Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько реально намерение американского президента в течение месяца вывести войска из Ирака?


Солдаты снимают флаг США во время церемонии передачи власти на военной базе США в Басре, 11 июля 2010

Солдаты снимают флаг США во время церемонии передачи власти на военной базе США в Басре, 11 июля 2010


Владимир Кара-Мурза: Президент США Барак Обама подтвердил, что военная операция в Ираке завершится в установленные ранее сроки. Выступая на национальном съезде ветеранов-инвалидов в Атланте, штат Джорджия, глава Белого дома заявил, что его обещание о выводе всех боевых частей из Ирака в конце августа остается в силе. "Наша цель в Ираке меняется с военной, которой достигали наши солдаты, на гражданскую, которую будут достигать наши дипломаты", - цитирует пресса отрывки речи Обамы. "Вскоре после того, как я вступил в должность, я объявил о новой стратегии для Ирака, и тогда я ясно выразился, что 31 августа 2010 года военная миссия США в Ираке завершится. До конца текущего месяца из Ирака домой вернутся 90 тысяч американских солдат", - заявил Обама. По словам президента США, "в Ираке уже закрыты сотни военных баз, вывезены миллионы единиц экипировки и вооружений. Примерно 50-65 тысяч американских солдат останутся в Ираке до конца 2011 года. Они будут тренировать иракских солдат и защищать интересы США в этой стране". В то время, как американский контингент в Ираке сокращается, число военных в Афганистане, согласно плану Обамы, должно вырасти до 30 тысяч. Вывод войск из Афганистана должен начаться в июле 2011 года, однако первые сокращения будут незначительными. О том, насколько реально намерение американского президента в течение месяца вывести войска из Ирака, мы сегодня беседуем с Алексеем Подберезкиным, политологом, проректором МГИМО по научной работе, бывшим депутатом Государственной думы, Евгением Сатановским, президентом Института Ближнего Востока и Дмитрием Сидоровым, независимым журналистом, пишущим для "Форбса" и "Новой газеты". Насколько реально, по-вашему, вывести войска США основные до конца месяца из Ирака?

Алексей Подберезкин: В принципе, Владимир, вы все сказали. Потому что если оценить американское нынешнее присутствие порядка 140 тысяч человек, из которых останется 60-70, точной цифры нет, на 50 базах, то выводить придется 60-70 тысяч. Если из этих 60-70 тысяч 30 тысяч, что скорее всего так и будет, в Афганистан перекочуют, значит в реальности предстоит 30 тысяч вывести. В общем тяжело, но возможно. Потому что это примерно три дивизии. Но дело в том, что все зависит от того, какое вооружение будет вывозиться, какое оставаться. Мне кажется, в таких случаях остается все вооружение, вся специальная техника, смысла его большого вывозить нет. Поэтому я не вижу военно-технических больших проблем. Тем более, что Обама себя жестко не связал обязательствами, до декабря 11 года может быть вывод войск американских окончательный. Мне кажется, это вполне реальная задача, посильная для американцев, и с учетом того, что часть войск будет передислоцирована в Афганистан совершенно нормально, ведь эта часть может быть и 30, а может быть и 40 тысяч.

Владимир Кара-Мурза: Каковы, по-вашему, итоги американского военного присутствия в Ираке?

Евгений Сатановский: Хаос, который можно охарактеризовать, как война всех против всех за исключением территории Курдистана, где сто с небольшим тысяч пишмерга сегодня ведут серьезные чистки в Киркуке, постепенно продвигаются в Мосул, несмотря на достаточно жесткие антикурдские заявления и мосульского губернатора, и руководство Багдада. Строго говоря, зоны влияния Турции и зона влияния Ирана в Ираке после вывода американских войск более-менее согласованы. Похоже, что альянс Ирана и Турции, который мы сейчас наблюдаем, как раз на этом и построился. Инвестиции в Курдистан основные - это Турция, 70% денег туда, порядка 10 миллиардов - это турецкие деньги, то есть там наступил судьбоносный консенсус. На юге сегодня шииты борются с суннитами, в центре то же самое. Христиан и других этнических, национальных людей, относящихся к меньшинствам, там, что называется, добивают. Вполне такой стандартный управляемый хаос. Но при этом, поскольку, строго говоря, нужна нефть, нужны трубопроводы, их как-то можно отконтроллировать, в том числе и проплачивая шейхов местных племен и суннитских, и шиитских, нужна зеленая зона в Багдаде, под контролем остающийся район посольств, то здесь какие проблемы.
Обама, безусловно, выведет ровно столько, сколько обещал и, кстати, введет в Афганистан не больше, чем обещал. Он не для того увольнял генерала Маккристала, с которым они в Афганистане сильно поссорились в том числе по поводу того, как гражданская администрация относится к требованиям военных, чтобы давать в Афганистане лишних 10 тысяч солдат, в Америке такое не проходит. Но технически достаточно элементарно. На самом деле сейчас в Ираке порядка 95 тысяч американцев, вывести в 11 году всех, кроме тех 10-15 тысяч, которые должны остаться тренировать, а тренировать можно бесконечно иракскую армию, иракскую полицию, достаточно технически просто.
Давайте говорить просто: Соединенные Штаты не бегут из Ирака, как они ушли в свое время, бросив все на свете во Вьетнаме, но в общем это очень сильно похоже. В обеих войнах погибло более 6 тысяч американцев, ранено более 39 тысяч американцев. Понятно, что сейчас снижается число погибших и раненых в Ираке в основном за счет уменьшения боестолкновений с "Аль-Каидой", с местными шиитскими группами. Но в огромной мере это происходит потому, что поступили команды, в том числе из Ирана, тем группам, которые ориентируются на Иран, шиитским группам, что называется, приостановиться. И до ухода американцев, а они вот-вот уходят, не тратить силы, которые нужны будут в междоусобной войне. Опять же суннитские радикалы на сегодня настолько серьезно сконцентрированы, и "Аль-Каида", и основные группировки ее поддержки на Африканском Роге, в Судане, в Магрибе, в том числе в зоне Сахели, где никогда "Аль-Каиды" не было, а сегодня она очень серьезна, в Афганистане, что Ирак - это не главный фронт. А вот если посмотреть на потери западных войск в том же Афганистане и на те теракты, которые происходят на африканском континенте, то мы понимаем, куда ушли суннитские радикалы. Поэтому радоваться особо нечего, пожимаем плечами, Обама выполняет предвыборные обещания.

Владимир Кара-Мурза: Каково отношение американского общества к ожидаемому выводу американских войск из Ирака?

Дмитрий Сидоров: На самом деле разное. Две вещи, если могу себе позволить. Я, конечно, не сравнивал бы уход из Ирака с уходом из Вьетнама – это первое. Бросать никто ничего не будет и с точки логистики, я думаю, что проблем тоже не будет. Я, впрочем, уверен, что решение Обамы о выводе войск - это большая ошибка. И учитывая влияние Ирана на ситуацию в Ираке, и проблемы, которые там остаются, имеется в виду слабая армия, потому что если в период администрации Буша кто-то как-то говорил о том, что, упоминал о процентах готовности иракской армии к самостоятельным действиям, то сейчас об этом практически никто не говорит.
Я бы добавил к тому, что сказал господин Сатановский, это безусловное недовольство людей в Ираке коррупцией и по большому счету отсутствием электричества в очень многих местах. Кроме того, это экономические и политические разногласия и между шиитами, и между суннитами, и между курдами. Я говорил о колоссальном влиянии Ирана. И таким образом, существует опасность серьезного усиления иранского влияния на Ирак. В этом случае Соединенным Штатам придется снова, наверное, вводить туда какой-то контингент войск. Мне немножко напоминает, может быть это неправильное сравнение, но это мне напоминает вывод израильских войск из Газы, что я считал серьезной ошибкой.
Что касается вашего вопроса, мне кажется, что Обама максимально пытается использовать все возможности для того, чтобы прибавить настроения или поднять свой электорат перед выборами, которые пройдут в декабре этого года в конгресс, если я правильно помню. В Атланте он сделал большой акцент на том, что он выполняет свое предвыборное обещание. На самом деле не выполнять предвыборное обещание плохо, хотя мы к этому привыкли, политики везде во всем мире периодически забывают о своих предвыборных обещаниях, Обама здесь не первый. Но все дело в том, что выполнять эти обещания, не обращая внимания на конкретную ситуацию, еще хуже.
Поэтому у демократов очень серьезные проблемы, эти проблемы связаны, во-первых, помимо экономической ситуации, помимо того, что по-прежнему достаточно высокая безработица, экономика не включилась так, как на это рассчитывали, несмотря на колоссальное количество средств, которые были влиты в нее, кредиты под покупку домов или нового жилья получить по-прежнему достаточно сложно, стало немножко полегче, но тем не менее, все равно это довольно серьезная проблема. Существуют еще два скандала, которые, безусловно, заставляют людей задуматься о том, демократов или республиканцев они должны выбирать в конгресс. Первое – это, естественно, утечка информации из Пентагона, и второе - это грядущее этическое разбирательство по поводу действий двух конгрессменов. Это довольно серьезно должно повлиять на решение избирателей на выборах в конгресс.

Владимир Кара-Мурза: Андрей Пионтковский, ведущий научный сотрудник Института системного анализа Российской Академии наук, профессор Гудзоновского университета в Вашингтоне, не считает решение Белого дома сенсацией.

Андрей Пионтковский: Обама никакого решения нового не принял - это было заявлено около полутора лет назад. Внешне все развивается по плану. Самый серьезный перелом ситуации был достигнут в 2007 году, когда суннитские племена перешли на сторону правительства и американцев, против "Аль-Каиды", возмущенные жестокостью по отношению тех же суннитов. Между прочим Обама и его друзья, которые были в оппозиции, именно тогда призывали вывести войска, что, конечно, привело бы к катастрофе, то есть отдало бы Ирак "Аль-Каиде". Тут трудно говорить о чьей-либо победе в иракской трагедии, но поражение, которое потерпела "Аль-Каида", оно бесспорное. Их отторгнули те, кто, казалось бы, были самыми верными союзниками – сунниты, которые потеряли больше всего от свержения Саддама.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Юрия Владимировича радиослушателя из Волгоградской области.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к вам, уважаемый господин Сатановский. Скажите, пожалуйста, вывод американских войск не приведет к эскалации насилия в Ираке? Это первый вопрос. И второй про Афганистан: каковы последствия будут для России в случае поражения натовских войск в Афганистане? Талибан может усилить влияние ваххабизма и иных исламских экстремистских организаций в России и в Средней Азии?

Евгений Сатановский: Давайте говорить о том, что вывод американских войск из Ирака усилит экстремизм и ухудшит ситуацию не только в самом Ираке, который без американских войск как страна не существует. Потому что демократические выборы – замечательно, только там правительства полгода нет, и два премьера, один бывший, а другой вроде бы тоже бывший, никак договорить ни о чем не могут. Формально с перевесом в два голоса победивший бывший премьер Алалу проамериканский, только войска вокруг Багдада и в Багдаде иракские верны нынешнему премьеру, куда как более проиранскому. Поэтому когда американцы, единственные, кто ситуацию сдерживают, как бочку сдерживает обруч, уйдут, ситуация произойдет весьма грустная. Тем более, что в отличие от коллеги Пионтковского, я не очень благостен в отношении победы над "Аль-Каидой". Потому что суннитское ополчение обманули, им не дали долю во власти, их не интегрировали, как обещали, в армию и в полицию, они перестали взаимодействовать с правительством. И с уходом оттуда генерала Петреуса, который собственно был автором этой хорошо отработанной концепции стравить суннитов Саддама и аль-каидовскими суннитами, ситуация стала весьма и весьма грустна, и никакого поражения "Аль-Каида" там не потерпела. Так что мы еще на нашем собственном Северном Кавказе все это безобразие увидим.
И то же самое на самом деле в Афганистане, талибы выиграли, талибы реально выиграли страну. Сегодня ситуация куда как плоха, потому что Хамид Карзай с его наркобаронами, назначенными губернаторами, конечно, контролирует производство 95-98% героина в мире, и запасов на складах в Афганистане героина хватит на несколько годовых потреблений, порядка 12 тысяч тонн, но это единственный продукт, который сегодня Афганистан производит. Талибы весьма хорошо, в отличие от первого прихода во власть, укрепились в наркопроизводстве, и коалиционные войска там ни с кем и ни с чем не борются. Опять-таки вопрос состоит не в том, уйдут они или нет, а в том, чтобы они ушли с минимальными потерями, что, кстати, продемонстрировали нидерландцы, первые страна – член НАТО, вывели оттуда войска. А это уже скажется на Центральной Азии и на наркопотоках на нашу территорию. Потому что примерно три тонны героина мы останавливаем, но примерно 75 тонн из 78, которые пытаются завозить, все-таки на Россию проходят. Так что, увы, но нет у нас причин для оптимизма.

Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, констатирует крах политики США в Ираке.

Александр Дугин: Конечно, эта авантюра была полной провокацией провалом американской политики. Америка вообще не способна управлять миром и гибнет под тем бременем, которое на себя взяла и которое не может вынести. При этом я не верю, что через месяц оттуда уйдут войска, уйдет несколько человек, а другие придут. Америка не может оттуда вывести войска, как я полагаю.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, чреват ли вывод американских войск из Ирака эскалацией насилия?

Алексей Подберезкин: Я полагаю, что да. Хотя давайте вспомним, 7 лет до того, как американцы приняли решение о выводе своих войск, 7 лет назад туда свои войска вводили. Что, при Хусейне было больше насилия? Предлог был поиск химоружия, семь лет его искали, так и не нашли. Предлог был, что бедных курдов преследовали, убили несколько сотен, даже, говорят, химическим оружием. С тех пор каждый месяц погибает по разным оценкам, здесь оценки разные и в отношении численности американских войск, и в отношении всех остальных вещей, по моей информации, от 200 до 500 человек, в том числе мирных жителей, ежемесячно гибнет. По моей информации, погиб миллион иракцев за семь лет. Как можно платить миллионом жизней, четыре-пять миллионов беженцев за 200-300 погибших курдов. Какая здесь логика? Здесь с одной стороны нужно было бы покритиковать американцев за их односторонние действия, в том числе в Организации Объединенных Наций, в том числе военная интервенция - это было бы правильно. Даже те деньги, которые они потратили, по некоторым оценкам это свыше триллиона стоила кампания в Ираке и Афганистане, с одной стороны, ведь эти деньги, которые совершенно очевидно платят не американцы с учетом того, что там уже многие годы федеральная резервная система печатает необеспеченные деньги, и в общем платим за эту войну триллион мы, европейцы, китайцы, кто угодно, все те, кто американские доллары покупает. Видите, какая сложная система в мире. С одной стороны все это так.
С другой стороны надо признать, когда американцы ввели войска в Ирак, они нарушили баланс сил в регионе, Иран получил мощнейший толчок моральный и политический для развития своего и для радикализма вообще на самом деле. То, что убрали Хусейна, на мой взгляд, это стало одной из причин усиления радикализма на Ближнем и Среднем Востоке и усиление Ирана, который может менять свою позицию по разным вопросам, не только в ядерной программе. Меня, например, напрягает, как он будет себя вести на Ближнем Востоке по отношению к Израилю, потому что там все близко к военному конфликту и так далее. То есть одно цепляется за другое. С одной стороны американцы наломали дров за эти годы, доказали политический авантюризм, огромные деньги потратили, с другой стороны, как красиво была сделана операция по вводу войск в Афганистан. Я изучал специально, нам бы у них получиться в этом смысле. Да и ввод войск в Ирак. То есть технически они какие-то вещи делали, конечно, очень правильно.
А самое главное другое, так или иначе, мы сейчас в одной лодке с американцами, хотим мы этого или нет. Потому что не только дело в том, что коалиция в Афганистане военно-политическая есть, а у нас во многом проблемы схожие с американцами на Ближнем и Среднем Востоке. И при всем при том, что есть свои интересы. Поэтому ответ на ваш вопрос очень сложный и, мне кажется, что вывод американских войск из Ирака или их частичная передислокация в Афганистан с последующим выводом из Афганистана – это попытка как-то выбраться из этой ситуации. И я не согласен здесь с Евгением Сатановским, когда он говорит об абсолютной предсказуемости. Да, Обама выполнил свое обязательство, данное на выборах 8 года, но это совсем не означает, что все будет развиваться по его сценарию.

Владимир Кара-Мурза: Константин Боровой, бывший депутат Государственной думы и бывший главный редактор журнала "Америка", верит в успех усилий по поддержанию мира в Ираке.

Константин Боровой: Это результат согласования политических и военных интересов Соединенных Штатов. Это не похоже на бегство, потому что остановлена военная машина Саддама Хусейна, да и самого Саддама Хусейна уже нет. Там есть террористы, там есть экстремисты, там есть сложная политическая ситуация, она и была до этого и, возможно, будет после ухода Соединенных Штатов, когда бы они ни ушли. Там есть Иран, который влияет на эту ситуацию, там есть спецслужбы других стран, которые тоже ловят рыбку в мутной воде. Превращение Ирака в штат Соединенных Штатов по спокойствию, по соблюдению закона - этого никто не добивался и не ставил такой задачи. Я думаю, что это разумное заявление о будущем решении.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, нарушит ли вывод американских войск из Ирака баланс сил в регионе?

Алексей Сидоров: Баланс сил в регионе нарушен и без вывода войск Соединенных Штатов из Ирака. Нарушен он в том числе и Россией. И здесь мы можем вспомнить о продаже оружия Сирии. Причем каждый раз, когда это оружие попадает либо "Хезболлах", либо ХАМАСу, то в Москве всегда пожимают плечами и говорят: ну как же, мы же не знали, что оно туда уйдет. Точно так же это происходит в связи с продажей оружия Ирану, которое оказывается у той же "Хезболлах" либо через аэропорт в Дамаске, либо непосредственно идет в Бейрут. Так что говорить о том, что баланс сил существовал каким-то образом - это большое преувеличение.
Что касается опять же вывода войск США из Ирака, я еще раз повторяю, это довольно серьезная ошибка, на мой взгляд. Я считаю, что существует колоссальный риск того, что Соединенным Штатам придется вернуться в Ирак, это будет выглядеть уже совершенно по-другому, если это произойдет, это будет довольно серьезная нагрузка, которая ляжет на налогоплательщиков в стране. Если можно, я послушал своих собеседников и послушал включения, я имею в виду господина Дугина и его слова. Я думаю, господин Дугин, если бы он подставил плечо Америке, то было бы полегче справиться с ситуацией в Ираке, может быть стоит ему это предложить. Что касается господина Подберезкина, говорящего о том, что европейцы и, видимо, азиаты, он имел в виду, китайцы, японцы покупают облигации казначейства и поддерживают таким образом войну в Ираке, я хотел бы сказать, что европейцы и азиаты покупают облигации казначейства у самой мощной экономики мира, в каком бы кризисе она ни была. Почему-то они не очень покупают российские облигации, у меня такое ощущение, или, во всяком случае, не в той же степени.
А что касается баланса в регионе, то я уже об этом сказал. Так что, мне кажется, опять же нынешняя ситуация довольно плоха. Соединенные Штаты ведут две войны, они втянулись очень плотно в войну в Афганистане, мне кажется, что это не наша война, мне кажется, что войну в Афганистане должно вести НАТО. В большинстве своем страны НАТО воевать там не хотят. По той информации, которая у меня есть и которую в принципе можно свободно проанализировать, реально воюют Соединенные Штаты, канадцы и британцы, немножко получше ведут себя немцы. Все остальные страны, которые там представлены, я имею в виду члены НАТО, говорить о том, что они воюют - это довольно серьезное преувеличение. Я думаю, что это не наша война. Если Европа серьезно обеспокоена поставками героина, и Россия должна быть обеспокоена поставками героина, в том числе и через порт в Санкт-Петербурге, то, я думаю, что господину Иванову надо каким-то образом достучаться в дверь господину Путину или господину Медведеву и каким-то образом решить с ними эти проблемы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Дугин походя сказал, что Америка не способна управлять миром. Не мог ли вам гость назвать несколько признаков, по которым можно судить, что какая-либо из стран управляет миром?

Владимир Кара-Мурза: Справедливы ли подозрения в адрес США, что они стремсятся к мировому господству?

Алексей Подберезкин: Вы знаете, что значит управление? Когда у нас кто-то приходит к управлению, борется за то, чтобы назначить генерального директора - это же не просто так. Это для того, чтобы генеральный директор мог делить прибыль соответствующим образом, получать от этого выгоду какую-то, я так примитивно рассуждаю. Вот американцы, они производят 20% мирового ВВП, а потребляют ровно в два раза больше, то есть 40%. Они уже в глубоком дефиците федерального бюджета с 89-88 года находятся и госдолг фантастический. Любая бы страна давным-давно развалилась, а правильно коллега из Соединенных Штатов говорил, они создали такую умную систему управления, что мы покупаем эту бумагу, которая называется долларами, давным-давно ничем не обеспеченную. Мы с удовольствием ее покупаем. Хорошая система управления, американцы за наши же деньги ведут войну, выводят войска, создали экономику, причем очень хорошую, действительно сильную экономику. Дело не в том, что они 20% ВВП производят, а дело в том, что они производят 35% наукоемкой продукции. И вот при всем при том так они управляют, что им хорошо. Нам бы так.

Владимир Кара-Мурза:
Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России, признает ничтожность достигнутых в Ираке результатов.

Гейдар Джемаль: Реальное положение, которое практически нет возможности скрывать, признание полного фиаско практически по всем целям, которые были поставлены на момент вторжения, потеря лица, и все это будет продолжаться дальше с Афганистаном. Но там вывод тоже двусмысленный, потому что там остается достаточно много сил так называемых частных военных компаний, порядка 150 тысяч принадлежат частным военным компаниям, которые не проходят по Министерству обороны. Поэтому на самом деле это ложный уход. Но морально это, конечно, серьезный удар по имиджу империи и большое достижение сил сопротивления.

Владимир Кара-Мурза: Есть ли основания для пессимизма, подобного тому, который высказал Гейдар Джемаль?

Евгений Сатановский: Мне показалось, что Джемаль высказал скорее большой оптимизм, насколько я его знаю, его симпатии находятся на стороне сил сопротивления, джихада и всех мыслимых и немыслимых моджахедов. Я как-то не могу его заподозрить в большой симпатии к американскому империализму и, соответственно, к пессимизму по поводу его провала. Поэтому есть основания для пессимизма всех тех, кто полагает, что белому человеку, как говаривал Киплинг, нельзя терять лицо на Ближнем Востоке. Как в свое время, во времена королевы Виктории, собственно говоря, напрягаясь, тем не менее, и делала Британская империя. Потому что потерять лицо вы можете один раз. Ваш уход откуда угодно – это поражение и к вам придут, придут к вам домой. Никто не сказал, что война в Ираке, война в Афганистане, когда вы выводите войска, что сейчас делает президент Обама, то 11 сентября не будет тиражировано. Последние теракты, которые удалось предотвратить в Соединенных Штатах, как взрыв на Тайм-сквер, который готовил живущий в Соединенных Штатах сын вице-маршала Пакистана, занимающегося военно-воздушными силами. Это элита, американизированная элита, живущая в Англии, в Америке, в континентальной Европе весьма подвержена идеям радикального ислама. Кто сказал, что "Аль-Каида" - это какая-то организация жестко централизованная? Это децентрализованная идейная структура, которая сегодня брэнд.
И с этим придется столкнуться Америке, но уже не при президенте Обаме - в этом проблема. Потому что Барак Обама человек, который может выиграть выборы и выиграть, что угодно, не очень понимая, зачем он это делает. Вот сейчас у него стоит задача одного хода: быстро вывести войска, чтобы продемонстрировать избирателям, что он не зря получил свою Нобелевскую премию мира, довольно позорную, за то, что он не Буш и за то, что произносил красивые вещи, а теперь под это надо подгонять дела. Проблема не в том, что будет идти что-то, как коллега Подберезкин сказал, не по планам Обамы, проблема в том, что нет у него никаких планов, а те, которые есть, не имеют ни малейшего отношения ни к Ближнему и Среднему Востоку, ни к позиционированию там Соединенных Штатов.
Катастрофа ведь не в том, что там Америка проигрывает, чему кто-то радуется, я и в словах господину Дугина не усмотрел большой трагедии, он до сих пор был бы рад, если бы мы Аляску обратно отобрали, американцам желательно деньги не возвращая, а в том, что ведь нам потом по этим счетам придется платить. Никто не любит американского шерифа, американского орла, британского льва и вообще англосаксонский заговор - это плохо, нас они не любили в имперские времена, в советские времена и сейчас, наверное, не очень любят. Проблема в том, что те, кто с ними воюет и те, кому в руки они все безобразие отдают, потому что, конечно, руки там, даже если люди берут у американцев деньги, завтра, взяв деньги, поняв, что больше не дадут, вздохнут и замечательно будут смотреть на других радикалов по соседству, неважно, иранское правительство или какие аль-каидовские группы, и будут с успехом новыми моджахедами, как многие из правительства Наджибулы пошли к моджахедам, потом к талибам. Проблема в том, что и нам придется потом все это безобразие расхлебывать, в том числе и на нашей территории, и на наших границах. Потому что, по крайней мере, хотя бы оттягивали на себя значительную часть тех сил, которые потом в поисках места для глобального джихада пойдут и на Северный Кавказ, и на Центральную Азию со всеми вытекающими и для наркотрафика, и для терроризма.
И вот здесь, конечно, вопрос не в том, что Иванов отправится к Путину и они, с одной стороны, перестанут покупать ценные бумаги Соединенных Штатов Америки, наказав Кудрину больше такого никогда не делать и не финансировать войну в Афганистане, что сомнительно, честно говоря, но тем не менее. А с другой стороны, просто отправятся воевать в Афганистан. Проблема в том, что в этом кино афганском мы уже были, мы на эти грабли уже наступали. И по крайности, слава богу, что мы там сегодня хотя бы не воюем, потому что это войну, конечно, можно выиграть, слава богу, никто не поддерживает сегодня из великих держав вот это все новое движение Талибана, американцы там проваливаются вместе с теми, кто воюет. Я, кстати бы, напомнил о двух успешных операциях австралийского спецназа, действительно там воюет исключительно англосаксонский блок. Но там военная структура НАТО куда как более мощная с технической, финансовой, организационной составляющей, чем наша, она проваливается, она доказала свою несостоятельность. Вот только нам не хватало уходить в Афганистан. Или там нужен геноцид, настоящий геноцид, как положено на Ближнем и Среднем Востоке. Что называется, вырезали всех, остальных привели в состояние дружбы с вами и борьбы за светлое будущее. Но в сегодняшнем мире такие войны европейцами, к которым мы относимся, да и американцами не ведутся.

Владимир Кара-Мурза: Павел Фельгенгауэр, независимый военный обозреватель, уверен, что военное присутствие США в Ираке сохранится.

Павел Фельгенгауэр: Официально 1 сентября американцы заканчивают свою боевую операцию в Ираке, но из этого не следует, что оттуда будут выведены американские войска. Они выведены не будут. Но формально они не будут выполнять боевые операции, а будут помогать иракцам, работать советниками, помощниками и так далее. Сколько при этом они будут продолжать эту миссию, пока точно не известно, но говорят, что будто бы через год с лишним последних выведут, но это довольно сомнительно. Американское военное присутствие в Ираке, я думаю, останется достаточно надолго.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Волгограда от радиослушателя Валерия Владимировича.

Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, свои довести дела, начиная от Дагестана, кончая Ингушетией и всем Кавказом, а не заглядывая туда - за речку, что там и как. Пусть янки разбираются со всеми этими делами.

Владимир Кара-Мурза: Россия как-то пока не среагировала. Как, по-вашему, должен Кремль отнестись к исполнению предвыборного обещания Барака Обамы вывести войска из Ирака?

Алексей Сидоров: Мне сложно сказать, сложно залезть в голову господину Путину. Честно сказать, с одной стороны, у Кремля может быть, я не думаю, что у Кремля есть большой повод радоваться этому обстоятельству, потому что дестабилизация ситуации в Ираке Кремлю ничего хорошего не даст. Это вполне может усилить Иран. Я не думаю, что Кремль хочет, чтобы Иран при всей военно-технической помощи Ахмадинежаду, я не думаю, что Кремль хочет, чтобы Иран стал серьезной силой в регионе.
И у меня есть несколько комментариев по поводу сказанного. Я согласен с тем, что о всяком случае в арабском мире, исходя из арабской ментальности, уход войск США из Ирака будет восприниматься как слабость Соединенных Штатов и может быть не как поражение, но как реальная слабость. Второе - это господину Подберезкину, США давно отказались от золотого обеспечения доллара, поэтому говорить о том постоянно, что вы покупаете бумагу - это как-то странно не покупайте ее. Если будет легче, покупайте евро, у меня больше нет другого совета.
И господину Сатановскому о том, что стратегия Обаме или сценарий не имеет отношения к Ближнему Востоку, при всем уважении, Евгений, я думаю, что вы, к сожалению, ошибаетесь. Я думаю, что эта стратегия есть, она существует, она построена на так называемых планах урегулирования, в том числе предложенных в 92 году Саудовской Аравии, и ничего хорошего, собственно говоря, эта стратегия в том виде, в котором она выработана, Ближнему Востоку не принесет. Для меня в данном случае, я не думаю, что будет какое-то подобие какого-то мира на Ближнем Востоке. Кроме того при всем при том, что, я считаю, что построить демократию в одной отдельно взятой арабской стране или в нескольких на сегодняшний день не представляется возможным, тем не менее, пытаться каким-то образом нужно. Но мне кажемся, что Обама не очень хочет этим заниматься.

Владимир Кара-Мурза: Каков, по-вашему, главный результат семилетнего присутствия американских войск в Ираке?

Алексей Подберезкин: Совершенно очевидно, что те задачи, которые ставили перед собой Соединенные Штаты семь лет назад, они не решены. Если говорить откровенно, то на самом деле они где-то стимулировали радикализм, на мой взгляд, в Пакистане, в Иране. Потому что им пришлось бороться не только с Саддамом Хусейном, но с радикальным суннизмом, со многими другими вещами. Поэтому они задачи не решили. Поэтому повод, который был объявлен - оружие массового уничтожения химическое оружие, он оказался никчемный, они потеряли лицо, потому что в обход Совета безопасности пошли. Американцев меньше всего волновало, они свои цели тактические, как им казалось, добиваются. Вы посмотрите, погибло миллион иракцев, при этом шесть тысяч американцев – вот реальная цена за эту авантюру и за негативный результат. И самое главное, что никто не предъявит этого счета. Просто Обама как тонкий человек, тонкий политик, он быстренько почувствовал, что дело идет к расчету. И кстати сказать, проблема финансовая сейчас особенно госдолга США крайне обострилась после начала финансового кризиса, все говорят серьезные экономисты о неизбежности, о скором крахе финансовой системы. Поэтому Обама старается как можно скорее отыграть назад и пользуется, в этом смысле политически мудро поступает на самом деле, но опять как выгодно Соединенным Штатам.

Евгений Сатановский: О крахе политической системы Соединенных Штатов мы слышим несколько десятилетий. Я помню серьезного экономиста Никиту Сергеевича Хрущева, бившего ботинком по трибуне ООН, с фразой о том, что мы вас похороним. Честно говоря, это звучит довольно забавно, что называется, капитализм разлагается, но запах идет замечательный. Давайте не будем смешить окружающих и самих себя предсказаниями краха экономики Соединенных Штатов, поскольку хотелось бы, конечно, верить многим, но не до того. Проблема Обамы в том, что он искренне уверен в части Ближнего Востока, что был Буш, который был глуп, и был Клинтон, который был не такой глупый как Буш, но неумен. Вот он, президент Барак Обама, умен, ярок, превосходен, его любит народ и вообще он может то, что никто не может. Он берет старые, замшелые достаточно планы, он берет планы Клинтона, которые привели к интифаде "Аль-Акса" в Израиле, к 11 сентября в Соединенных Штатах и реализуют которые не Клинтон, так жена его Хиллари Клинтон, которая, откровенно говоря, не стала за эти 10 лет ни мудрее, ни моложе, ни профессиональнее, та же самая команда, все те провалившиеся клинтоновоские гении, которые, увы, но ни к чему хорошему не привели. Потому что бушвская авантюра, безусловно, началась с провалов Клинтона, с этой безумной миротворческой идеи.
Сегодня Обама решает выйти из этого всегдо. Решает он выйти для Соединенных Штатов? Да нет. Он решает выйти для одного человека в Соединенных Штатах, его имя Барак Обама, как очень часто делают президенты Соединенных Штатов в течение всей американской истории. Будет ли это хорошо для Америки? Нет. Будет ли это хорошо для региона? Чудовищно плохо, потому что любой уход означает, что проваливается не только ваш имидж, ваши дела, но и все те, кто мог бы быть вашим союзником. В Ираке, если говорить о том, что произошло, конечно, цели достигнуты, нет больше портрета президента Буша-старшего на полу багдадского аэропорта, который топтали приходящие в столицу через единственные и главные ворота Ирака пассажиры, в том числе и иностранцы. Этого портрета нет.
Довольно много заработал Дик Чейни, я бы сказал, очень много заработал Дик Чейни, дочерняя его компания, работавшая в Ираке. Разведем руками, кто же говорил о том, что материальные вопросы вторичны или третичны. Что-то не реализовалось. Нет президента Кондолиззы Райс, вместо нее есть некий тандем: гендерный признак – это Хиллари Клинтон, а цветовой – это Барак Обама. Вот они и есть тот президент, которым могла быть Кондолизза. Но честно говоря, проблема в том, что после президента Барака Обамы и его ближневосточной стратегии мира, Америке придется очень скучать по президенту Джорджу Бушу-младшему, как грустно это ни звучит.

Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, скажется на популярности барака Обамы это его решение вывести войска из Ирака?

Алексей Сидоров: Я думаю, что единственным показателем популярности будут выборы в конгресс. Я, честно говоря, думаю, что демократы потеряют большинство как минимум в палате представителей. Я думаю, что дальше президенту будет довольно сложно договариваться с конгрессом. Ему довольно непросто разговаривать даже с демократическим конгрессом, в том числе со спикером палаты представителей, у которого своя повестка дня. Поэтому, мне кажется, что шансы, что демократы в принципы подвисли, очень сильны. Давайте посмотрим, что будет на выборах в конгресс.
XS
SM
MD
LG