишь однажды – когда главный редактор, устав за полтора месяца ждать текст, который нельзя было сдать без комментария чиновников, лично позвонил начальнику департамента Андрею Сельцовскому и договорился с ним об интервью.

Разумеется, что я хорошо запомнила имя человека, разговора с которым так жаждала. И это вовсе не Владимир Владимирович Егоров. Пресс-службу департамента здравоохранения Москвы долгие, как принято выражаться, годы возглавляла женщина по имени Любовь Георгиевна Жомова.

В том, что я была не одинока в своих бесплодных попытках встретиться с нею, хотя бы посредством телефона, легко убедиться, почитав сообщество журналистов paparazzi в ЖЖ. Вот несколько характерных текстов: «СПАСИТЕ-ПОМОГИТЕ. Уже какую неделю не могу поймать Жомову Любовь Георгиевну, которая занимается прессой. По обычному телефону 2510059 ее почти всегда нет», «Друзья, звоню уже 3 дня в пресс-службу департамента здравоохранения Москвы Жомовой Любови Георгиевне, и никто не берет трубку?», «хахаха)) ПРОСТИТЕ за смех! просто ситуация очень знакомая! выловить Жомову - это вообще анрил какой-то! и телефоны все те, просто они их не берут...»

И вот – с помощью коллеги Кирилла Подосенова – выясняется, что человек ушел, а дело его живет. Что схема «длинные гудки – занято – длинные гудки» - это не дурной каприз конкретной Любови Георгиевны, а технология. Требовали ли владения ею от Владимира Владимировича, когда принимали его на смену Любови Георгиевне? К сожалению, узнать это можно, только спросив его – то есть нельзя никак.

Впрочем, следует признать, что поведение пресс-службы департамента здравоохранения вполне логично. По большому счету, ведомство заинтересовано в раскрытии информации о себе лишь в том случае, когда о нем есть что сказать хорошего. Если же чиновники справедливо полагают, что в любом случае не услышат о себе доброго слова – зачем нарываться на неприятности? Думаю, департамент здравоохранения города Москвы может похвастаться адекватной самооценкой.

Вот только интересно посмотреть, с каким лицом Владимир Владимирович слушает трезвонящий телефон в своем кабинете. Что с ним происходит в те парадоксальные, как сказал бы писатель Довлатов, минуты, когда он все же берет трубку. В общем, я уже хочу написать репортаж про то, как устроена работа пресс-службы департамента здравоохранения Москвы. И это такая цель, ради которой я даже готова снова ступить на этот путь, ведущий в Кащенко: занято – гудки – занято.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG