Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американские журналисты обсуждают последствия технологической революции для своей профессии


Кирилл Кобрин: Нью-Йоркский Совет по международным отношениям провел дискуссию о том, как новые технологии влияют на журналистику. О своем опыте рассказали руководители крупнейших американских средств информации. Репортаж Владимира Абаринова.

Владимир Абаринов: Всего три десятилетия назад потребление новостей было процессом, строго определенным во времени и пространстве. Утром человек по дороге на службу разворачивал газету, если он ехал на общественном транспорте, или включал радио, если сам вел машину. Вечером все семейство собиралось за обеденным столом и включало новостную программу одной из общенациональных телекомпаний. Под вечерний прайм-тайм подстраивались политики. Если новость не успевала к утреннему номеру газеты, она опаздывала на сутки. В 1980 году появился принципиально новый вещатель – компания CNN, поломавшая устоявшуюся модель информационного бизнеса; она освещала события в стране и мире в круглосуточном режиме.
Сегодня у потребителя нет необходимости дожидаться прайм-тайм или утренней газеты. Он имеет возможность получать новостной поток в любое время суток и во всех мыслимых интерпретациях. Не сумевшая перестроиться бумажная пресса терпит бедствие. Телекомпании сокращают новостные программы. Как адаптироваться к новым информационным реалиям? Об этом в Совете по международным отношениям рассуждали недавно лидеры информационного бизнеса – руководители средств информации, которым адаптация удалась. Дискуссию открыл президент Совета Ричард Хаасс. В своем выступлении он цитирует выдающего американского радио- и тележурналиста 40-50-х годов Эда Мурроу.

Эда Мурроу: Журналисты принадлежат к числу людей, наилучшим образом собирающих информации и анализирующих ее. Я думаю, преимущество журналистов состоит в их уникальной культуре, их свободе, их позиции стороннего наблюдателя – все это позволяет им видеть, слышать, писать и говорить вещи, которых не видят и о которых не говорят, просто потому что не умеют увидеть, другие источники. Но в этом мире многое меняется. И в значительной мере эти перемены связаны со способами, при помощи которых потребитель новостей получает доступ к информации. Согласно новому исследованию социологической службы Пью, новостные сайты Интернета опередили общенациональные и местные газеты и стали третьим по популярности источником информации для потребителей новостей в США, уступая лишь местным и общенациональным телекомпаниям.
Способ потребления новостей явно меняется. Люди добывают информацию посредством целого набора технических устройств. С другой стороны, 70 процентов опрошенных говорят, что объем новостей является чрезмерным. И примерно такова же доля респондентов, утверждающих, что большинство источников новостей сегодня освещают события предвзято. <…> Позволю себе процитировать господина Мурроу, обращение к которому часто бывает уместным. «Этот инструмент способен учить, просвещать и даже вдохновлять. Но только тогда, когда люди пользуются им в этих целях. В противном случае это просто провода и лампочки в ящике». Разумеется, господин Мурроу говорил в 1958 году о телевидении, но то же самое могло бы быть сказано и об Интернете сегодня. Таким образом, вопрос для сегодняшней дискуссии и не только для нее, звучит так: каким образом использовать Всемирную Паутину и связанные с ней технологии для того, чтобы поставлять населению качественную информацию, чтобы держать его в курсе событий?

Владимир Абаринов: Первой слово получила президент и исполнительный директор Национального общественного радио – NPR – Вивьен Шиллер.

Вивьен Шиллер: Наша миссия состоит в том, чтобы информировать население. И мы делали это весьма успешно в наших радиопрограммах вот уже скоро 40 лет. Аудитория нашего радио продолжает расти. Только за последние 10 лет она увеличилась на 60 процентов. Наиболее свежие опросы говорят о том, что мы установили новый рекорд в нашем старомодном, эфирном радиовещании при участии наших радиостанций-партнеров. Однако наша задача – не поддерживать радио. Наша задача – информировать население. И хотя радио по-прежнему занимет центральное место в нашей работе и имеет многочисленную аудиторию, мы пользуемся и цифровыми носителями как инструментом для исполнения нашей миссии. Что это означает и в чем проявляется? Мы должны быть там, где аудитория хочет, чтобы мы были. Не наше дело говорить аудитории: если хотите слушать NPR, вы должны настроиться на такую-то частоту – не слушатели должны быть там, где мы, а мы – там, где слушатели. Это значит расширять возможности, и мы их расширяем – от айфона и операционной системы Андроид до айпода и подкастинга. И будет использовать все, что еще появится.

Владимир Абаринов: Виджей Равиндран - вице-президент компании Вашингтон Пост по цифровому формату.

Виджей Равиндран: Думаю, прежде всего следует задуматься о том, насколько изменился процесс создания новостей в этом мире разнообразных носителей за последние 20 лет. 20 лет назад наш читатель брал в руки газету и рассчитывал получить из нее полный свод событий. Это был единственный источник информации, не считая телевидения. А теперь мы живем в мире, где информация поступает из многих различных источников. Один из по-настоящему важных шагов, который мы сделали около двух лет назад, заключался в том, чтобы занять внешнюю позицию по отношению к Вашингтону. Для общенациональной аудитории это означает, что быть лучшими в освещении политики. Для провинциальной публики – стать лучшим товаром на местном информационном рынке. Нельзя пытаться быть всем для каждого, потому что люди будут получать информацию из многих разных источников.
И наконец, следующий этап – не особенно захватывающая работа за сценой. Ее суть заключалась в слиянии новостных отделов газеты и цифровых носителей. Мы разработали общую систему обработки и публикации новостей. У нас теперь одна универсальная служба новостей, которая получает продукцию репортеров и редакторов, а затем решает, каким образом ее распространять.

Владимир Абаринов: Один из самых успешных новостных проектов последних лет – ежедневная газета «Политико» - по-русски это «Политикан». Газета освещает политические события столицы и распространяется бесплатно. «Политикану» всего два с половиной года, но без него уже трудно представить вашингтонскую прессу. Говорит главный редактор «Политикана» Билл Николс:

Билл Николс: Я пришел из, возможно, самого универсального издания – газеты USA Today. Для меня лично это была действительно серьезная трансформация. Скажем, когда умер Майкл Джексон, я считал, что мы должны хоть куда-то пристроить это событие – почему же нет? А мне говорили: да потому что это событие не для нашего сайта. В конце концов, молодой администратор вэбсайта сжалился надо мной, и мы разместили слайд-шоу снимков Майкла Джексона с президентами. И я вздохнул спокойно. Но если серьезно, я думаю, что это та самая перемена, провозвестником которой был Politico. Мы позволяем себе роскошь не писать обо всем на свете. Встав на этот путь, мы имеем возможность сосредоточить свои журналистские силы, обеспечить глубину освещения, первыми сообщать новости о политике, лоббизме, Конгрессе и о том, как делаются дела в этом городе. Мы убеждены, что это и есть путь в будущее. Именно так люди будут потреблять новости. Отдельные информационные ресурсы универсального характера останутся, выживут и будут процветать. Но многие погибнут. Я думаю, мы увидим рост числа специализированных средств информации, освещающих политику, финансы. Полагаю, появятся и успешные органы прессы, которые найдут способ с выгодой для себя освещать международные дела. Я думаю, здесь есть пробел. Уже есть люди, делающие это хорошо. И я думаю, что успех в этой области – это лишь вопрос времени. Вивиан очень удачно сформулировала нашу общую тему. Тема эта – эмансипация читателя. Я только что, 10 дней назад, миновал 30-летнюю веху своей карьеры в информационном бизнесе. Когда я начинал, это была почти диктатура: мы скажем вам, что читать, как читать и даже когда читать. Все это в прошлом. Думаю, отчасти проблема, стоящая перед нами, заключается в том, как обеспечить глубину освещения, уровень качества, желательный для определенных сообществ, и обеспечить все это именно тогда, когда они хотят получать продукт. Часто мы работаем не слишком быстро. Ну а какова альтернатива? Так устроен мир, в котором мы живем. Нравится вам это или нет, но таковы привычки нашего читателя. Так что я думаю, главное – это оперативность, глубина анализа проблем, интересующих людей, и прозрачность, какая не существовала прежде. Необходимо избавиться от этой интонации голоса свыше: мы знаем лучше, чем ты, мы расскажем тебе то, что тебе необходимо узнать, в той форме, в какой это тебе нужно, и тогда, когда нужно. Этой манере общения пришел конец. Вы не добьетесь успеха, если не признаете этот факт.

Владимир Абаринов: Разговор об электронном измерении современной прессы коснулся и обратной связи с аудиторией. В частности, речь зашла о том, что читатели, укрываясь в блогах за никами, часто грубят и своими комментариями не помогают, а мешают журналистам. С этой грубостью анонимов сталкивался каждый из нас. Как бороться с этой напастью?

Виджей Равиндран: Вы затронули интереснейшую тему. Это один из вопросов, который возник, когда я поступил на работу в Washington Post, встретился с журналистами и спросил их: что вас больше всего раздражает? Меня страшно удручили комментарии в блогах. Это какая-то кухонная свара. Глядя на всех этих горлопанов, старающихся перекричать друг друга, трудно получать удовольствие от своей работы. Я этого просто больше не читаю. Я подумал тогда: Боже мой, какой ужас! Мы поставили серию экспериментов, чтобы определить, насколько люди дорожат своей идентичностью. Что если они будут пользоваться в блогах своими настоящими именами, возможно, даже с портретами, - станут ли они вести себя лучше? Мы начали тихо экспериментировать с серией материалов – это было расследование, касающееся прав животных – и увидели, что люди сильно меняются, если используют свои собственные реальные имена. И мы открыли новый форум, куда люди заходят пользуясь своими профилями в сетях Facebook и Twitter и который позволяет загружать картинки-юзерпики. И произошло нечто поразительное. Теперь журналисты общаются в блогах с читателями. Люди ведут себя гораздо лучше, потому что они почему-то начинают кривляться и грубить от ощущения, что их никто не слушает. И если вы проявляете уважение к своим читателям, вы открываете для себя целый новый мир.

Владимир Абаринов: Вивьен Шиллер обратила внимание на еще один, на сей раз позитивный аспект обратной связи с аудиторией. Она вспоминает о событии, когда вся Америка была одурачена: родители маленького мальчика сообщили властям, что их ребенок случайно улетел на воздушном шаре. В дальнейшем выяснилось, что это была инсценировка с целью снискать популярность и попасть в реалити-шоу.

Вивьен Шиллер: Я думаю, существует еще одна тенденция, которой мы пока еще не коснулись и которую мы на NPR начинаем понимать. Речь идет о применении знаний наших пользователей. О чем бы мы ни рассказывали и каким бы экспертом в данной области ни был наш репортер, в аудитории всегда найдутся люди, знающие предмет лучше. Мой любимый пример – это история с мальчиком на воздушном шаре. Оказалось, что все это трюк, придуманный специально для телевидения, но тогда событие освещалось всеми кабельными каналами в прямом эфире без рекламных вставок. Ну и мы тоже по долгу службы – для тех, у кого нет телевизионного кабеля – вот, смотрите, что происходит, за этим следит вся страна, об этом говорят ваши соседи, вот вам подробности, а что произойдет в итоге, понятия не имеем.
И вышло так, что на нашем сайте появилась серия комментариев, написанных людьми под своими реальными именами. Люди эти, похоже, были инженерами. И они общими усилиями в нашем блоге вычислили толщину оболочки шара, объем гелия, которым она заполнена, вес воздушного шара, его подъемную силу, определили высоту полета. И пользуясь всеми этими данными, они установили, что шар не мог поднять в воздух ребенка – они поняли это еще до того, как шар приземлился. <…> Это глупая история, но она дает некоторое представление о возможностях, которые мы получаем, привлекая знания аудитории в определенной области.

Владимир Абаринов: Пресса выживет, если изменится в духе времени. Таков сухой остаток дискуссии в Совете по международным делам.
XS
SM
MD
LG