Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В пожарах виноват Лесной кодекс


Трава горит даже в Москве, на Ходынском поле

Трава горит даже в Москве, на Ходынском поле

Почти в 10 регионах России, преимущественно в центральных областях, создалась чрезвычайная ситуация из-за лесных и торфяных пожаров. Как главная причина сегодня преподносится аномальная жара. Средняя температура июля только в московском регионе превысила на 8 градусов предыдущий рекорд 1938 года. Но экологи утверждают, что нынешнее бедствие было предсказуемо. Ведь правительство России больше года назад инициировало изменения, внесенные в Лесной кодекс, которые фактически разрушили систему охраны российских лесов.

Запах гари в Москве каждое утро уже почти никого не удивляет. Особенно остро он ощущается на юге и востоке столицы. По прогнозам, жить в дыму москвичам придется до октября. О причинах торфяных пожаров рассказывает координатор проектов по сохранению торфяных болот Российской программы по сохранению водно-болотных угодий Татьяна Минаева.

– В 20-х годах у нас торф добывали влажными способами, то есть это или гидроторф, или карьерный способ, когда болота не осушают. Но в начале 30-х годов был введен так называемый фрезерный способ добычи торфа, то есть болота осушаются до сухого состояния где-то на толщину торфяной залежи – 3 метра. Это такая капля воды, лежащая на поверхности. Вот мы ее осушили. Канавы нарезали, гидротехники сделали очень тщательные расчеты, чтобы осушить наверняка. Получается 3 метра абсолютно сухой залежи. При фрезерной разработке торф ворошат, как сено, сушат его и потом сухой начинают добывать. При этом более 40% средств идут на пожарную безопасность – всякие пруды, канавы, подъездные дороги, все должно быть на высшем уровне.
Из Лесного кодекса ликвидирована как институт лесная охрана. Соответственно, леса охранять физически просто некому

Теперь представьте, что предприятие умерло. И вот эта разворошенная, осушенная площадь в 3-5 тысяч гектаров брошена. Мимо проезжает автомобиль, вылетает окурок из окна, с поверхности все это загорается, и потом этот пожар заглубляется. Когда он разгорится, даже влажная часть болота начинает гореть. Пламя впереди себя подсушивает торф и продвигается. Никакого апокалипсиса здесь нет. Вполне управляемые процессы, когда есть хотя бы какие-то заинтересованные лица в управлении этим процессом.

Медики рекомендуют плотно закрывать окна в квартирах. Эксперты подсчитали, что вред, наносимый дымом, сравним с тем, что наносит себе человек, выкуривающий две пачки сигарет за день. В Подмосковье на сегодняшний день зафиксировано 30 очагов пожаров, а за прошедшие сутки пожарные ликвидировали 66 очагов. О ситуации в Нижегородской области рассказывает журналист Николай Фролов:

– Обстановка такая. Хотели поехать, снять репортаж в Верхнюю Верию, уже выгоревшую деревню. Оказалось, мы туда не доехали, потому что по пути встретились с верховым пожаром на подступах к поселку Проволочной. Уже горят первые дома. Это поселок – около 200-300 домов. Пожарные машины стоят на дороге. Их никто не мобилизует. Они не тушат пожар, то есть просто стоят. Люди уговаривают их потушить пожар, но ничего не предпринимается. Пожар верховой, не знаю, как это допустили, теперь нужна только техника. Второе направление распространения пожара – Шиморское. Там тоже началось возгорание. Обстановка очень тяжелая.

Высокая и чрезвычайная опасность возникновения пожаров сохранится на большей части европейской территории России. В Министерстве по чрезвычайным ситуациям сообщают, что за последние сутки площадь пожаров в России сократилась на семь тысяч гектаров и составляет 128 тысяч гектаров. Экологи еще в начале этого года прогнозировали резкое увеличение количества пожаров по всей стране. Причина – изменения в Лесном кодексе. По сути, сегодня леса никто не охраняет, говорит эколог Михаил Крейндлин:
Основная причина все-таки состоит в том, что государство оказалось не способно противостоять пожарам на ранней стадии их развития

– Из Лесного кодекса ликвидирована как институт лесная охрана. Соответственно, леса охранять просто физически некому, потому что пошло огромное сокращение работников лесного хозяйства. Там очень сложная система на арендованных участках. Вроде как обеспечивать тушение должны арендаторы, но при этом они сами не тушат, а тушить должны по конкурсу какие-то непонятные структуры. Во многих регионах этих структур просто нет. Поэтому тушит МЧС, а про лесные службы, которые этим занимаются, вообще не говорится. Конечно, оставшиеся представители лесных служб (лесники, работники хозяйственных учреждений) все, что могут – делают. Но, во-первых, их мало, во-вторых, они не организованы.

Второй момент. Была централизованная система лесоохраны. С выходом нового лесного законодательства она полностью передана субъектам. В результате нет никакой возможности оперативной переброски пожарных подразделений из одного региона в другой. Если это делается, то делается через согласование с Москвой. На этот год на лесное хозяйство выделено на 20% средств меньше, чем в прошлом.

Добавляет эколог, эксперт фонда Гринпис России Алексей Ярошенко:

– Жара, конечно, способствует развитию пожаров, но пожаров так много не только из-за жары и сухости. Основная причина все-таки состоит в том, что государство оказалось неспособно противостоять пожарам на ранней стадии их развития. Во-первых, нет профилактики, во-вторых, нет государственной лесной охраны, которая была ликвидирована три с половиной года назад. Некому обнаруживать пожары на ранних стадиях, когда они только начинаются, когда их можно потушить малыми силами. Почти нет людей, которые могут привлекать к ответственности нарушителей пожарной безопасности. Нет централизованной системы авиалесоохраны, которая могла перебрасывать силы и средства из одного региона в другой, где больше горит. На тушение банально нет денег. Лесное хозяйство сейчас пребывает в состоянии полной нищеты. Противопожарная работа очень сильно недофинансируется, по меньшей мере, на порядок.

Но есть люди, которые пытаются помочь погорельцам. Рассказывает работник фонда "Сотвори добро" во Владимире Жанна Цветкова:

– В нашей области очень много погорело деревень и дач. Поэтому сейчас у нас очень много идет поступлений. Люди с открытой душой откликнулись на эту беду – делятся всем, чем могут. Жители приносят постельное белье, детские вещи, женскую и мужскую одежду и осенние вещи. Зимние пока не берут, поскольку некуда девать даже то, чем первоначально снабдили людей всем необходимым.

Всего с начала пожароопасного периода 2010 года на территории страны возникло почти 23 тысячи очагов природных пожаров на общей площади около полумиллиона тысяч гектаров, в том числе более 800 торфяных пожаров.

О десятках сгоревших деревень, о погорельцах, активно пишут в Интернете:

"Во Владимирской области людям нечем питаться, нет воды и еды, не спят сутками, стоя на страже и тушении огня. На огурцах и помидорах долго не протянешь. Почему обычные граждане, а не выбранная власть должны заботиться о людях, которые тушат огонь и отстаивают свою землю? Местным жителям некуда бежать, кругом горящие леса, до города 40 километров. Они просто оккупированы огнем".

По данным Министерства регионального развития, огонь уже оставил без крова более двух тысяч человек. В районах, пострадавших от пожаров, появились мародеры и поджигатели. По последним данным, наиболее сложная ситуация сегодня наблюдается в Рязанской, Нижегородской, Воронежской, Ивановской, Владимирской и Московской областях. Только по официальным данным в тушении пожаров принимают участие 240 тысяч человек и 25 тысяч единиц техники.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG