Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: На Украине официально зарегистрировано свыше 30 тысяч религиозных организаций. Какую роль здесь играет Церковь, в чем отличие от ситуации в России? Накануне патриарх Московский и Всея Руси Кирилл совершил девятидневный визит на Украину. Как оценивают эту поездку в Киеве? Все эти вопросы украинским экспертам задал наш корреспондент в Киеве Владимир Ивахненко.

Владимир Ивахненко: Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл за год в третий раз побывал на Украине, посетив Одессу, Крым, Днепропетровск и Киев. В украинской столице глава Русской православной церкви принял участие в тожествах по случаю годовщины Крещения Киевской Руси. Очередной визит патриарха многие назвали не пастырским, а политическим. Вот как миссию предстоятеля РПЦ прокомментировала исполнительный директор Центра религиозной информации и свободы Людмила Филиппович:

Людмила Филиппович: Собирание российских земель, в духовном плане, поскольку та концепция, которая была предложена патриархом Кириллом под названием “Русский мир”, предусматривает, что в объединение, духовное объединение войдут не только Россия, но и Украина, Белоруссия и Молдавия. Мы можем понять российского патриарха, поскольку понимаем, что развал в свое время Советского Союза, разрыв связей экономических, политических, культурных, языковых привел так же к разрыву и духовному. Но кому нравится такое состояние? Мы центристы, любим, когда процессы происходят центростремительные, а не центробежные, когда что-то единое не распыляется, а все-таки объединяются в единое целое.
Но мне кажется, что патриарх в силу того, что не имеет полной информации о том, что происходит в Украине, видимо, исходит только из явной информации, а она ограничена, без сомнения, тем, кто эту информацию поставляет. Я имею в виду прежде всего церковные круги, в частности, Украинская православная церковь Московского патриархата и то светское окружение, частично воцерковленное, частично не воцерковленное, которое связывает себя исключительно с традициями Московской православной церкви. При этом не учитывается интерес и мнение достаточно сильного сегмента украинского общества, я имею в виду именно того, которое инициировало в свое время и суверенность, и независимость Украины как государства.

Владимир Ивахненко: Перед Русской православной церковью, как заявляют в оппозиционном Блоке Юлии Тимошенко, “поставлена цель через духовно-религиозную экспансию десятков миллионов верующих всех республик бывшего Советского Союза окончательно вернуть эти народы под имперское влияние России”.

Людмила Филиппович: Я думаю, что перед церковью, может быть, такую цель и поставили, и Кирилл себе такую цель поставил. С точки зрения России и с точки зрения Русской православной церкви очень благородная цель. Однако, мне кажется, время такой идеи на сегодняшний день давным-давно в прошлом. То есть в ситуации новой Европы, несмотря на все процессы, мы видим как каждое государство защищает свой суверенитет. Точно такое же право имеют и народы бывшего Советского Союза. Эта идея скорее сработает против России, поскольку не хочу сказать, что это сепаратистские настроения, это просто, мне кажется, национально-утвердительные настроения. Это абсолютно нормально, когда появляется государство, возникает и соответствующая идеология, которая работает на это государство. И учитывая состояние Русской православной церкви, мы знаем, что там тоже есть много проблем, которые может быть за счет внешних факторов пытаются снять или таким образом разрешить нынешнее руководство Русской православной церкви. Во всяком случае, сегодня достигнуть этой цели будет очень сложно, потому что она, как мне кажется, на сегодня не есть актуальна для тех стран, которые раньше входили в состав Советского Союза.

Владимир Ивахненко: Удалось ли патриарху Кириллу в ходе визита на Украину привлечь на свою сторону новых единомышленников? Продолжает Людмила Филиппович:

Людмила Филиппович: Я думаю, что тут может речь идти не о количественном, а качественном измерении этого визита. То, что мнения очень четко поляризировались в украинском обществе, то есть те, которые сомневались и не знали, к какой церкви им принадлежать, после приезда, наверное, более четко определились. То есть у Кирилла появилось гораздо больше последователей, соответственно, больше тех, кто не считает его своим патриархом.

Владимир Ивахненко: По мнению политолога Вадима Карасева, по итогам визита главы РПЦ можно сделать и такие выводы:

Вадим Карасев: Достаточно мощно чувствуется влияние Русской православной церкви на каноническую украинскую территорию, как выражается патриарх Кирилл. Я бы сказал, что влияние будет усиливаться: и политическое, и на государственный курс нынешней власти, и, не исключаю, что на будущие выборы.

Владимир Ивахненко: В Украинской православной церкви Московского патриархата и у непризнанной УПЦ Киевского патриархата - примерно по десять-двенадцать миллионов прихожан. Около миллиона - в неканонической Украинской автокефальной православной церкви.

Игорь Исиченко: Более половины населения Украины, наверное, где-то до трех четвертей относят себя к православной церкви. Но сразу же встает вопрос: на каком основании, насколько реально они являются прихожанами православных церквей? Тут православная церковь проигрывает, наверное, едва ли не всем другим религиозным организациям, значительно менее многочисленным, чем православные, в том, что у нее опасно высокий процент людей религиозно индифферентных, люди, совершенно не образованных в богословии. И еще более опасная тенденция, что православные церкви в Украине, как и в России, насколько я знаю, очень мало делают для того, чтобы исправить положение. Я не понимаю, почему большинство епископов и священников не понимают, насколько угрожающей является тенденция формального прихода в церковь людей, которые не являются христианами действительно.

Владимир Ивахненко: Отмечает Архиепископ Харьковский и Полтавский Украинской автокефальной православной церкви Игорь Исиченко.
Кроме православных верующих, до пяти миллионов на Украине греко-католиков и почти два миллиона римо-католиков и протестантов.
О роли церкви в стране говорит лидер праворадикального всеукраинского объединения “Свобода” Олег Тягнибок.

Олег Тягнибок: Конечно же, украинцы являются людьми, которые ходят в церковь, верят в Бога, и церковь пользуется огромнейшим авторитетом в обществе. Именно поэтому мы выступаем за создание единой поместной православной церкви с центром в Киеве, чтобы она ни от кого не зависела, в том числе и от Москвы. Я понимаю, почему возникает интерес московской церкви к Украине, которая должна была бы быть признана иностранной и переименована с Украинской православной церкви Московского патриархата в Русскую православную церковь на Украине. Интерес этой церкви носит не только политический характер, поскольку все денежные сборы с украинских прихожан и парафий являются солидным пополнением для казны Московского патриархата.

Владимир Ивахненко: Как складываются на Украине отношения власти и Церкви?

Олег Тягнибок: Очевидно, что власть активно стремится сотрудничать с церковью. И это ярко демонстрируют выборы. Могу привести пример внеочередных выборов весной прошлого года в Тернопольский областной совет. Впервые в истории этого западного региона в облсовет прошла пророссийская политическая сила - Партия регионов. И это произошло потому, что на территории Тернопольской области находятся Почаевская Лавра и несколько десятков церквей Московского патриархата, прихожан которых агитировали голосовать за Партию регионов. Поэтому Московская церковь, без сомнения, привлекается к политической жизни на Украине.

Владимир Ивахненко: Еще об одном примере, когда нетрадиционная церковь “Посольство Божье” во главе с уроженцем Нигерии Сандеем Аделаджа поддерживала на выборах нынешнего мэра Киева Леонида Черновецкого, рассказывает политолог Вадим Карасев:

Вадим Карасев: Альтернативные харизматические церкви, например, церковь Аделаджи, конечно же, она сыграла роль в избрании Черновецкого, поскольку эта секта использует маркетинговые и пиарные технологии по привлечению верующих. И вот эта связка Аделаджа за Черновецкого, она была с точки зрения избирательной кампании, с точки зрения внедрения новых технологий, электоральных технологий эффективна. То, что Черновецкий дважды победил, не будучи публичным харизматическим политиком, свидетельствует о том, что недостаток индивидуальной харизмы был компенсирован так называемыми харизматическими церквами альтернативного типа.

Владимир Ивахненко: Проблема втягивания Церкви в политическую жизнь Украины связана, в первую очередь, с несовершенством национального законодательства. То, что перед выборами политики активно обращаются за поддержкой к Церкви, подтверждает и Архиепископ Харьковский и Полтавский Игорь Исиченко:

Игорь Исиченко: За полгода, месяцев за 8 до выборов все руководители штабов, избирательных блоков бросаются искать себе формы повлиять на церковь. Это создает очень нездоровую атмосферу и в самой церкви тоже. Я знаю массу случаев в нашей церкви, не буду далеко ходить, когда священников, епископов пробовали элементарно подкупить или повлиять на них админресурсами или какими-то другими методами. И я очень радовался после выборов, когда все эти попытки закончились нулевым результатом, и люди проголосовали за того, за кого хотели. Я слышал даже, что бывали такие курьезные случаи, когда отдельные богатые политические блоки пробовали забрать потом у прихода материалы, которые пожертвовали для строительства церкви перед выборами.

Владимир Ивахненко: А есть ли какие-то отличительные особенности роли Церкви в России от роли Церкви на Украине? На этот вопрос отвечает религиовед Юрий Черноморец:

Юрий Черноморец: Дело в том, что у нас народ более религиозный и не секрет, что у нас в процентном отношении в выходные дни гораздо большее количество людей приходят в храмы, чем в России, это реальный факт. И при этом в Украине нет такого преобладания православия как такового. Потому что в Украине примерно столько же в воскресенье приходит греко-католиков в храмы, примерно столько же приходит протестантов, здесь традиция протестантизма сильнее, чем в России. В Украине в целом религиозность населения несколько выше, но в то же время есть все предпосылки для религиозного плюрализма. Люди, например, определенной политической ориентации, они, скажем, меняют свою церковь. Например, люди, которые чувствуют себя с трудом в Московском патриархате, потому что здесь меньше плюрализма, они переходят в греко-католическую церковь, потому что греко-католическая церковь, там больше "померанчевых", но в то же время можно быть и совершенно донецким по своим взглядам. Кроме того, православные, будучи, во-первых, разделенными, а во-вторых, конкуренция с греко-католиками, протестантами, они более осторожные в своих притязаниях и более конструктивны. Нет таких бурных дискуссий насчет внедрения этики веры в школы, все более мягко происходит, находятся какие-то компромиссы.

Владимир Ивахненко: По мнению многих экспертов, на Украине, где в отличие от России, регулярно возникают затяжные политические кризисы, Церковь, прежде всего, должна играть роль стабилизатора общественных настроений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG