Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
После ряда конфликтов и драк с участием представителей разных национальностей чиновники предложили создать и ввести кодекс поведения северокавказской молодёжи, выезжающей работать, учиться или отдыхать в другие регионы России. Ранее предложения о введении кодексов, регламентирующих поведение разных групп граждан, всерьез обсуждали в Москве и Петербурге. Наблюдатели считают это неуклюжей попыткой властей остановить распространение ксенофобии в России, которой, по данным правозащитников, в настоящее время, подвержено более половины российских граждан.

Вслед за обсуждением возможного принятия кодекса москвича, кодекса провинциалки, кодекса петербуржца появилась новая идея – создать кодекс северокавказской молодежи, приезжающей в другие регионы России учиться, работать или отдыхать. Она принадлежит заместителю полномочного представителя президента России в Северокавказском федеральном округе Владимиру Швецову, который в интервью РИА "Новости" пожаловался на то, что кавказские юноши и девушки, находясь в гостях в других регионах, нарушают принятые на этих территориях нормы поведения.

Часть наблюдателей предложение Швецова расценила как госзаказ на дискриминацию конкретной группы граждан. Заместитель директора информационно-аналитического центра "Сова" Галина Кожевникова считает это скорее неуклюжей попыткой чиновника обратить внимание общества на проблему межэтнических отношений:
Обществр, к сожалению, очень ксенофобно и очень этнизировано, в нем большинство проблем осмысливается в этнических терминах

– Я не думаю, что это госзаказ на дискриминацию. Наше обществр, к сожалению, очень ксенофобно и очень этнизировано, в нем большинство проблем осмысливается в этнических терминах. И это попытка чиновника доступными ему, в данном случае, языковыми средствами выразить тревогу по проблеме культурной дезинтеграции российских регионов, когда образовательный, культурный, поведенческий уровень, раньше, в условном Советском Союзе более или менее однородный, теперь стремительно расходится в силу разных причин. Для Чечни, в том числе, и потому, что там война. А то, как он это выразил, обусловлено, на мой взгляд, его очень странными представлениями. Он думает, что начальник на Кавказе всех может "построить": если президент Чечни или Ингушетии сейчас скажет, что мы вводим кодекс, вся кавказская молодежь построится и будет этот кодекс исполнять. Это смешно.

Адвокат Мурат Мусаев убежден: никакой кодекс поведения не сможет остановить развитие ксенофобии и нетерпимости в обществе:

– Вырабатывать кодекс поведения для отдельной этнической группы или для людей, которые происходят с определенной территории, – бред. Кодекс поведения должен быть единый для всех. Это проблема воспитания, это проблема наднациональная, которую не решить кодексом. Надо решать ее воспитанием детей в каждой конкретной семье, вне зависимости от того, к какой национальности эта семья относится. Я говорю об этом не потому, что я сам чеченец, я далек от мысли о том, что среди чеченцев невоспитанных молодых людей больше, чем среди русских, среди башкир, среди евреев или какой-либо другой национальности.

В Петербурге идея принятия специального кодекса для приезжих, активно обсуждавшаяся в начале лета 2010 года, провалилась. После длительных дискуссий со стороны городского правительства был дан сигнал в том духе, что Петербург достиг таких успехов на пути выполнения программы "Толерантность", что выдумывать специальный кодекс для приезжих на этом фоне, как минимум, неэтично.
Кодекс поведения должен быть единый для всех. Это проблема воспитания, это проблема наднациональная, которую не решить кодексом

По мнению члена правозащитного совета Петербурга Юрия Вдовина, решать проблему интеграции представителей разных культур нужно, но не посредством введения кодексов или запретительных мер:

– Вопрос о том, как должны себя вести люди, которые приезжают из одного культурного ареала в другой, надо решать совершенно не так. Европа дала негативный опыт адаптации людей, приезжающих в другую культуру. Надо изучать этот опыт и найти способ адаптировать этих людей к нашей культуре. Для этого не надо никаких уставов писать, а искать способы – с помощью ученых, конфликтологов, юристов, этнологов, и искать способы взаимодействия людей с разными культурными опытами. Это очень сложная проблема. Надо заниматься этим.

Правозащитники обеспокоены тем обстоятельством, что ксенофобным настроениям в России к настоящему времени подвержены более половины населения, при том, что ксенофобия становится чуть ли не единственным объединяющим россиян фактором. Говорит Галина Кожевникова:

– Ксенофобные настроения год за годом, уже много лет фиксируют социологи. Опасная черта, которая нас отделяет от какой-то нестабильности, уже пройдена, потому что уровень ксенофобии в России выше 50%. Это означает, что люди воспринимают других в первую очередь как этнически других, не как конкурента по работе. Не "он лучше или хуже меня как хирург или учитель", а "он чеченец или он русский, поэтому он занимает привилегированное положение". И ксенофобия сейчас фактически является (на примере убийства Юрия Волкова мы это видим) консолидирующим элементом общества. Посмотрите – убили Юрия Волкова, который оказался членом довольно солидарной среды – фанатской (я не говорю – ультраправой, он не был ультраправым), и она под античеченскими лозунгами, в данном случае, смогла продемонстрировать свою солидарность. Евсюков расстрелял огромное количество народа. Где многотысячные демонстрации протеста?

Идею введения кодекса северокавказской молодежи пока никто из высокопоставленных российских чиновников не поддержал, во всяком случае, официально. В свою очередь президент Чечни Рамзан Кадыров раскритиковал идею разработки кодекса поведения для молодежи Северокавказского региона, заявив, что "руководство Чеченской республики с большим недоумением воспринимает инициативы отдельных лиц, наделенных властью, предлагающих порой не очень продуманные варианты решения общегосударственных проблем".

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG