Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Последняя пустельга” - английский роман об афганской войне.



Дмитрий Волчек: В Великобритании опубликован роман под названием “Последняя пустельга” (“The Last Kеstrel”). Его действие происходит в афганской провинции Гильменд. Автор романа - иностранный корреспондент “BBC” Джилл Макгиверинг, которая работала в Афганистане. О книге, получившей высокую оценку британской прессы, рассказывает Наталья Голицына

Наталья Голицына: “Последняя пустельга” начинается с прибытия в Афганистан опытного британского военного корреспондента Эллен Томас, которая хочет найти в провинции Гильменд убийцу своего друга и переводчика Джалила. Во время этих поисков она сталкивается с повседневными реалиями афганской жизни, сопряжёнными с жестокостью, предательством, смертельной опасностью. Второй центральный персонаж книги – простая афганская женщина Хасина, чей единственный сын Ареф сражается на стороне т алибов. Вся ее жизнь проходит в попытках спасти сына, в борьбе за выживание в ситуации перманентной войны, разрушающей ее деревню, угрожающей жизни ее семьи. В романе сталкиваются две параллельные судьбы – англичанки, ищущей правду, и афганки, борющейся за выживание. Афганский конфликт в романе показан в восприятии этих двух женщин. Столкновение и противостояние западного и афганского представлений о справедливости и гуманности – главные темы этого эмоционального и лиричного повествования о двух противостоящих ужасам войны абсолютно несхожих жизнях. В интервью Радио Свобода Джилл Макгиверинг раскрывает символический смысл названия своего романа.

Джилл Макгиверинг: Мне хотелось дать книге название, которое было бы в какой-то мере символом Афганистана, а с другой стороны, имело бы отношение к войне и к страданиям афганцев. Мне попалось замечательное стихотворение британского поэта Эдмунда Бландена, писавшего о Первой мировой войне. В нем он говорит о том, как война разрушает деревни и как в небе исчезает последняя пустельга. Словосочетание “последняя пустельга” показалось мне подходящим для названия и даже символичным. Дело в том, что в своем романе я несколько раз упоминаю об охотящейся птице. У меня это просто печальная метафора – одновременно природная и прекрасная, составляющая часть афганского пейзажа. Я много раз наблюдала в пустынном и холодном афганском пейзаже взмывающих к небу похожих на пустельгу охотящихся птиц. В этом мне чудилась первозданная красота и одновременно некий афганский дух. Я ощущала в этом полете и какую-то жестокость - ведь птица охотилась. Это был пейзаж, в котором чувствовались смерть, разрушение и опасность. Это был жестокий пейзаж, но это то, чем на протяжении десятилетий и был Афганистан.

Наталья Голицына: Как бы вы определили концепцию своего романа, его идейный смысл?

Джилл Макгиверинг: Мне хотелось взглянуть на нынешний конфликт в Афганистане глазами двух разных людей – глазами западного человека, у которого есть свое объяснение конфликта и который зациклен, в основном, на военных действиях и британской вовлеченности в афганские дела, и одновременно глазами афганской деревенской женщины, которая видит, как иностранные пришельцы вторгаются в ее общину, разрушают ее образ жизни и угрожают ее семье. Мне хотелось, чтобы люди, освещающие конфликт в Афганистане, не забывали о затронутых войной рядовых афганцах. Из Афганистана до нас обычно доходит поток слов о политике, военной стратегии, талибах, однако, почти ничего не говорится о том, как всё это воспринимают сами афганцы, в частности, афганские женщины, наблюдающие, как рушится их жизнь. Я не предлагаю готовую мораль, готовый ответ, моя книга – это не дидактическое послание. Многие спрашивают, что происходит в Афганистане, как решить афганскую проблему. Не знаю, ситуация там очень сложная и неоднозначная. Но, по крайней мере, мне хотелось бы, чтобы у читателей возникло представление о том, что переживают при этом рядовые афганцы, как они воспринимают происходящее.

Наталья Голицына: Тем не менее, несмотря на культурные различия, оба центральных персонажа – англичанка Эллен Томас и афганка Хасина – во многом солидарны, выясняется, что у них много общего. Возникает ощущение, что ваша книга противостоит популярной теории о грядущем и неизбежном столкновении цивилизаций.

Джилл Макгиверинг:
Вы абсолютно правы. Обе они находятся на противоположных сторонах культурного противостояния, между ними фундаментальные различия, они живут в несхожих мирах, говорят на разных языках, у них абсолютно различный жизненный опыт. Так что им крайне трудно понять друг друга. Но обе они - женщины, вовлеченные в военный конфликт, хотя сами и не воюют. Ситуация, в которой они оказались, превышает их обыденные представления о жизни. Они делают всё возможное, чтобы выжить в ней и сохранить свои культурные ценности. И при этом у них возникает какая-то разновидность родственных отношений. Они не могут это высказать друг другу, но признают взаимную человечность. И я надеюсь, что именно это станет основным позитивным моментом книги.

Наталья Голицына: Сказался ли ваш афганский опыт на вашей собственной жизни? Изменилось ли что-то для вас после работы в Афганистане и написания этой книги?

Джилл Макгиверинг: Возможно, это заставило меня больше задумываться о трудностях при отображении подлинной картины событий, а также о тех трудностях, которые испытывает журналист, когда в конфликте участвует его собственная страна. Это заставило меня больше размышлять об ответственности журналиста.





XS
SM
MD
LG