Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чеченские новости. Нападение на гидроэлектростанцию в Баксане. Решение международного суда по Косово. Авторское право в Грузии. Александр Дзасохов оставил кресло сенатора. Новый срок для Михаила Саакашвили. Армяно-азербайджанское урегулирование снова буксует


Андрей Бабицкий: Годовщина гибели Натальи Эстемировой и новые угрозы в адрес правозащитников из уст Рамзана Кадырова стали темами минувших недель. Рассказывает член правления Правозацитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.

Александр Черкасов: Неделю назад исполнился год со дня убийства Натальи Эстемировой. Она была похищена в Грозном 15 июля 2009 и в тот же день найдена убитой в Ингушетии. Прошедшие недели прошли под знаком этой годовщины. Это не столько массовые акции, они не были массовыми, в Москве на пикет пришло около 50 человек, в Грозном на импровизированный молчаливый митинг человек до 150. В Москве друзья Наташи провели вечер ее памяти, рассказывая о том, что же изменилось за год, насколько продвинулась работа, которую вела Наташа. Конечно, заменить ее не мог никто, но многие из дел, которыми она занималась, получили какое-то продвижение и разрешение. В Страсбурге выносились решения по делам, которые начинала Наташа. Люди, судьбою которых она была озабочена, уже после ее смерти были освобождены. Но в главном – в расследовании убийства – прогресса нет. Более того, следствие готово назначить убийцами боевиков, причем убитых. Коллеги Наташи говорили о том, что энтузиазм следователей, первые месяцы расследовавшие разные версии, в том числе и связанные с ее профессиональной деятельностью, вылился в итоге в одно-единственное направление. Якобы убийца – боевик, который испытывал к Наташе личную неприязнь, потому похитил и убил ее. О причастности силовых структур Чеченской республики, деятельность которых критиковала Наташа, к ее похищению и убийству речи уже нет.
Реакция в мире, как ни странно, была гораздо более громка. Годовщина убийства Эстемировой и ход расследования заинтересовала Ангелу Меркель, встречавшуюся как раз в годовщину с Дмитрием Медведевым в Екатеринбурге. Госдепартамент США высказал озабоченность в связи с тем, что следствие за год не продвинулось. В Финляндии издатель, выпускающий книги Эстемировой и Политковской, говорит о том, что они пользуются большой популярностью, потому что людям это важно и интересно. Но это далеко от Грозного и далеко от Москвы.
Здесь же год спустя лишь 50 человек пришли к памятнику Грибоедову, чтобы на пикете почтить память Эстемировой. 20 июля распространено заявление членов Совета по правам человека при президенте России, обращенное к президенту. Это заявление касалось слов, произнесенных Рамзаном Кадыровым 3 июля по грозненскому телевидению, когда он назвал коллег Эстемировой, правозащитников, работающих в Чечне, в том числе и "мемориальцев", врагами народа, врагами закона, врагами государства. За прошедшие две недели российские власти никак не отреагировали на эти слова. Члены Совета при президенте обратились к президенту с тем, чтобы он предпринял что-то, чтобы защитить правозащитников, работающих в Чечне. По сути дела это отчаянный шаг, ничего кроме слов они использовать не могут. Они обращаются к тому, кто 19 мая, встречаясь с правозащитниками, работающими на Кавказе, сказал, что две задачи одинаково важны для глав субъектов федерации Северного Кавказа: борьба с терроризмом и диалог с обществом. И тот, кто не может наладить этот диалог, должен уходить. Вряд ли заявление Кадырова можно считать нормальным диалогом. Медведев пока ничего не ответил. И пока коллеги Эстемировой опасаются за жизнь работающих в Чеченской республике. Прошел год, но ничего, к сожалению, не меняется.

Андрей Бабицкий: 21 июля рано утром было совершено нападение на ГЭС в Кабардино-Балкарии в городе Баксане. В результате погибли два милиционера и подорваны узлы самой станции. Мало кто сомневается в том, что диверсия – дело рук членов вооруженного подполья Северного Кавказа. Писатель Герман Садулаев из Санкт-Петербурга считает, что гибели людей можно было избежать, если бы к ситуации в регионе власти относились бы более внимательно. О том, что здесь идет война – известно всем и каждому, но на охрану ГЭС поставили только 2 сотрудников милиции.

Герман Садулаев: В среду пришла новость трагическая и жуткая. Террористы взорвали Баксанскую гидроэлектростанцию в Кабардино-Балкарии. Погибли два человека, несколько ранены. Разрушены гидроагрегаты, повреждён машинный зал. Плотина уцелела, пока. Это первая подтверждённая атака боевиков на объекты энергетики, пока. Тень события легла под углом к трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС: тогда ответственность за аварию взяли на себя боевики, но официальная версия была – гидроудар или техногенная катастрофа. В Баксане на гидроудар не спишешь. Люди в масках и с автоматами напали на станцию, удерживали её более часа, спокойно заложили взрывчатку и ушли.
Самое жуткое в том, насколько это оказалось легко и просто. Оказалось, что ночью ГЭС охраняли двое сотрудников ВОХР. Военизированная охрана. Это даже не настоящие милиционеры. Полуштатские сторожа с маломощным оружием. Их было всего двое, один прапорщик и один сержант. Боевиков было четверо. Они расстреляли сторожей и захватили станцию. Какая бы она ни была маленькая, всё равно это ГЭС, стратегический объект энергетической инфраструктуры! Под защитой двух почти безоружных сторожей. На Северном Кавказе, в Кабардино-Балкарии, где полыхает партизанская война. Что это? Предательство? Или хуже, преступная халатность тех, кто призван организовать защиту объектов инфраструктуры и всего гражданского населения?
Сразу вспоминаются кортежи из бронированных автомобилей, сопровождающие каждого мало-мальски значимого чиновника. Сотни высочайшей квалификации телохранителей из ФСО и прочих элитных структур охраняют драгоценные жизни правителей. А ещё вспоминаются разгоны мирных демонстраций, для которых находятся целые батальоны ОМОН, так, что каждого демонстранта скручивают чуть ли не по четыре милиционера в полной боевой выкладке, в доспехах, с оружием и спецсредствами. На эти мероприятия правоохранителей хватает. Хватает и для того, чтобы толпами патрулировать улицы и сшибать купюры со смуглых прохожих. А на защиту Баксанской ГЭС никого не осталось. Только двое сторожей из ВОХРа, один прапорщик и один сержант, покойные.
Эффективные менеджеры из Русгидро твердят о каких-то периметрах охраны, очень секретных, которые якобы есть вокруг каждого энергетического узла. Где были эти периметры, когда боевики шли взрывать Баксанскую ГЭС? Теперь, конечно, охрану ГЭС на Юге России усилят. Но где гарантия, что новый удар боевики нанесут именно по ГЭС и именно на Юге?
Мы уже говорили всего две недели назад, что 70 террористов, которые, по словам лидера Чечни, только и прячутся в лесах, это очень, слишком много. Говорили, что этого хватит на подрыв не одной электростанции. Не хочется снова пророчить беду или невзначай подсказывать террористам следующий ход, но логика террора такова и без нас и потенциальных объектов хватает. Снова оказалось, что мы совершенно беззащитны.

Андрей Бабицкий: Международный суд ООН вынес решение о том, что Декларация независимости Косово не нарушает международного законодательства. В Тбилиси говорят, что такое решение станет дополнительным аргументом для России в призыве признать Абхазию и Южную Осетию.
Из Тбилиси - Олеся Вартанян.

Олеся Вартанян: Решение международного суда ООН стало главной новостью на всех национальных телеканалах. Грузинские журналисты передают только сухую информацию о сегодняшнем событии, не проводя никаких параллелей между Косово и сегодняшними грузинскими конфликтными регионами. Но как отмечают официальные лица, сегодняшнее решение международного суда в Гааге может стать еще одним аргументом для России в призыве признать независимость Абхазию и Южную Осетию. Связь этих территорий с политикой вокруг Косово появилась около двух лет назад. Тогда этот балканский регион объявил о своей независимости. Его в этом поддержали около 70 стран мира, в том числе и Соединенные Штаты, большинство европейских государств. Россия выступила против. Через несколько дней после признания тогдашний президент, а ныне премьер-министр Владимир Путин открыто заявил, что западный мир придерживается двойных стандартов и что если на то пошло, то им следует признавать независимость Абхазии и Южной Осетии. В Тбилиси тогда ответили, что подобная аналогия неприемлема. Грузинская сторона продолжает придерживаться такой позиции, пусть даже Россия будет пытаться использовать решение гаагского суда в свою пользу. Говорит глава парламентского комитета по внешним отношениям Акакий Минашвили.

Акакий Минашвили: Для них это актуальный вопрос, они эту аналогию очень активно используют. Но несмотря на это, с такой их позицией никто не соглашается, ее никто не разделяет. То же самое будет и в случае с сегодняшним решением.

Олеся Вартанян: Председатель грузинского Верховного суда Коте Кублашвили говорит, что сегодняшнее заключение гаагских судей не прекратит политические и законодательные дискуссии о том, справедливо или нет было объявлять Косово независимой страной.
По словам Кублашвили, в этой политической игре Россия, выступающая против признания Косово, попытается в очередной раз использовать теперь уже решение Гаагского суда в пользу признания Абхазии и Южной Осетии.

Коте Кублашвили: Это порадует те режимы, которые поддерживают сепаратистские регионы, и они попробуют каким-то образом использовать в том числе и сегодняшнее решение. Они и до этого использовали все, что с этим вопросом было связано. И официально на политическом уровне заявляли, что признание Косово может стать основанием к началу отделений и других территорий.

Олеся Вартанян: Как говорят зарубежные эксперты, заключение в Гааге приведет к увеличению стран, признавших независимость Косово, после чего этот регион сумеет стать полноценным членом ООН и других международных организаций.
Гаагское заключение может помочь России добиться признания независимости для Абхазии и Южной Осетии в странах Латинской Америки, считает грузинский конфликтолог Паата Закареишвили:

Паата Закареишвили:
Очень многие страны, которые воздерживались и считали, что Россия поступила неправильно и нарушила международное право, но не хотели обидеть Россию и ссылались постоянно на международное право, этим странам теперь будет тяжелее отказать России и не признать Абхазию и Южную Осетию. Я не думаю, что такие действия будут иметь массовый характер - может, пару стран признают Абхазию и Южную Осетию. Но дальше не думаю, что все это пойдет.

Андрей Бабицкий: В Цхинвали полагают, что у югоосетинской республике гораздо больше правовых и исторических оснований, чем у Косово, стать признанным международным сообществом государством. Об этом в беседе с нашим корреспондентом Олегом Кусовым заявил вице-спикер республиканского парламента Юрий Дзиццойты.

Юрий Дзиццойты: Ситуация, на мой взгляд, совершенно аналогичная, более того, я считаю, что Южная Осетия имела больше оснований рассчитывать на признания своей независимости со стороны Запада, чем Косово. Почему? Я объясню. Дело в том, что Южная Осетия свою независимость провозгласила тогда, когда Грузия была признана только Украиной, и не являлась членом ООН. А Косово отделилось от международно-признанного государства, члена ООН. Ситуация совершенно разная. Я считаю, что у Южной Осетии юридических оснований было гораздо больше. Но Запад применяет двойные стандарты. Только эта ситуация мешает Западу объективно разобраться в том, что происходит в Южной Осетии и признать ее независимость. Но я абсолютно уверен в том, что рано или поздно признание состоится.

Олег Кусов: Многие эксперты обратили внимание на то, что Россия проголосовала против независимости Косово, но в то же время признала независимость Абхазии и Южной Осетии.

Юрий Дзиццойты: Ну, многие, многие страны поставлены в такое щекотливое положение. Я абсолютно точно знаю, что, например, Армения хотела бы признать Косово, но она боится за ситуацию вокруг самой Армении; многие другие страны хотели бы признать Косово, но остерегаются и не хотят делать этот шаг. Я думаю, что эта ситуация тоже со временем выправится, и я считаю, что в этом смысле сверхдержавы, которые сейчас правят бал, должны в тихой, спокойной обстановке сесть и договориться.

Андрей Бабицкий: Решение суда ООН о признании независимости Косово в Абхазии воспринимают как прецедент, но в самопровозглашенной республике существует своя концепция независимости, которая, как убеждён абхазский политолог Ираклий Хинтба, выгодно отличается от косовской. С политологом беседовал Олег Кусов.

Ираклий Хинтба: Тот факт, что решение по Косово признано соответствующим международному праву и международным законам, безусловно, может рассматриваться в качестве определенного прецедента для Абхазии. И, я считаю, это послужило определенным прецедентом для Абхазии. Я не говорю, что Абхазия была признана только потому, что признали Косово, но это был очень серьезный историко-политический шаг, который продемонстрировал, что оказывается возможно в сегодняшнем мире признавать государства вопреки воли метрополии, то есть того государства, от которого она отделяется.

Олег Кусов: В ходе этого обсуждения Россия не поддержала решения суда, высказавшись против независимости Косово, но в то же время признала независимость Абхазии и Южной Осетии. В этой позиции вы не видите двойственность, как опираться на позицию Москвы в данном случае?

Ираклий Хинтба: Дело в том, что признание, безусловно, в первую очередь политическое действие, не правовое, не какое-либо другое. Позиция России относительно признания Косово известна. В принципе, позиция России в данном случае понятна. Все-таки надо разделять случаи Абхазии и Косово, рассматривать их по отдельности. И, конечно, если мы говорим об Абхазии, то Россия изначально мотивировала свои действия именно нормами международного права, когда она признавала Абхазию. Но также здесь речь идет о том, что Абхазия не в меньшей степени, а я считаю, и многие эксперты считают, что в большей степени заслуживает того, чтобы быть признанной. Это касается и политического развития, в том числе и демократического развития, это касается и положения меньшинств, это касается и возвращения беженцев, и других вопросов, по которым Абхазия опередила Косово, что, например, признает такая авторитетная организация, как Freedom House.

Олег Кусов: Сейчас между Сухуми и Тбилиси нет никакого диалога, но есть Женевские дискуссии. Как вы думаете, абхазские представители в ходе этих дискуссий будут опираться на факт признания независимости Косово со стороны суда ООН?

Ираклий Хинтба: Я думаю, что это может фигурировать в качестве аргумента в ходе дискуссий, при обсуждении каких-либо вопросов. Но я не думаю, что именно на этом будут делать акцент наши представители, потому что официальная позиция Абхазии заключается в том, что, хоть Косово и прецедент, но, тем не менее, в Абхазии своя концепция достижения независимости и свои особенности, которые выгодно отличают ее от Косово. Но то, что касается этого решения, то, безусловно, я думаю, что это будет серьезный аргумент в политических спорах.

Андрей Бабицкий: Дискуссию продолжит комментарий политолога Сергея Маркедонова
Автор - Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов: Международный суд ООН признал законность решения властей Косово о провозглашении независимости от Сербии, случившиеся в 2008 году. Не будучи юристом, хотелось бы воздержаться от оценки формально-правовых аспектов данного решения. Однако его значение выходит далеко за рамки юриспруденции.
Для политического аналитика важно понять, насколько "косовский казус" продолжает оставаться политическим оружием, которое можно использовать для успешной сецессии?
На первый взгляд, по вопросу о возможном использовании "прецедента Косово" непризнанными республиками на территории бывшего СССР, сказано все или почти все. Вместе с тем, если оставить в стороне эмоции (по поводу усиления России в СНГ вследствие признания Москвой Абхазии или Южной Осетии, а также по поводу "косовского оружия" Кремля, нацеленного против интересов США и ЕС), то можно прийти к следующему выводу. Самоопределение бывшего автономного края в составе Сербии не имеет решающего значения при определении будущего постсоветских непризнанных республик.
Сегодня политические абхазских, карабахских, осетинских или приднестровских лидеров принято рассматривать в контексте развития косовской ситуации. Создается ощущение, что все они только и ждали (и продолжают ждать) сигналов из Приштины, чтобы скопировать поведение лидеров косоваров. Между тем, принципиальные шаги к самоопределению были сделаны ими задолго до того, как Косово попало в фокус мировой политики.
Приднестровье провозгласило свою независимость от Молдовы в 1990 году, то же самое (и почти в то же время) сделала Южная Осетия. Карабах провел референдум о своей независимости 2 сентября 1991 года. Таким образом, три из четырех непризнанных республик заявили о своих претензиях на национальный суверенитет еще во времена существования СССР (когда РФ как отдельной страны еще не существовало). Абхазия добилась де-факто суверенитета от Грузии после вооруженного конфликта с Тбилиси в 1992-1993 гг. В это время Косово никак не влияло на это самоопределение (поскольку тогда ситуация там рассматривалась в общеюгославском или сербском контексте, в крайнем случае общебалканском, но не мировом). За годы своего де-факто суверенитета каждое из этих образований провело по несколько избирательных циклов, создало свои государственные (хотя и не признанные миром структуры власти), даже пережило процесс смены руководства. При этом далеко не всегда эти образования играли роль «марионеток Москвы». Достаточно вспомнить хотя бы споры между Абхазией и руководством РФ по поводу президентских выборов 2004 года в этой непризнанной республике или разногласия между Тирасполем и Москвой относительно судьбы 14-й армии.
Что же касается самой России, то она «скопировала» косовские подходы Запада лишь тогда, когда старый, сформированный в 1990-е гг. статус-кво в двух кавказских горячих точках был полностью разрушен, а в новых условиях российское военно-политическое присутствие в них было поставлено под вопрос.
И ответственность Тбилиси за это никак не меньшая, чем Москвы. Заметим, что до августа 2008 года в Грузии, а после него в Карабахе, Приднестровье, в Крыму или в ходе киргизского кризиса-2010 Москва не ставила под сомнение существующие межгосударственные границы.
И, напротив, сохранению, там, где это возможно «замороженной стабильности». Если в чем Москва и повторила Запад, так это в риторике. Разговоры об Абхазии и Южной Осетии, как об «уникальных случаях» стали общим местом в выступлениях российских официальных лиц. Москва в гораздо большей степени опасается новых вызовов, которые может повлечь за собой мультипликация косовского опыта.
Именно поэтому российский «ревизионизм» и проявился лишь точечно. Признавая независимость двух бывших автономий Грузии, она не могла не понимать, что идет на определенный риск. Особенно учитывая полиэтничный характер современной РФ.
Таким образом, Косово нужно Абхазии или Карабаху только как инструмент для международной легитимации своих амбиций. Если угодно, это паттерн для оправдания своих действий десяти - пятнадцатилетней давности. Внутренняя ситуация там, а также динамика сербско-албанских отношений, мало интересна лидерам непризнанных республик Евразии. Существовало бы Косово или бы его не было вовсе, борьба абхазских или осетинских лидеров против Грузии, а карабахских армян против Азербайджана продолжалась бы. Для этого есть свои региональные предпосылки, никак не связанные с самоопределением экс-сербской автономии. России же Косово выгодно, как идеологический инструмент, с помощью которого можно упрекать оппонентов в двойных стандартах. Много лет мы в разных вариациях слышали фразу «Казус Косово - уникален». Сегодня пришло время сказать: «Казусы непризнанных республик бывшего СССР уникальны». Каждый по-своему. Они не сводимы к единой формуле и лишь опосредованно зависят от динамики на Балканах.

Андрей Бабицкий: Глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров подписал указ о назначении ректора Северо-Осетинского госуниверситета Олега Хацаева представителем республиканской исполнительной власти в Совете федерации. Если Хацаева утвердит республиканский парламент, он сменит на этом посту экс-президента Северной Осетии Александра Дзасохова, у которого завершается пятилетний срок пребывания на посту сенатора. Из Владикавказа Жанна Тарханова.

Жанна Тарханова: В Северной Осетии возможная замена сенатора вызвала оживленные дискуссии. Эта тема интересует людей во многом благодаря своей символичности – на пенсию уходит самый титулованный осетинский политик, а ему на смену приходит новая смена в лице 47-летнего ректора республиканского университета. Однако социолог Хасан Дзуцев полагает, что Дзасохов и после ухода из Совета Федерации останется востребованным российской властью.

Хасан Дзуцев: Я не помню ни одной такой значимой фигуры, чтобы он остался без работы. Я думаю, что Дзасохов без работы не останется. Очень опытный политик. Думаю, он будет привлечен Министерством иностранных дел в качестве эксперта, или он может работать в Государственном совете, который функционирует в Кремле. Я думаю, что без работы не останется, потому что за долгие годы накопил гигантский опыт. Почему именно кандидатура Хацаева – это очень сложная процедура, где личные контакты имеют большое значение. Но самое главное значение – опыт государственной деятельности на разных уровнях. Он был депутатом парламента, он был заместителем председателя правительства, ректором. Накопил энный опыт административной системы управления. Я думаю, он знает рычаги власти очень хорошо. По всей видимости, поэтому и остановил глава нашей республики свой выбор на кандидатуре Олега Хацаева.

Жанна Тарханова: Александр Дзасохов стал сенатором от Северной Осетии летом 2005 года, покинув пост президента этой республики. Эксперты полагают, что к этому решению его подтолкнула бесланская трагедия. Активисты общественной организации «Матери Беслана» считают, что в те дни президент республики, мягко говоря, оказался не на высоте. Слово сопредседателю организации Анете Гадиевой:

Анета Гадиева: После бесланской трагедии Дзасохов не имел права представлять Осетию в Совете Федерации. Ему поручили это дело, он его взял на себя. Какой-то срок проработал. Но морального права, считаю, он не имел на это. И естественно нам приятно, что уже не он будет представлять нашу республику в Совете Федерации. Может, наконец-то он уйдет на заслуженный отдых, и у него будет возможность поразмыслить обо всем и дать оценку своему жизненному пути.

Жанна Тарханова: Назначение Олега Хацаева на пост сенатора - это всего лишь кадровые игры местной власти, рассуждает координатор местного отделения ЛДПР Георгий Зозров.

Георгий Зозров: Все назначения нашего правительства играют узкую роль. Не то чтобы нам с вами жизнь улучшить. Идет карьерный рост. Хацаев засветился, потихоньку готовится к смене, следующим главой хочет стать. Это его желание. Нам, гражданам, от этого никаких плюсов или минусы не будет. Как играют люди в карты, так и в этой игре – все карты одной колоды.

Жанна Тарханова: Кандидатуру нового сенатора от исполнительной власти Северной Осетии в ближайшее время рассмотрит республиканский парламент. Эксперты обращают внимание на тот факт, что по принципиальным вопросам мнение главы республики и парламентариев всегда совпадают.

Андрей Бабицкий: Недавняя встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении в ходе неформального саммита руководителей дипломатических ведомств стран ОБСЕ только добавила сомнений в эффективности процесса мирного урегулирования карабахской проблемы. В Ереване озабочены тем, что Баку настаивает на выполнении только тех международных принципов урегулирования, которые выгодны азербайджанской стороне. Рассказывает наш корреспондент в Ереване Лилит Арутюнян.

Лилит Арутюнян: Комментируя трехстороннее заявление глав делегаций стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян отметил, что в заявлении важным является то обстоятельство, что в нем говориться о трех принципах, на основе которых должен быть урегулирован конфликт. Он также отметил, что главы делегаций стран-сопредседателей в своем заявлении напомнили сторонам об их обязательстве прийти к мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта.
“Важно то, что в заявлении отмечается, что нельзя отдавать предпочтение тому или иному принципу или же демонстрировать выборочный подход к ним. Если Азербайджан концентрируется только на одном из этих трех принципов - на принципе территориальной целостности, то в действительности речь идет о всех трех принципах. Страны-сопредседатели очень ясно и открыто подчеркнули, что такой подход является неконструктивным, нельзя допускать, чтобы между этими принципами и положениями существовала дискриминация” заявил министр иностранных дел Армении.
“В этом заявлении также отмечается о провокации, организованной азербайджанской стороной 18 июня этого года”, - также отметил Налбадян.
Руководитель аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству, политолог Степан Григорян разделяет положительное отношение Министра иностранных дел Армении к этому заявлению.

Степан Григорян: Потому что в этом заявлении очень четко были сказаны две важнейшие вещи: не допустимо в процессе переговоров из общего комплекса вопросов вычленять один какой-то вопрос, территории вокруг Нагорного Карабаха, вместе с тем, этот конфликт должен решаться с учетом всех интересов и всех компонентов. И вот здесь сопредседатели и министры иностранных дел, сопредседатели Минской группы об этом четко сказали. И второе, о чем они сказали, ответственность все равно лежит на Армении и Азербайджане. Стороны конфликта, переговорные процессы, главные фигуранты они. То есть, никто не должен надеяться на то, что сопредседатели Минской группы на какую-то из сторон начнут давить.

Лилит Арутюнян: По мнению же бывшего министра иностранных дел Нагорного Карабаха Армана Меликяна заявление никак не может повлиять на решение Карабахского вопроса, так как и после него нельзя ожидать изменения позиций конфликтующих сторон.

Арман Меликян: Сама логика переговорного процесса и мадридские принципы не дают реальных возможностей решить вопрос. Мадридские принципы содержат противоречия, которые стороны не смогут преодолеть. Каждый читает то, что ему нравится. Поэтому я считаю, что должна быть изменена философия и подходы, как сторон, так и посредников. И, конечно же, в новой конфигурации должен участвовать Нагорный Карабах.

Лилит Арутюнян: Несмотря на то, что в заявлении упоминается и о нарушении перемирия в Карабахе 18 июня этого года, Арман Меликян считает, что новых нарушений режима прекращения огня исключать нельзя.
По мнению же Степана Григоряна в краткосрочный период вероятность повторения нарушения перемирия не высока.

Степан Григорян: Очень четко сказано, что это будет иметь последствия для любой из сторон, которая попытается нарушить вот то равновесие, то перемирие, которое есть. Поэтому я не думаю, что вероятность этого высока.

Андрей Бабицкий: В Азербайджане тоже считают неэффективной недавнюю встречу министров иностранных дел обеих стран в ходе неформального саммита руководителей дипломатических ведомств стран ОБСЕ. Власти страны по-прежнему подчёркивают, что в случае полного провала мирного урегулирования, они готовы к силовому решению проблемы. Тем не менее, как говорят независимые азербайджанские эксперты, страны-посредники пытаются убедить стороны конфликта сделать хотя бы шаг настречу друг другу. Тему продолжит Олег Кусов.

Олег Кусов: Среди наблюдателей бытует мнение, что в процессе мирного карабахского урегулирования наступательную позицию занимает Азербайджан – как проигравшая войну сторона. Согласно этому взгляду на переговоры, Армении выгодно затягивание этого вопроса в надежде на то, что временный статус Карабаха приобретёт постоянный характер. Поэтому любая дипломатическая попытка воспринимается Баку как потенциальный шанс. Но прошедшая в Алма-Ате встреча глав внешполитичечких ведомств Азербайджана и Армении оказалась безрезультатной, делится своим мнение бакинский политолог Зафар Гулиев.

Зафар Гулиев: Это, прежде всего, обусловлено тем, что позиции сторон по-прежнему остаются по многим вопросам контрастными. Их не удается сблизить. Отношения к обновленным мадридским принципам немножко различаются у сторон. Например, Армения все время ссылается на последнюю встречу в Санкт-Петербурге и на российские предложения, которые, вроде бы, отличаются от предложенных странами-сопредседателями обновленных мадридских принципов. А Азербайджан, в свою очередь, резонно отвечает, что существует единый вариант обновленных мадридских принципов и, если Россия предлагает какие-то новые идеи, то они должны быть согласованы с Францией, с Соединенными Штатами Америки.

Олег Кусов: В ответ на обвинения армянской стороны в том, что Баку отстаивает в ходе переговоров в первую очередь принцип территориальной целостности, Зафар Гулиев подчёркивает, что обновленные мадридские принципы отличаются универсальным подходом к проблеме.

Зафар Гулиев:
Обновленные мадридские принципы фактически предполагают своеобразный синтез этих непримиримых двух положений: принципа территориальной целостности государства и принципа самоопределения нации. Сопредседатели довольно долгое время бились над тем, каким образом сблизить позиции конфликтующих сторон. И поэтому сейчас компромиссный вариант состоит в том, что самоопределение карабахских армян должно происходить в рамках территориальной целостности Азербайджана. То есть, как это будет выглядеть реально, это очень трудно представить. Но, поскольку мадридские принципы предполагают поэтапное решение конфликта, и здесь фактически, позиции всех стран сходятся. На первом этапе, после заключения соглашения, должны быть освобождены оккупированные территории Азербайджана, потом под контролем миротворческих сил, под контролем стран-сопредседателей в регионе уже будет определятся статус Нагорного Карабаха посредством референдума. Есть очень много неясностей, поскольку многие вопросы по-разному трактуются в Азербайджане и в Армении. Но, в целом, я думаю, сегодня уже более жестко стоит этот вопрос. Альтернатива этим переговорам война. Продолжение бессмысленных переговоров долго не может идти. И последнее заявление стран-сопредседателей фактически содержал один призыв к странам: сделать хотя бы один шаг. Потому что это долгий процесс, это очень тяжелый конфликт. Ну, а первый шаг должен быть сделан

Олег Кусов: Среди экспертов всё больше утверждается и идея начала диалога между азербайджанской и армянской общинами Карабаха.

Андрей Бабицкий: 20 июля парламент Грузии официально принял на рассмотрение проект будущей конституции. Предполагается, что новая конституция страны будет утверждена в сентябре. У оппозиционных партий остается месяц на то, чтобы попробовать изменить какие-нибудь положения этого документа. Оппозиция уже не имеет ни малейших сомнений в том, что новый основной закон страны будет принят для того, чтобы обеспечить нынешнему президенту Михаилу Саакашвили дополнительный срок в роли руководителя Грузии. Рассказывает Кэти Бочоришвили.

Кэти Бочоришвили: Анализируя основные положения новой Конституции Грузии, некоторые грузинские эксперты склоняются к мысли, что разработанный Конституционной комиссией новый проект Основного закона позволит президенту Саакашвили после окончания президентского срока править страной в другом качестве. Оппонентов у этих аналитиков практически нет, хотя у другой части экспертов бытует твердое убеждение: если народ не протестует, значит такая Конституция его устраивает.
Специалисты по конституционным вопросам считают, что действующую Конституцию переписывать было необходимо, поскольку в ней нарушен основной принцип – принцип разделения властей, и не действуют так называемые механизмы “сдержек и противовесов”. Однако некоторые эксперты, в том числе и Вахтанг Хмаладзе, считают, что и в новой Конституции эти механизмы работать не будут.

Вахтанг Хмаладзе: Несмотря на то, что полномочия президента резко уменьшены и соответственно увеличены полномочия правительства, и конкретно премьер-министра, именно с точки зрения принципа “разделения властей” и “сдержек и противовесов”, опять остаются серьезные проблемы. Основная проблема заключается в том, что парламент реально опять же будет лишен возможности политического контроля правительства.

Кэти Бочоришвили: В конституции, как говорит Вахтанг Хмаладзе, есть норма, которая говорит о возможности объявления недоверия правительству. Но заложенный в ней механизм может продлить этот процесс до двух с половиной месяцев с момента постановки вопроса о недоверии.

Рамаз Сакварелидзе: А процесс объявления недоверия осложнен тем, что, сперва должны инициировать не менее 40 процентов депутатов, потом парламент должен поставить вопрос об объявлении недоверия с 50-процентным кворумом, потом через месяц парламент должен проголосовать за вотум недоверия уже большинством в 60 процентов, и только в этом случае правительство будет отправлено в отставку. А если парламент поставит вопрос о недоверии, но не сможет объявить недоверие, то президент имеет право распустить парламент. Такого я вообще нигде не видел.

Кэти Бочоришвили:
Между тем, политолог Рамаз Сакварелидзе убежден, что Основной закон с парламентским способом правления - еще одна ошибка грузинской политической жизни. “Мы набрались кое-какого опыта в президентском правлении и вместо того, чтобы исправлять этот опыт, сейчас начинаем опять с нулевой точки. И начинаем с нулевым ресурсом. Одного президента не выбрали, а хотят выбрать парламент с партийными механизмами, тогда как нет нормальных партий в Грузии. Построить на этих партиях новую государственность – мы опять влипнем в какую-то неразбериху, и потом снова будем винить того, кто во главе государства”, - говорит Рамаз Сакварелидзе.
Эксперт Сосо Цинцадзе считает согласованный с западными экспертами новый проект Конституции оптимальным для Грузии в сегодняшних условиях. Однако, каким он будет в окончательном варианте, и как будет затем работать, зависит, по его мнению, от самого общества.

Сосо Цинцадзе: Она еще должна пройти всенародное обсуждение. И порой там, где ожидается простая формальность, возникают проблемы. И многое зависит сейчас от активности оппозиции. Тот аргумент, что сейчас жара и никому до Конституции нет дела – на меня как-то не действует. Потому что в 1887 году в Филадельфии, когда писали американскую Конституцию, стояла ужасная жара. И кондиционеров тогда не было. Но Конституция ничего, получилась у американцев.

Андрей Бабицкий: В полной ли мере справедливы катастрофические прогнозы грузинской оппозиции, когда она, обвиняя Михаила Саакашвили в намерении удержать власть в своих руках путем изменения Конституции, рисует перспективы крушения всех демократических устоев грузинского общества? Когда раз за разом, заимствуя пафос чуть ли не из Иоанна Богослова, живописует очертания неминуемого Апокалипсиса?
Вопрос здесь не в том, ошибаются ли критики относительно намерений нынешнего президента, а в оценке реальных последствий нового срока для Михаила Саакашвили в роли руководителя страны. В самом ли деле, его нежелание отдать власть может обернуться катастрофой, которая угрожает опрокинуть всю будущность демократической Грузии? Само по себе намерение грузинского правителя обеспечить себе дополнительный срок, не кажется правильным с точки зрения демократических норм и процедур. Совершив такой шаг, он автоматически ставит себя в ряд иных постсоветских властителей, управляющих своими странами безальтернативно авторитарными методами. Но, собственно, авторитаризм Саакашвили – не такая большая новость, чтобы принимать ее на грани инфаркта с эсхатологическими ожиданиями. Многие считают грузинскую авторитарную модель развернутой в направлении демократии и перспектива в этом случае перекрывает наличное положение дел.
Но есть и другой момент. Если власть не желает отпускать бразды правления, это означает, что она по некоторым причинам отказывает народу в праве самостоятельно выбирать свою судьбу. Отказывает ему в исторической ответственности, в истинном целеполагании, полагая, что ее (власти) замысел о будущем неизмеримо более полон и точен. Так, может, она в конце концов права? Помните слова Пушкина о том, что «единственный либерал в России – это правительство». Может, стоит хотя бы на время законсервировать «естественное право» априори принадлежащее народу, и доверить ход событий сильной, целеустремленной элите, которая знает, чего она хочет и как это сделать. Многие, кто задумывался о судьбах постсоветских обществ, выражали уверенность, что без переходной авторитарной фазы их развитие невозможно.
Я – противник такого взгляда на вещи. По моему убеждению, свободное общество обязано нести бремя своей свободы, расплачиваясь за право обладания ею в том числе и осознанным выбором будущего. Быть свободным – и величайшее благо, и тяжелейшая ответственность. Кроме того, обратная сторона свободы - право на ошибочный выбор и его преодоление. Только так общество становится на ноги, взрослеет. Выбрали не то, расплачивайтесь и учитесь бороться с последствиями. Если ошибок не будет, неоткуда появиться и пониманию, как с ними справиться.
Проблема, однако, в том, что постсоветские общества настолько не дорожат своими гражданскими и политическими правами, что считают за счастье расстаться с ними при первом удобном случае. А в этом случае власть остается единственной силой, обеспечивающей движение не важно куда - вперед или назад - процесс важнее направления. Масса, не способная к «умному» выбору, манипулируемая, следующая на поводу своих прихотей, мгновенно меняющихся настроений, беспочвенных страхов, легко покупаемая пустыми обещаниями, тасующая кумиров как карты, не может обладать достоинством и правами общества . У нее легко и по праву отбирается не только будущее, но настоящее и прошлое. За нее формулируют, назначат даты, возводят памятники, рисуют конституции, начинают военные действия. А ее дело – коротать досуг между хлебом и маскарадами.

Грузия официально подключена ко всем международным конвенциям и договорам о защите интеллектуальной собственности. Тем не менее, авторы и изобретатели не считают себя слишком защищенными. Грузинский рынок ломится от пиратской продукции разного вида. О неэффективности действующего закона стали задумываться политики и чиновники. Национальный центр интеллектуальной собственности «Сакпатенти» приступил к разработке нового механизма. Что будет означать нововведение для простых горожан и будут ли в этом случае защищены авторские права в Грузии? С подробностями на эту тему - Мзия Паресишвили из Тбилиси.

Мзия Паресишвили: Нашумевшие судебные тяжбы за авторские права в Грузии в основном связаны с музыкальной сферой. Наиболее известны те случаи, когда спор касается авторских прав на музыку или же на текст популярных песен. Последний из таких судебных процессов продолжается между лидером Партии промышленников Гоги Топадзе с семьей композитора Реваза Лагидзе. Семья протестует, что без ее разрешения Топадзе во время предвыборной кампании на местных выборах в рекламном ролике использовал популярную песню Лагидзе «Тбилисо».
Для представителя Партии промышленников Зураба Ткемаладе, хорошо разбирающегося в бизнесе и в торговых марках, претензии семьи Лагидзе неприемлемы:

Зураб Ткемаладе: Я и Гоги Топадзе родились и выросли в Тбилиси. Мы коренные тбилисцы, а песня Лагидзе «Тбилисо» является гимном Тбилиси, так есть или нет у меня право ее петь?

Мзия Паресишвили: Неуважением к авторским правам грешат не только политики и бизнесмены, уверен председатель Союза композиторов Каха Цабадзе, сын известного композитора Гоги Цабадзе, без чьих песен почти не обходится не одно застолье в Грузии:

Каха Цабадзе:
Полный беспредел в этом отношении. Это касается и телевидения, и радио, и пиратских дисков, также исполнения песен в ресторанах, от этого тоже серьезный доход теряется. Настолько серьезные проблемы, что только 4-5 человек их не решат.

Мзия Паресишвили: Каха Цабадзе имел в виду организацию «Авторское общество». Именно она обязана следить за правами авторов и сборов гонораров. Недостатки в работе признает и сам руководитель организации Элгуджа Шапатава:

Элгуджа Шапатава: Наша организация единственная в Грузии. По закону только мы вправе выдавать бланкетную лицензию, чтобы не было хаоса и разные организации незаконно не собирали гонорары. Мы защищаем права авторов с 1999 года и выдали несколько сотен лицензий, хотя их, наверное, должно быть несколько тысяч.

Мзия Паресишвили: Встреча композиторов и защитников авторских прав состоялась в Национальном центре интеллектуальной собственности «Сакпатенти». Георгий Гваладзе, руководитель Национального центра «Сакпатенти», заявил, что правительство собирается вплотную заняться этой проблемой. Не урегулирована оценка и сбор гонораров, также неэффективно борятся против т.н. пиратских записей. Все это требует комплексной работы и, может быть, создания дополнительных структур. Менеджер студии звукозаписи «Сано» Гела Апхазава, говоря о том, с какими проблемами сталкиваются они, считает, что решить эти трудности можно легко:

Гела Апхазава: Выпущенные нами диски на второй день уже переписываются незаконно. Не контролируется рынок. Так называемые пиратские записи наносят ущерб и студиям, и авторам, и государству. 95% дисков - пиратские. И урегулировать это очень просто. Если в магазинах и на рынках не будет продукции без товарных накладных, соответственно, и не будет пиратской продукции.

Мзия Паресишвили: В магазинах аудио- и видеодисков на проспекте Руставели проблемой называют Интернет. А для простых потребителей оказалось, что авторские права не главное:

- В зависимости, для чего хочу. Если игры покупаю, то предпочитаю оригиналы, а если просто так, например, пустые, особо не присматриваюсь.

Мзия Паресишвили: Несмотря на то, что об авторских правах в Грузии знают не понаслышке, многим трудно будет смириться с тем, что за любимые эстрадные песни, звучащие в кафе и в ресторанах, владельцам придется платить гонорар авторам или же их наследникам.

Андрей Бабицкий: В Абхазии после перерыва на "летние каникулы" стартовал второй круг Чемпионата по футболу. Сразу стоит отметить, что этот сезон преподнёс не мало сюрпризов болельщикам, да и в принципе всем, кто имеет хоть какое-нибудь отношение к футболу. Рассказывает Семен Пегов из Сухуми.

Семен Пегов:
Абхазии после перерыва на «летние каникулы» стартовал второй круг Чемпионата по футболу. Лидеры прошлого сезона – среди которых можно назвать обладателя чемпионского титула и суперкубка страны сухумский футбольный клуб «Нарт», пицундский «Киараз», потерпели неожиданные поражения от середнячков. Впрочем, нынешний чемпионат отмечен еще и новыми лицами и старыми проблемами.
Многим командам удалось серьезно усилить свои составы. В частности, в команду Гагры, которая сейчас идет на первом месте, пришел хоть и возрастной, но по-прежнему пребывающей в неплохой форме, Герман Кутарба. Он один из немногих абхазских футболистов, которым за последнее время удалось сделать более или менее успешную карьеру в российской премьер-лиге. Сейчас игра Гагры фактически держится на нем, все-таки уровень других абхазских футболистов не дотягивает до российской премьер-лиги. Герману Кутарба за тридцать и продолжать карьеру в России уже не имеет смысла. Зато на родине футболист чувствует себя хорошо.

Герман Кутарба: Дома нахожусь. Лучше ничего даже нельзя придумать. Чемпионат идет своим чередом, потихонечку набирает ход. Я думаю, у нас все впереди.

Семен Пегов: Следующее громкое событие в абхазском футболе ознаменовано появлением в чемпионате еще одной знаменитости российского футбола, правда не на поле, а на тренерской скамейке. В очередной раз возрожденную команду сухумское «Динамо» возглавил известный российский тренер Олег Долматов. Символично, что свою тренерскую карьеру он начинал именно здесь, в Сухуми, почти двадцать лет назад. Тогда он возглавлял все то же «Динамо». Потом с переменным успехом Олег Долматов тренировал московский ЦСКА и футбольный клуб «Ростов», и вот теперь он снова вернулся в Абхазию.

Олег Долматов: В общем-то, я уже сейчас в таком возрасте, что ездить на такие расстояния, как Владивосток и Хабаровск, не очень хочется. А здесь прекрасно. Поэтому подумали с женой и решили все-таки остаться здесь.

Семен Пегов: По мнению опытного тренера, главная проблема многих абхазских команд – это комплектация основного состава. Но, к сожалению, проблема эта не единственная и вполне возможно не самая острая. Куда больше руководителей Федерации футбола Абхазии беспокоит отсутствие дисциплины на поле. В абхазском чемпионате во время и после матчей дерутся практически все – футболисты, болельщики и даже тренеры. А судьи, как правило, выступают в роли пострадавших. Контрольно-дисциплинарный комитет штрафует клубы, дисквалифицирует игроков и тренеров, но все это мало чем помогает. Президент Федерации футбола республики Леонид Дзяпшба уже изрядно утомился призывать участников футбольного процесса вести себя менее эмоционально:

Леонид Дзяпшба: Каждый должен вести себя подобающе. Игроки на футбольном поле – играть по правилам, а болельщики не должны нарушать общественный порядок.

Семен Пегов:
На одном из заседаний совета Федерации футбола даже побывал министр внутренних дел республики Отар Хеция. Глава МВД заявил, что если контрольно-дисциплинарный комитет не может угомонить нарушителей порядка, то этим займется милиция.

Отар Хеция: Те игроки, которые будут хулигански себя вести на поле, – мы не будем их на поле забирать и провоцировать дальше драки – но после игры я сделаю все возможное – значит собрать материал, забрать его в камеру и в следующий раз он не будет играть за команду.

Семен Пегов:
В чемпионате Абхазии по футболу принимают участие девять команд. По итогам первого круга тройка лидеров выглядит следующим образом: «Гагра» - 18 очков, гудаутская «Рица» - 14, сухумское «Динамо» - 13. Вплотную к ним приблизились «Нарт» и «Абазг». Говорить о том, что ситуация в абхазском футболе сегодня совсем уж плачевная, будет неправильно. Например, во многом благодаря связям легендарного абхазского футболиста Ахрика Цвейба, по всей республики строятся искусственные поля. Остается только добиться того, чтобы местные игроки не совмещали на поле футбол с силовыми видами спорта.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG