Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Рядом с мемориалом памяти жертв теракта 11 сентября в Нью-Йорке разрешено построить мечеть. Накануне исчезла последняя формальная преграда для этого: здание, на месте которого планируют построить "Мечеть Кордовы", выведено из разряда архитектурных памятников.

Сторонники Мечети Кордовы уверяют, что мечеть станет символом неприятия терроризма мусульманами. Противники строительства считают, что культурный центр станет чуть ли не памятником боевикам, осуществлявшим теракты. Республиканский кандидат на пост губернатора штата Нью-Йорк Рик Лазио заявил, что дело не в свободе вероисповедания, а в том, что за планом проекта под названием "Мечеть Кордовы" стоят исламские радикалы во главе с нью-йоркским имамом Фейсал-Абдул Рауфом, который открыто считает ХАМАС нетеррористической организацией. Вот что думает об этом Джерри Зандстра, бывший директор мичиганского исследовательского Института действий за религиозную и политическую свободу:

– Мы должны соблюдать нашу конституцию, запрещающую религиозную дискриминацию, но здесь вопрос не только юридический, но и социальный, и гуманитарный, и политический. Можно понять тех, кто помнит, что теракт совершили радикальные исламисты и что по их вине погибло около 3 тысяч человек, находившихся в зданиях Всемирного торгового центра. Они помнят, что теракт был совершен религиозными фанатиками, он был религиозно мотивированным. Формально мусульмане имеют конституционное право построить свой храм на купленном ими месте. Но надо понять и тех, кто говорит: "Террористы убивали людей с криком "Слава Аллаху", а теперь то же самое будут кричать в мечети, построенной на костях погибших". Для многих это оскорбительно. Но политики, занимающие выборную должность, должны руководствоваться не эмоциями, а законом. Они не могут на законных, конституционных основаниях отказывать мусульманам в праве строить мечеть. Но, с другой стороны, политики рискуют вызвать недовольство избирателей - противников мечети. Этот случай - типичный пример американского плюрализма. У нас плюралистическое общество.

О различных точках зрения на проблему - российский политолог-американист Андрей Пионтковский:

- Злодеяние, которое было совершено 11 сентбяря, конечно, вдохновлялось, оставаясь в рамках политической корректности, определенной и весьма популярной интерпретацией ислама - которая утверждает, что сыны ислама противостоят "неверным", вообще не заслуживающим права на существование. Люди, которые предложили эту идею, не могли, конечно, этого не понимать. Для меня, например, психологически и политически ясно, что ничего, кроме символа злорадного торжества над жертвами теракта 11 сентября, нового их унижения, этот проект не несет.

- А как вы ответите на слова тех, кто считает, что это символ неприятия терроризма мусульманами, сотрудничества между представителями разных религий?

- Я не слышал от серьезных лидеров исламского общественного мнения США какого-либо серьезного, резкого, бескомпромиссного осуждения терактов 11 сентября. Была масса общих разговоров об империалистической политике США и т. д. - что надо понять, надо войти в положение... Но сколько лет прошло уже, и никогда ни осуждения, ни сочувствия не высказывалось. Очень трудно поверить в искренность таких намерений, таких чувств - тем более, если эти люди видят, что при самых лучших их намерениях этот проект весьма болезненно воспринимается и родственниками жертв, и значительной частью американского общественного мнения. Чувство такта - если действительно речь идет о симпатии и примирении - могло бы подтолкнуть к тому, чтобы отказаться от этого проекта. Но все наоборот: они его очень агрессивно проталкивают.

- Решение пока принято комиссией по охране памятников в Нью-Йорке. Это решение может быть отменено городским советом Нью-Йорка. Вы прекрасно знаете политическую ситуацию в США, знаете нравы американской политической элиты. Как будет развиваться история? Что вам подсказывает опыт политического эксперта?

- Американское общественное мнение во многом формируется сейчас леволиберальной элитой - элитой побережий, глобалистской. Она задает тон и в СМИ, и в кинематографе, в интеллектуальных центрах. Для нее чрезвычайно характерен так называемый комплекс вины Америки, империалистической Америки перед народами третьего мира, перед угнетенными мусульманами. Такая рефлексия - очень хорошее и благородное качество; но когда она переходит уже всякие пределы, это становится разрушительным. Давайте вспомним саму суть нашей русской истории. Почему интеллигенция, образованный класс, половина белого офицерства не только не сопротивлялась большевистской революции, но и приняла ее, встала на ее сторону? Потому что она все столетия была воспитана великой русской литературой в комплексе вины барина перед мужиком. И вот этот комплекс, движимый, казалось бы, самыми благородными чувствами, привел к тому, что сначала большевики уничтожили барина, а через 10 лет - еще более зверски, в массовом порядке - уничтожили и мужика. Боюсь, что на всех уровнях советов и решений это чувство либеральной вины просто настолько затмевает глаза американской общественности, что они не видят абсолютно для меня очевидных вещей - мотивов тех, кто стоит за этим проектом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG