Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не только «светские» знакомые, но и очень близкие верующие люди сегодня признавались мне, что у них мелькают мысли о конце света.

Что ж, солнце померкло – это совпадает с образами Апокалипсиса. По той же причине ждали конца света во время солнечного затмения 1999 года. То, что сегодня померкло не на сто процентов, с избытком компенсируется тем, что померкло надолго. В предыдущие дни дым от гарей рассеивался, сегодня только нарастал с утра к вечеру. Это нарастание и вызывает животный страх – страх перед изменением масштабов. Это нарастание без очевидного итога – «саспенс» - было фирменным приёмом триллеров со времён Хичкока. Сосёт под ложечкой: а если этот дым сгустится так, что в комнате не будешь видеть своих пальцев? Как жить?

Да так и жить – не видя кончиков пальцев. Так живут, между прочим, многие люди. Их называют «инвалиды по зрению». В России принято смеяться над попытками вычеркнуть слово «инвалид», заменить его «политкорректными» аналогами. Смеющимся неинтересно, что на английском «инвалид» означает «недействительный». «Бездействующий». Слепой Гомер – бездействующий, джентльмен, пишущий на заборе слово из трёх букв – действующий. Сильно действующий…

Москвичи остро переживают происходящую беду. Кое-кто, возможно, даже проронит: «По грехам нашим». Да ладно уж… Благодаря грехам москвичи жили не по труду, - а то, что теперь москвичам плохо, так это не от Бога, это от самих москвичей. Как со всеми природными катастрофами – они обрушиваются на всех, но страдают люди по-разному. Рушатся дома от землетрясений не всюду, а там, где воруют на строительстве. Гибнут люди от цунами не всюду, а там, где «сэкономили» на системах оповещения. Жару и гарь не люди придумали, но пылесосом стягивать все деньги в Москву, ликвидируя на селе пожарные команды, а саму Москву превращать в бетонную ловушку, нещадно вырезая всякую зелень, - это не надо на Небо пенять. Это сами сделали.

Вот плохая новость: это не только не конец света (Господи, хотя бы поскорее кончилось то, что принято считать «светом»!). Это даже не конец Москвы, это не разрушение нашей Вавилонской башни. Устоит – на эгоизме, на истреблении слабейших, но устоит.

Вот хорошая новость: свет – настоящий – светит даже в дымной гари. Да, может быть, я умру, выкашливая остатки пищевода и выворачивая глазные яблоки от едкой горечи. Но я умру, любя тех, кто рядом. Выкашливать буду – и буду любить. Что ещё светлее, меня будут любить и такого, с вывороченными глазами, смердящего пожарным потом. Бояться надо не смерти в агонии, а жизни без любви, в эгоизме и в давке за счастьем. Не конца света, а конца себя. Передать веру в вечность, в воскресение, в любовь – не в моей власти, но сказать, что свет не в бесконечном продлении себя, любимого, - в моей власти. Не бойтесь помереть, бойтесь не успеть полюбить. Смерть никуда не денется, а любовь денется – и чего тогда будет стоить наша жизнь, какое бы Солнце ни светило и какая бы нежная прохлада не веяла?

P.S. Рад сообщить, что моя интернет-библиотека вновь функционирует и по адресу www.krotov.info. Там я пишу каждый день.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG