Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коррупция бывает "правильной"


"Деньги, деньги, всюду деньги..."

"Деньги, деньги, всюду деньги..."

Искоренить коррупцию в России можно в течение двух лет, но при условии демократического развития общества. Такой вывод можно сделать из доклада, подготовленного и опубликованного антикоррупционной общественной приемной "Чистые руки". Согласно расчетам экспертов этой организации, половина российской экономики по-прежнему находится в тени, а самые коррумпированные отрасли – это сфера оказания государственных и муниципальных услуг и образование.

Доклад о коррупции в России содержит информацию о степени коррумпированности органов государственной власти. На основе собранных данных авторы документа составили рейтинг неблагополучных в этом плане российских регионов. Ожидаемо лидирует Москва. Подмосковный регион держит второе место. Татарстан завоевал бронзовую медаль чемпионата России по коррупции. Отсутствие среди лидеров представителей северокавказских республик объясняется тем, что там жаловаться на коррупцию, а уж тем более пытаться бороться с ней опасно для жизни.

Председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов, ссылаясь на сводки МВД, напомнил, что средний размер взяток по России на первое полугодие 2010 года составил свыше 44 тысяч рублей – почти в два раза больше, чем в 2009-м. По неофициальным данным, коррупционные издержки составляют около половины расходов российского предпринимателя. В сфере оказания государственных и муниципальных услуг этот показатель составляет 90 процентов оборотных средств, в образовании – 80 процентов. Евгений Архипов считает, что есть два способа победить коррупцию на государственном уровне. Первый – установление жесткой, репрессивной тоталитарной системы:
Все зависит от выстроенных политических и, соответственно, экономических отношений. Если они правильно будут выстроены, то в коррупции просто не будет необходимости

– Сталинский режим, тоталитарный режим, обеспечивал возможность противодействовать коррупции репрессивными методами. Функции контроля за государством, его номенклатурой, спецслужбами, осуществлял тоталитарный режим Коммунистической партии при жесткой диктатуре Сталина. Другой пример успешной борьбы – диктаторский режим Пиночета, когда именно благодаря диктатуре была ликвидирована коррупция, были проведены социально-экономические преобразования, которые в последующем стали опорой для перехода к демократическому государству.

Второй способ – народовластие, уверен Евгений Архипов:

– Это демократия, когда власть полностью принадлежит народу, и отсутствие какой-либо возможности ограничения власти народа. Соответственно, государственный и чиновничий аппарат, спецслужбы находятся под контролем народа, средств массовой информации, а механизм политической конкуренции делает практически невозможным появление коррупции. Коррупция становится невыгодной с экономической, социальной, а также с политической точки зрения. Можно победить коррупцию в течение двух лет. Мы не придумываем здесь что-то новое, мы просто берем мировой опыт политических режимов в тех или иных государствах. Далеко ходить не надо: это бывшие советские республики, скажем, Грузия. Здесь все зависит от выстроенных политических и, соответственно, экономических отношений. Если они правильно будут выстроены, то в коррупции просто не будет необходимости.

Старший эксперт Института экономики переходного периода Сергей Жаворонков убежден, что только независимая судебная система может сломать хребет коррупции. По его мнению, также необходимо отредактировать отдельные законы и подзаконные акты, чтобы исключить двойные трактовки:

– Возьмем Уголовный кодекс: за одно и то же преступление можно получить реальный срок лишения свободы, а можно условный. Это отдается на произвол судьи. Скажем, за такое преступление, как убийство. Казалось бы, страшная вещь, но если считать, что это было в состоянии аффекта, можно ограничиться тремя годами, а можно дать до двадцати, если по другим статьям это будет квалифицировано.

Возьмем налоговую систему. Образовалась налоговая заложенность у предприятия. Ее можно реструктурировать, можно начислить пени и штрафы, зачастую превышающие основной долг. Возьмем ситуацию с еще какими-нибудь государственными полномочиями, и мы всюду увидим, что речь идет о так называемых дискредитационных полномочиях, о вещах, которые находятся на произволе чиновника.

Вот у нас недавно были с большой шумихой презентованы очередные законодательные инициативы президента по борьбе с коррупцией. Суть их состоит в том, что чиновник, который регулировал какую-то сферу экономической активности, не имеет права в течение пяти лет после того, как он осуществлял эту деятельность, заниматься бизнесом в той сфере, которую он регулировал. Но есть маленькая поправочка: не имеет права, если не получил на то специального разрешения государственной комиссии. То есть, может быть – имеет право, а может – не имеет, разрешат или не разрешат… Это очень яркая иллюстрация политики нынешней власти относительно коррупции: коррупция бывает плохой, когда речь идет о каких-то злых людях, с точки зрения власти, а бывает "правильной". Вот когда правильная, то, собственно, все можно и нет ничего страшного.

По данным председателя Ассоциации адвокатов России за права человека Евгения Архипова, около 50 процентов всей экономики России находится в тени коррупции. Иными словами, коррупционный оборот составляет около 50 процентов внутреннего валового продукта. Эти цифры практически совпали с данными Всемирного банка, по расчетам которого более 48 процентов ВВП России находятся в тени.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG