Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Правительство России планирует на ближайшие три года продажу пакетов акций крупнейших государственных компаний и банков. Общие доходы бюджета от новой волны приватизации могут составить, по словам министра экономического развития, 700 миллиардов рублей, то есть 23 миллиарда долларов. В таких объемах государственную собственность приватизировали в России разве что в начале 90-ых годов.
Тему продолжит мой коллега Сергей Сенинский...

Сергей Сенинский: ... От 600 до 700 миллиардов рублей может получить российский бюджет в течение трех лет от продажи части акций ряда крупнейших государственных компаний и банков. Об этом заявила в четверг, 29 июля, после заседания правительства министр экономического развития Эльвира Набиуллина.
Впервые подобные планы было представлены еще в сентябре прошлого года. Но и тогда, и теперь правительство намерено сохранить в итоге контроль над всеми компаниями, частичную приватизацию которых оно планирует: в одних случаях у государств останется не менее 51% акций, в других – даже 75%. Окончательно планы "третьей волны" приватизации в стране – после ваучеров начала 90-ых и залоговых аукционов середины 90-ых – будут утверждены, как предполагается, в ноябре этого года. Как сам перечень компаний, так и объемы предлагаемых к продаже пакетов их акций.
Четыре года назад самое крупное в современной истории России первичное размещение своих акций на финансовых рынках – по-английски IPO - провела государственная компания "Роснефть" – почти на 10,5 млрд долларов.
Государству принадлежит сегодня 75% акций компании, и в рамках новой программы приватизации оно, не исключено, может продать 24% из них. Впрочем, теперь не вполне ясно, останется ли она вообще в перечне на частичную приватизацию в ближайшие три года.
Из Москвы – аналитик инвестиционного финансового Дома "КапиталЪ" Виталий Крюков:

Виталий Крюков:
Со времени проведения своего IPO "Роснефть" постепенно увеличивала эффективность и фактически стала другой компанией. Первое – была проведена консолидация активов, второе – компания купила активы "ЮКОС", что стало большим вкладом в общую стоимость акций "Роснефти". Поэтому компания не только выросла по масштабам своей деятельности, но и по ее эффективности.
И в принципе сейчас "Роснефть" представляет собой одну из самых эффективных компаний в отрасли - как по себестоимости добычи, так и по качеству тех проектов, которые у нее есть. Поэтому я бы не связывал динамику акций компании со времени IPO - в долларах она снизилась. Эффективность компании выросла, и здесь большее влияние оказали общерыночные и общеотраслевые факторы.

Сергей Сенинский: Из компаний топливно-энергетического комплекса России в новый план приватизации включена и компания "Транснефть", контролирующая в стране практически всю систему нефтепроводов...

Виталий Крюков: Сегодня у государства – 100% обыкновенных акций "Транснефти". И в ближайшее время, если будет принято такое решение, государство сможет снизить свою долю безболезненно до 75% в обыкновенных акциях – это не скажется кардинальным образом на степени влияния государства на деятельность "Транснефти" и не нанесет никакого ущерба операционным планам компании.
В принципе такая сделка может быть осуществлена, но надо понимать, что это - длительный процесс. Потребуется комплексная оценка бизнеса компании, улучшение корпоративного управления. Это процесс очень длительный, и я не думаю, что он может быть завершен быстро.

Сергей Сенинский: Размещение на рынках акций компании "Роснефть" в середине 2006 года стало первым из серии так называемых "народных" размещений. Тогда примерно 1% предложенных акций компании купили российские частные лица.
В 2007 году гораздо более масштабные "народные" размещения своих акций провели два крупнейших в России коммерческих банка, контролируемых государством, - "Сбербанк" и "ВТБ". Оба банка теперь включены в планы новой приватизации. Но сколь вероятно повторение ими "народных" размещений акций? Аналитик инвестиционной компании UniCredit Securities Рустам Боташев:

Рустам Боташев: Мы бы настоятельно не рекомендовали правительству делать такие шаги, как производить очередные "народные" размещения - до тех пор, пока финансовая грамотность населения не повысится до достаточного уровня. А в ближайшем будущем она не повысится.
Поэтому, как правило, "народные" размещения, или "народные" IPO, не приносят больших денег компаниям, размещающим свои акции. Физические лица в принципе не могут никоим образом "соревноваться" с большими инвестиционными фондами.
Но приносят такие размещения очень много головной боли впоследствии, имея сотни тысяч акционеров физических лиц со средним и низким достатком. Они почему-то думали, что, если они инвестируют свои деньги, то их доля будет только увеличиваться в цене. И если акции падают – значит, их обманули. Мы бы очень не рекомендовали государству делать "народные" размещения.

Сергей Сенинский: В новый план частичной приватизации включены не только "Сбербанк" (на 60% контролируемый сегодня Центральным банком России) и банк "ВТБ" (доля государства – 85%), но еще и "Россельхозбанк", на 100% принадлежащий государству. Частичная продажа их акций никак не отразится на банковском секторе России в целом, но может отразиться на самих банках, полагает Рустам Боташев:

Рустам Боташев: На данный момент в свободном обращении находится 40% акций "Сбербанка". Если добавить к ним еще 9% из владений Центрального банка - никак это не может повлиять на банковский сектор.
У "ВТБ" - 15% акций в свободном обращении. В принципе, если государству удастся продать еще 25% акций, хотя я сомневаюсь, что это удастся один раз, но, допустим, в течение трех лет - опять же, на банковский сектор как это может повлиять? На сам "ВТБ" это, наверное, повлияет - чтобы продать 25% акций второго крупнейшего банка страны, однозначно нужно повысить его инвестиционную привлекательность. То есть банк должен стать намного более прибыльным, чем он есть.
А "Россельхозбанк" – ну, продадут почти половину его акций, может быть, какому-нибудь иностранному стратегическому инвестору или нескольким... Или на IPO банка выйдут... Опять же - на сектор как это может повлиять?

Сергей Сенинский: Из финансовых компаний в новый план приватизации включили сначала и государственное Агентство по ипотечному жилищному кредитованию – АИЖК. Но потом – исключили. Как заявил представитель Министерства экономического развития, "его продажа не имеет коммерческого смысла". Почему?

Рустам Боташев: В принципе АИЖК – не коммерческая организация.
Это - институт развития, задачи которого сводятся к стимулированию ипотечного кредитования в России. Соответственно, если продавать его акции каким-то внешним инвесторам, нужно показывать какую-то прибыль, потому что инвесторы не будут без прибыли инвестировать.
Насколько я понимаю, прибыльность АИЖК -приблизительно 3% на капитал в год, что в принципе неинтересно никому. Соответственно, нужно будет прибыльность эту увеличить, но при этом не забыть основную задачу. И я думаю, что это - конфликт интересов: совместить это невозможно.
В США попытались – ипотечные агентства Fannie May и Freddie Mac начинали как некоммерческие организации. Потом они стали публичными, начали зарабатывать прибыль и, зарабатывая прибыль, брали на себя большие риски. И мы увидели крах этих крупнейших организаций.
Наверное, чтобы этого избежать, чтобы АИЖК оставалось институтом развития, который нацелен не на прибыль, а на стимулирование в стране ипотечного кредитования, и не нужно его акционировать.

Сергей Сенинский: Новый план частичной приватизации включает пока и две компании электроэнергетики, принципиальных для этой отрасли. Во-первых, речь идет о возможности продажи какой-то – видимо, небольшой - части акций Федеральной сетевой компании, почти на 80% принадлежащей сегодня государству. Она контролирует все важнейшие в стране линии электропередачи. Аналитик "Альфа-Банка" Александр Корнилов:

Александр Корнилов: Федеральная сетевая компания объединяет все системообразующие федеральные электрические сети - так называемая "Единая национальная энергетическая сеть".
В принципе компания действительно несет системообразующую роль в электроэнергетике и непосредственно влияет на национальную безопасность страны, с точки зрения ее энергоснабжения. Поэтому, безусловно, государство придает первоочередное значение контролю над этой компанией.
Почему государство боится снизить свою долю ниже 75%? Наверное, это объясняется тем, что компания играет серьезную стратегическую роль, непосредственно влияя на национальную безопасность страны. Поэтому государство и стремится сохранить максимально возможный контроль над компанией.

Сергей Сенинский: Государственная компания "Русгидро", также включенная в новые планы приватизации, контролирует почти все имеющиеся в стране гидроэлектростанции. В целом на долю гидроэлектроэнергетики приходится примерно 16% всей производимой в стране электроэнергии, но внутри этого сектора государство абсолютно доминирует...

Александр Корнилов: По большому счету на сегодня в России присутствуют три крупных игрока в гидроэнергетике: во-первых, это государственная компания "Русгидро". Во-вторых, "ТГК-1", территориальная генерирующая компания, которая контролируется "Газпромом" и потому опосредованно является принадлежащей государству. И третий, уже частный игрок - это компания "Иркутскэнерго" и Красноярская ГЭС. Обе принадлежат холдингу "Базовый элемент", контролируемому Олегом Дерипаской. То есть непосредственным образом эти компании завязаны на энергоснабжение компании "РУСАЛ".
Если говорить в процентном отношении, то, с точки зрения выработки электроэнергии, безусловно, государство доминирует, его доля - порядка 80%.

Сергей Сенинский: Государству принадлежит сегодня 60% акций компании "Русгидро". И в новых планах приватизации значится пока продажа лишь 9% из них...

Александр Корнилов: Мне кажется, что позиция государства здесь такова, что объекты гидроэнергетики играют, во-первых, особую роль на рынке электроэнергии. Во-вторых, объекты гидроэнергетики нуждаются, помимо собственно электроэнергетической части бизнеса, в постоянном контроле со стороны государства, с точки зрения их инфраструктурной роли, а именно: гидроэнергетика является серьезным регулятором водных ресурсов, участвует в мелиорации, в сельском хозяйстве и так далее. Поэтому роль гидроэлектростанций, как таковой, достаточно многогранна. И с этой точки зрения государство определяет эти активы для себя очень значимыми.
Поэтому в перспективе приватизация гидрогенерирующих активов, на мой взгляд, крайне маловероятна.

Сергей Сенинский: Буквально накануне последнего заседания правительства из перечня государственных компаний, предлагаемых к частичной приватизации в течение ближайших трех лет, исключили не только Агентство по ипотечному жилищному кредитованию, но и компанию "Российские железные дороги". По словам представителя Министерства экономического развития, "реформа железнодорожного транспорта еще не завершена". Аналитик инвестиционной компании "АТОН" Юлий Матевосов:

Юлий Матевосов: Решение об исключении "Российских железных дорог" из списка приватизации, с моей точки зрения, было ожидаемым. Реформа железнодорожного транспорта в России действительно не закончена.
А вторая, как мне кажется, причина, которая будет видна несколько позже – это то, что "Российские железные дороги" являются "хребтом" транспортной системы всей России. И в данном случае непонятно, пойдет ли государство на приватизацию такой основополагающей инфраструктуры?..

Сергей Сенинский: Но если реформа "не завершена", что уже было сделано в ее рамках?

Юлий Матевосов: Сделан, в частности, шаг по выделению "вагонов" в отдельные компании с участием частного капитала. Это первый шаг, который уже начался и уже идет несколько лет, но еще не завершен. По моим ожиданиям, наверное, завершение его будет либо в этом году, либо в следующем. Второй шаг этой реформы, который тоже достаточно подробно обсуждался, – выделение в отдельную составляющую локомотивной тяги. Компания "Российские железные дороги" выступала против этого, поскольку, с ее точки зрения, это могло бы внести конкуренцию на особо интенсивных маршрутах между ней и частными перевозчиками, а менее интенсивные маршруты остались бы за рамками этой конкуренции. И компания "Российские железные дороги" по ним вынуждена была бы осуществлять обслуживание самостоятельно, как она осуществляет и сегодня.
То есть она потеряли бы часть доходов на самых доходных маршрутах, но сохранила бы за собой менее доходные или даже убыточные маршруты...

Сергей Сенинский: Российская реформа системы железнодорожного транспорта в целом идет по тому же пути, что и подобные реформы в странах Европы или в США. Но можно ли конечную ее схему представить примерно так: по "государственным" рельсам и другой необходимой инфраструктуре движутся "частные" локомотивы и такие же "частные" вагоны – пассажирские или грузовые?

Юлий Матевосов: Я бы сказал, отчасти да, хотя это будет, скорее, лишь видимая часть этой реформы.
Действительно получается, что по "государственной" инфраструктуре ездят, по сути своей, "частные" вагоны и отчасти "частные" локомотивы. Хотя, как мне видится, основная цель реформы была несколько другой: она заключалась в том, чтобы освободить "Российские железные дороги" от финансирования, помимо инфраструктуры, которая является государственной, еще и обновления парка локомотивов и парка вагонов.
То есть привлечь частный капитал и частный бизнес в эти две составляющие с тем, чтобы и локомотивы, и вагоны финансировались бы не только "Российскими железными дорогами", а в большей степени частным капиталом, соответственно, дав ему большую возможность зарабатывать на этом.
Что же касается инфраструктуры и ее финансирования, то, поскольку вложения в нее имеет очень длительные сроки окупаемости, да и она не всегда очевидна, ее финансирование может осуществлять только государство. В данном случае трудно предположить, что финансирование всей инфраструктуры будет осуществлять и частный бизнес.

Сергей Сенинский: На сегодня в перечне крупнейших государственных компаний России, часть акций которых могут продать в течение ближайших трех лет, - 10 промышленных компаний и банков, включая "Росспиртпром", "Объединенную зерновую компанию" и "Росагролизинг".
В целом от продажи их акций правительство планирует получить в течение трех лет от 600 до 700 миллиардов рублей, то есть 20-23 миллиарда долларов по текущему курсу...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG