Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Музыковед Артемий Троицкий – об аресте рэпера Noize MC


Музыковед Артемий Троицкий

Музыковед Артемий Троицкий

Деятели культуры адресовали открытое письмо министерству внутренних дел России с требованием немедленно освободить рэпера Ивана Алексеева, известного как Noize MC. Ранее суд Волгограда признал его виновным в мелком хулиганстве и приговорил к десяти суткам административного ареста.

Рэпер Noize MC широкой публике стал известен после того, как написал песню "Мерседес S666" об аварии с участием вице-президента "Лукойла" Анатолия Баркова.

31 июля Noize MC давал концерт в Волгограде, после чего его взяли под стражу сотрудники 4-го отделения УВД Волгограда. Милиционеры, очевидно, посчитали административным правонарушением то, что Иван Алексеев исполнил песню "Кури бамбук". В ней лирический герой критично высказывается о милиционерах. По версии ГУВД, музыкант "из хулиганских побуждений, демонстративно выражался грубой нецензурной бранью, чем нарушил общественный порядок". 2 августа суд Центрального района Волгограда признал Ивана Алексеева виновным в мелком хулиганстве и приговорил к административному аресту на десять суток.

Этот приговор побудил деятелей культуры обратиться к министерству внутренних дел с открытым письмом. Подписавшие его требуют немедленно освободить Ивана Алексеева (по решению суда, он будет освобожден 10 августа), провести "служебное расследование в отношении должностных лиц, принимавших решение о задержании" музыканта, а также "на уровне должностных инструкций личному составу МВД запретить вмешиваться в содержание культурно-массовых мероприятий, проводимых на территории РФ, так как цензура запрещается пунктом 5 статьи 20 Конституции РФ".

В письме упомянута история с так называемыми приморскими партизанами:

"В российском обществе сложилась пагубная тенденция: повсеместно работники МВД превышают свои полномочия. При выполнении своих обязанностей на мирных публичных мероприятиях они избивают ни в чем неповинных граждан, решают, кого посадить за "оскорбительные", по их мнению, песни. Высокие чины любят заявлять в качестве оправдания действий своих подчиненных, что милиция – это отражение российского общества. В таком случае отражение общества – это и люди из Приморья, которые, не видя перспектив диалога с властью, в частности, с милиционерами, взяли в руки оружие. Если мы, граждане России, будем мыслить такими схемами, то никаких перспектив, кроме скатывания к гражданской войне, в XXI веке у нас нет. Именно потому, что музыкантов сажают за песни, и появляются "приморские партизаны".
…Нас тревожит тот факт, что наряду с сотрудниками ФСБ, религиозными деятелями, чиновниками, руководителями телеканалов, теперь и милиция берет на себя функции цензора художественных произведений", – сказано в письме культурных деятелей.

Среди подписавших письмо – музыкальный критик Артемий Троицкий, музыканты Михаил Борзыкин (группа "Телевизор") и Олег Гаркуша (группа "Аукцион"), заслуженный артист России Алексей Девотченко. Сбор подписей под требованиями к МВД продолжается.

О последствиях ареста Noize MC в интервью Радио Свобода рассуждает Артемий Троицкий.

– С инициативой подписать это письмо выступил известный питерский рок-музыкант Миша Борзыкин. Жаль, что среди подписантов, кроме меня, москвичей совсем нет – одни питерские. Думаю, это чисто техническая проблема: если бы позвонили разным хорошим ребятам в Москве – Сане Скляру (Александр Ф. Скляр – РС), Гарику Сукачеву, многим другим – они бы тоже с удовольствием это письмо подписали.

– Чего, на ваш взгляд, больше в аресте Noize MС: сведения счетов лично с ним или сигнала всем остальным музыкантам?

– Думаю, это и сведение личных счетов – уверен, что он попал в какие-то черные списки и по нему поступили разнарядки по линии МВД как о человеке "неправильном, не нашем и неблагонадежном". И точно так же это сигнал всем остальным. Совершенно очевидно, что общество наше "всполошилось", протестные настроения явно усилились, причем в диапазоне от пионеров до пенсионеров. Естественно, власти и силовые органы пребывают в состоянии некоторой если не паники, то, по крайней мере, тревоги и взбудораженности. А поскольку люди это в основном глупые и способные положиться только на силу, их первым рефлексом является желание запугать, чтобы другим не повадно было. Это касается и ребят из Химкинского леса, и Нойза. В скором времени это может коснуться и многих других. Но только в том случае, если сейчас все промолчат. Если вся наша художественная интеллигенция, культурная элита, музыкальная прослойка, да и все остальные граждане решат, как всегда, что их хата с краю и лучше промолчать, как в песне Галича, тогда очередь может дойти до очень и очень многих. Поэтому, я полагаю, молчать ни в коем случае не надо, а надо, наоборот, выводить этих наглецов на чистую воду.

– Помощники Ивана Алексеева сказали, что не намерены продолжать судебные разбирательства. Вместо этого музыкант посвятит песню случившемуся, милиции или свободе слова… Насколько правильна, на ваш взгляд, такая позиция: с несправедливостью бороться не в суде, а в музыке?

– Если бы Ваню Алексеева засадили не на десять суток, а на десять месяцев, то в этом случае имело бы смысл легальными судебными методами добираться до Европейского суда – чтобы скорее человека вызволить из каталажки. Чтобы он скорее увидел своего новорожденного сына (у Ивана Алексеева 29 июля родился сын). Но поскольку речь идет о смехотворных десяти сутках, разводить какие-то судебные разбирательства на этом мелком месте абсолютно бессмысленно, а главное – очень скучно. Это нужно, может быть, профессиональным правозащитникам. А для богемы, артистов, творческих людей это все полная и абсолютная тоска. Тем более вы и без меня очень хорошо знаете, что такое наш-советский-суд-самый-гуманный-суд-в-мире. Суд у нас абсолютно дрессированный: что ему скажут, то и сделает, думаю, и в Верховном суде особо смелых людей не имеется. Нойз ответит в своем стиле и покажет себя в том, в чем он силен – а он действительно прекрасный поэт, автор и артист. И его асимметричный творческий ответ всей этой ментовне, конечно же, будет гораздо эффективнее, чем любые Страсбургские суды.

– Вскоре после того как Noize MC исполнил песню Мерседес S666 об аварии с участием вице-президента компании "Лукойл", другой рэпер Dino MC 47 посвятил песню терактам в московском метро. Вам не кажется, что нынешняя ситуация с Noize MC породит в среде музыкантов уже не только некоторое количество остросоциальных композиций, а нечто большее?

– За последние год-полтора ситуация в стране в общем и целом очень сильно изменилась. Это не четкая политическая тенденция и не организованное движение, а то, что по-английски называется something in the air – что-то в воздухе. Если предыдущие десять лет у нас в воздухе была сплошная затхлость и коматозность, то теперь запахло чем-то интересным, свеженьким и активным. Это касается не только рэпа и не только музыки, но и всего остального. Именно поэтому власти так всполошились, именно поэтому и ментовня так заворочалась. Они чувствуют: почва, которую на протяжении всех нулевых годов они очень твердо ощущали под ногами, начинает у них из-под этих самых ног, обутых в сапоги и говнодавы, медленно ускользать. Нынешняя ситуация напоминает мне ситуацию с 1970-1980-ми годами. У нас были чудовищные, абсолютно бездарные, сонные, конформистские семидесятые годы. Это касалось всего: культуры, музыки, политики... А потом пришли 1980-е годы, которые стали для страны сами прекрасно знаете чем. Эта диалектика "семидесятые-восьмидесятые" вполне может повториться с ситуацией "нулевые-десятые" двадцать первого века.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG