Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власть и спорт. Часть 2


Борис Ельцин и Шамиль Тарпищев после теннисного матча

Борис Ельцин и Шамиль Тарпищев после теннисного матча

Этот материал – вторая часть материала "Власть и спорт", опубликованного на сайте РС 31 июля.

Сложно складывалось отношение к спорту у третьего диктатора минувшего века – Иосифа Сталина. К великому огорчению советских теоретиков в трудах и программных выступлениях вождя не встречается никаких мыслей о спорте. Придя к власти, Сталин был полностью занят интригой удержания и упрочения диктатуры. Откуда же появилось знаменитое: "Товарищ Сталин – лучший друг советских физкультурников "? Следует отдать должное ныне забытой и трагической персоне Александра Косарева, комсомольского кумира 30-х годов. Энергичный, ладно скроенный, спортивный Генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ занялся формированием интереса Сталина к спорту. Первый шаг предельно прост. В 1930 году Косарев инспирировал появление в "Комсомольской правде" призыва провести всесоюзные испытания готовности молодежи к труду и обороне.

Второй шаг явно игровой: в торжественной обстановке вождю вручают значок "ГТО " номер один. Сталин отнесся к награде со снисходительной улыбкой, но главное свершилось. Отныне он – лучший друг советских физкультурников. Военные парады – любимое зрелище любого диктатора. По инициативе Косарева программа первомайских военных парадов на Красной площади дополняется маршем физкультурников. Но как продемонстрировать энергию и задор спорта вождю, не интересующемуся жизнью стадионов? "Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе ". Косареву приходит в голову идея показать Сталину футбол во время физкультурного парада 1936 года. Реализация затеи потребовала немалых усилий. Изготовили первое в мире искусственное (войлочное) футбольное поле размером в 9 000 кв.м. Знаменитый футболист и тренер Николай Старостин вспоминал: "Спектакль не терпел импровизаций и задержек, поэтому в небывалом матче участвовали сыгранные спартаковские игроки основного и дублирующего составов. Голы были предусмотрены заранее, во всем многообразии вариантов: они забивались головой, пяткой, в прыжке, в падении, с углового, с пенальти. Играли, не щадя себя. Матч закончился со счетом 4:3 в пользу основного состава. Неискушенная в футболе публика, заполнившая трибуны Мавзолея и гостевые места на Красной площади, была в восторге… "Но главное-то – Сталин!"… Стоя рядом со Сталиным, Косарев незаметно сжимал в руке белый носовой платок. Было установлено: если игра вдруг придется не по вкусу "лучшему другу физкультурников ", то по отмашке платком надлежало немедленно все прекратить. Я напряженно бросал взгляд на мавзолей, и чем дольше не было взмаха руки, тем яснее становилось: футбол "хозяину" понравился".
Вождь требовал победных выступлений, жестоко наказывая руководителей команд-неудачников

Не следует считать, что именно футбольные трюки на Красной площади изменили отношение Сталина к спорту. Куда значительнее оказалось знакомство с пропагандистским эффектом Берлинской олимпиады. Прямым подтверждением этому стала поздравительная телеграмма, направленная Сталиным в адрес режиссеру Лени Рифеншталь после просмотра знаменитой "Олимпии". Вскоре на первой полосе "Красного спорта" появляется категорический, но явно аферный (по тем временам) призыв: "Все мировые рекорды должны принадлежать советским спортсменам!"

Достижения советских спортсменов, победителей ІІІ Международной Рабочей Олимпиады (июль-август 1937 года) несравнимы с результатами и политическими дивидендами Берлинской олимпиады. Но благословением вождя лучшие спортсмены впервые были удостоены правительственных наград.

По черной иронии судьбы Косареву не удалось порадоваться торжеству своего замысла. Сталин давно считал комсомольского вожака претендентом на политическое лидерство. В 1937 году Александра Косарева арестовали. Вскоре он "сознался", что "был готов приступить к террору против руководителей партии и правительства, для чего организовал боевую группу спортсменов". Дальнейшее – по законам "революционной справедливости"…

Послевоенное отношение Сталина к спорту общеизвестно. Вождь требовал победных выступлений, жестоко наказывая руководителей команд-неудачников.

Заметим еще один важный момент: лично никто из диктаторов спортом не занимался. Трудно себе представить малоподвижного Муссолини, худосочного истерика Гитлера и мешковатого Сталина на дорожке стадиона, теннисном корте или в гимнастическом зале. Картинка принципиально невозможная: подчиняться каким-то правилам, допускать возможность публичной неудачи, занимать иное место, кроме первого, диктатор не может.
В борьбе за голоса избирателей решающую роль играет "пиар", демонстрация сюжетов, показывающих энергетизм, мобильность, способность будущего лидера к любым психофизическим перегрузкам. Власть парадоксальным образом становится зависимой от спорта!

С иной ситуацией сталкиваются властелины демократических времен. Восхождение к власти предусматривает участие в особой гонке. В борьбе за голоса избирателей решающую роль играет "пиар", демонстрация сюжетов, показывающих энергетизм, мобильность, способность будущего лидера к любым психофизическим перегрузкам. Власть парадоксальным образом становится зависимой от спорта! Президент Ельцин охотно позировал в бассейне и на теннисном корте. Мэр Москвы Лужков старательно потел на футбольном поле. Президент Путин демонстрирует высокое мастерство дзюдо и наверняка станет первооткрывателем горнолыжных олимпийских трасс в Сочи. Президент Клинтон, радостно улыбаясь, демонстрировал мастерство оздоровительного бега. Ньюйоркцев, запуганных сентябрьским терактом, Буш успокоил смелым выходом на бейсбольное поле стадиона "Янкиз". Александр Лукашенко время от времени ведет в бой хоккейную дружину. Виктор Янукович на первом борьбы за высоты власти побывал Президентом НОКа Украины и уверенно прошагал на марше открытия Игр в Афинах.

Казалось бы, после таких пассажей руководители обязаны денно и нощно заботиться о государственном финансировании спортивных программ. Вот в Советском Союзе…

Давайте не преувеличивать поддержку, полученную "большим спортом" от Советской власти. Разумеется, пожилой читатель вправе вспомнить времена финансового и материального могущества Спорткомитета СССР. Внушительные зарплаты ("стипендии") кадровым спортсменам, наградные за рекорды и олимпийские победы. В лесах и горах – отлично обустроенные олимпийские базы Спорткомитета. С безупречной точностью воспроизводилась система всесоюзных сборов и соревнований. Разве это не щедрые дары власти? Представьте себе, нет. Спорткомитет СССР был самостоятельной хозрасчетной организацией. Под его началом действовали ведомственные проектно-строительные организации и фабрики спортивного инвентаря, и торговая сеть Спортснаба. Государство "подкинуло" Комитету лишь две льготы: лицензию на проведение финансовых игр с населением под названием "спортлото" и еще (наверное, главное!) делегировало заветное право присваивать и распределять. В силу этого права на долю победителей приходились крохи из наград Международных федераций и оргкомитетов мировых чемпионатов. Комитет наваливался оброком на специалистов, отпускаемых на заработок в зарубежные страны. Только через Спорткомитет оформлялись договоры – контракты с зарубежными профессиональными командами. На комитетские счета зачислялись спонсорские поступления от мировых производителей спортинвентаря ("Адидас", "Олл Стар" и др.). Присяжный критик социалистической идеи наверняка назовет всё вышеперечисленное государственным рэкетом, но непредвзятый экономист поразмышляет о возникновении спортивного бизнеса в эпоху застоя.

Разумно организованный спорт высших достижений не нуждается в субсидировании со стороны верховной власти. Такой спорт охотно поддержат представители другой сферы игры – большого бизнеса. Нынче, в мире экранной культуры и рекламы, спорт незаменим, и профессионалы высокого класса обеспечивают себя заработком, мало заботясь о политическом толковании своего дела. Вопрос в зрелости правил, качестве и прозрачности спортивного менеджмента.

И все-таки тема "Власть и спорт" не исчерпана. Она нуждается в осмыслении и проработке на ином уровне. В высокоразвитых странах спорт становится объектом заботы местных властей – региональных, муниципальных, земельных. Здесь требуется умелая поддержка энтузиастов, опека школьного и студенческого спорта, финансирование программ "Спорт для всех". Все это оказывается возможным, если муниципалитеты экономически крепки и компетентны в том, что следует нормировать, присваивать, распределять в пользу спорта и на благо демократической власти.
XS
SM
MD
LG