Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - об отставке Эллы Памфиловой


Элла Памфилова

Элла Памфилова

Президент России Дмитрий Медведев принял отставку Эллы Памфиловой с поста главы президентского Совета по правам человека. Об этом сообщила пресс-секретарь главы государства Наталья Тимакова. Ранее в пятницу, 30 июля, Элла Памфилова, объявившая о желании покинуть пост, рекомендовала назначить вместо себя Александра Аузана. Она отказалась сообщить причины своего ухода, сказав лишь, что это её личное решение. Кроме того, Памфилова отметила, что в будущем намерена кардинально сменить сферу деятельности - "это будет не политика и не госслужба".

Владимир Кара-Мурза: Президент России принял отставку Эллы Памфиловой с поста председателя Совета по содействию и развитию институтов гражданского общества и правам человека. "Глава государства выразил благодарность Элле Памфиловой за многолетнюю работу, которую она вела по установлению гражданского общества, защите прав человека, активное продвижение идеалов гражданского общества и большой личный вклад в эту работу", - сообщает пресс-служба Кремля. На посту советника президента России Памфилова не раз выступала с критическими замечаниями в адрес молодежной организации "Наши". В частности, на этой неделе она критически отозвалась об их акции "Здесь вам не рады", проведенной в летнем лагере на озере Селигер, когда на колья были посажены маски-головы известных политических и общественных лидеров в нацистских головных уборах. В ответ "Наши" объявили о том, что подают на Памфилову в суд. Незадолго до ухода в отставку Памфилова занимала активную позицию в споре вокруг доклада омбудсмена Владимира Лукина о событиях на Триумфальной площади 31 мая. Памфилова сообщила, что рекомендует назначить на оставленную ею должность президента Ассоциации независимых центров экономического анализа Александра Аузана. О том, ослабит ли отставка Эллы Памфиловой эффективность работы правозащитного сообщества, мы сегодня говорим с председателем Национального антикоррупционного комитета Кириллом Кабановым и президентом Фонда защиты гласности Алексеем Симоновым. Стала ли для вас неожиданностью отставка Эллы Памфиловой?
Она действительно была очень одиноким оловянным солдатиком на этой позиции

Алексей Симонов: Да, и очень неприятной неожиданностью. На самом деле еще до сегодняшнего утра, собственно говоря, даже днем я разговаривал с Людмилой Михайловной, мы перезванивались, и была большая надежда, что президент не примет эту отставку. Но тут позвонили и сказали, что по агентствам прошло, что президент ее подписал. И более того, я уже узнал позже, что это не первая ее отставка, это не первый раз, когда она подавала такое заявление. Во всяком случае, она действительно была очень одиноким оловянным солдатиком на этой позиции.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете отставку Эллы Александровны?

Кирилл Кабанов: Вы знаете, как правильно сказал мой коллега, я скажу так, что очень тяжело в борьбе с бюрократией, в борьбе с закостенелостью быть одиноким оловянным солдатиком. Ведь это не первая негативная реакция на действия совета в отношении "нашистов". Многое сделано - и это раздражает. Продолжается расследование по Магнитскому, продолжаются задаваться вопросы по этой ненависти, которая продолжается и, кстати, истории, которая продолжается по Лукину. Вот я считаю, что Элла Александровна просто устала. Потому что очень тяжело работать, когда непонятно, нужна ли твоя работа в совете.

Владимир Кара-Мурза: Какую атмосферу создавала Элла Александровна для работы в вашем совете?

Алексей Симонов: Понимаете, какая штука, все это было совсем не так просто. Дело заключается в том, что люди в совет пришли взрослые, зрелые, со своими убеждениями, более того, ведущие люди в своих организациях, имеющие свои репутации, свои репутационные риски, и в какой-то степени Элла стала заложником этих репутационных рисков тех людей, которых она выбрала в этот совет. Кого-то ей в этот совет посоветовали и назначили - тоже было, и это не самая легкая ситуация была для нее изначально. Кроме того, безусловно, в Кремле, во всяком случае, на ближайших подступах к президенту ей не стелили красную дорожку, а совсем даже наоборот, я думаю, что ребята, типа заместителя главы администрации господина Суркова, относились к ней достаточно резко отрицательно. Дело заключается еще и в том, что Элла Александра душевно годилась для этой работы, а вот по системе изложения она была несовершенна, и это видно было и тогда, когда она была министром, это видно было и тогда, когда она была депутатом. Формулировали мы за нее лучше. Но дело заключается в том, что в какой-то момент именно она представляла совет и лучшее, что в нем было. Поэтому от того, как она это делала, зависели и наши репутации, и зависела действенность всей работы совета.

Владимир Кара-Мурза: Насколько органичен был новый состав совета, куда вы вошли, и насколько эффективной была его работа?

Кирилл Кабанов: В вопросе есть доля ответа. Когда я вошел в совет, когда Елена Панфилова вошла в совет по приглашению Эллы Александровны, мы посмотрели на людей, которых мы считали глубоко порядочными и профессиональными, то, что сейчас сказал Алексей Кириллович. Дело в том, что эффективность была. Не знаю, как будет продолжаться, но если вы помните, именно по рекомендациям совета было наложено вето президентом на поправки в уголовный кодекс, статьи, связанные со шпионажем. Мы с вами это обсуждали. Был поднят вопрос по Магнитскому. Была практически закончена работа по закону об НКО и масса других дел, которые были начаты и велись серьезно и профессионально.

Алексей Симонов: Дело заключается в том, что у нас крайне неэффективная власть. Она эффективна тогда, когда дело касается ее собственных дел, собственных карманов, во всех остальных случаях она крайне неэффективна. И в этом смысле на совете лежала тоже печать. Каждый из нас в отдельности эффективнее, чем мы вместе в совете. И это тоже было обидой и внутренней болью Эллы Александровны. За эффективность совета в наибольшей степени отвечала она, и в этом смысле мы от власти ею были прикрыты, мы могли, что называется, излагать свои претензии, раз в год сказать что-то президенту, а в большинстве случаев объектом нашей внутренней атаки являлась Элла Александровна. И деваться от этого куда-нибудь было трудно, и это создавало дополнительные психологические сложности. Я думаю, что она совет блестяще возглавляла, а в компанию нашу не вошла. Это тоже ей было трудно и понять, и принять, хотя, думаю, что это было неизбежно.

Владимир Кара-Мурза: Рой Медведев, бывший народный депутат СССР, бывший советский диссидент, помнит начало правозащитной деятельности Памфиловой.

Рой Медведев:
Мы с ней познакомились в Верховном совете, она была заместителем председателя специальной комиссии по привилегиям, комиссию возглавил Примаков, а она была его заместителем. Это уже была борьба за права человека, потому что борьба с привилегиями партийных и государственных чиновников стала одним из лозунгов дня, одним из тех требований, которые жители Москвы выдвигали на больших собраниях. Была борьба с привилегиями, с дачами с огромными, машинами и всем тем набором благ, которыми располагали высокие чиновники. Сегодня, конечно, все это кажется странным, потому что сегодня привилегии высших чиновников гораздо больше, и дачи гораздо выше, и оклады гораздо больше. Но тогда народ надеялся на справедливость. И Элла Памфилова была очень активным участником этого движения. Я не вспомню ни одного эпизода, где бы можно было ей бросить упрек. Она не все могла сделать, но сталась делать как можно больше.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG