Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Одно из главных художественных событий этого лондонского лета – выставка "Дом сюрреализма" в культурном центре "Барбикан". Организаторы демонстрируют теснейшую связь между сюрреализмом, архитектурой XX века и психоанализом. Наглядные примеры сопровождаются лекциями кураторов, которые пытаются объяснить недосказанное объектами искусства.

Выставка "Дом сюрреализма", как следует из названия, посвящена зданиям, помещениям и, более общо, пространствам. Арт-галерея центра "Барбикан" превращена молодыми архитекторами в лабиринт комнат, блуждания по которому вызывают ощущения самые что ни на есть сюрреалистические. Дело не только в том, что зрителя окружают работы Сальвадора Дали, Марселя Дюшана, Альберто Джакометти, Рене Магритта и других мастеров представленного тут жанра. Если их убрать, само пространство галереи останется в качестве центрального элемента экспозиции.

Необычные архитектурные формы – одна из тем, заинтересовавших сюрреалистов в 20-30-е годы прошлого века; она по-прежнему актуальна для современных представителей этого течения. Из них на выставке представлены, в частности, Ребекка Хорн, Эдвард Кинхольц и Рем Коолхаас.

"Дом сюрреализма" стоит не только на экспозиции как таковой, но и на устраиваемых в галерее дискуссиях, где можно услышать различные мнения о современном искусстве. На одной из таких встреч выступила куратор выставки Алона Пардо:

– В качестве фокуса нашей выставки мы решили взять дом – дом как архитектурное сооружение и одновременно архитектурный проект. Здесь, как видите, имеются четыре стены, крыша, двери, окна – все элементы, которые ассоциируются у человека с домом. А кроме того, важной частью является порог – тот, что ведет из реальности в область фантастического, воображаемого, подсознательного; иными словами – в пространство сюрреализма.

Дом может представляться нам лабиринтом. Фрейд говорил о доме как о ключевом понятии в интерпретации сновидений. К тому же дом нередко сравнивают с телом; каждый из нас – дом, где обитает наш разум, наш дух. При этом известно, что на фоне сюрреалистического пространства дом-тело воспринимается всегда как нечто разъединенное, разбитое на части.

Куратор не случайно вспомнила Фрейда – как известно, отец психоанализа был фигурой, вдохновлявшей многих сюрреалистов. В 1921 году юный Андре Бретон посетил Фрейда в Вене, а в Лондоне с ним встречался Сальвадор Дали. Правда, доктор Фрейд не отвечал художникам взаимностью, считая их странноватыми, малопонятными фантазерами.

Зигмунд Фрейд играет в "Доме сюрреализма" роль привидения, чьи следы заметны во всех комнатах: от кресла, сидя в котором, психоаналитик принимал пациентов, до черной двери с глазком – рисунка Роберта Лонго, взявшего за основу фотографии венской квартиры Фрейда.

– Согласно Фрейду, как я уже упоминала, дом является важнейшим ключом к пониманию мира подсознательного. Он говорит о том, что это – его любимый способ представления организма как единого целого. Одним словом, в глазах Фрейда тело есть дом. Посетив нашу выставку, вы заметите еще вот какую вещь. С самого начала сюрреализм был диаметральной противоположностью модернизма. Наша же выставка предлагает другой взгляд – весьма радикальный. Мы поставили себе целью интерпретировать взаимоотношения между этими течениями по-новому. Сюрреализм не противостоит модернизму – скорее выполняет функцию некой динамичной силы, бросающей ему вызов изнутри. Если принять эту точку зрения, то переплетения сюрреализма и архитектуры становятся особенно интересны.

Создавая экспозицию, мы старались охватить широкий круг работ, художников. Выставка, помимо прочего, представляет собой карту эпохи, предшествовавшей возникновению сюрреализма. Тут использованы образы, которые в свое время интересовали самих сюрреалистов, – говорит куратор выставки Алона Пардо.

Среди архитектурных излишеств, наводняющих "Дом сюрреализма", – дверь с окошками, вместо стекла затянутыми черной кожей, и дверной звонок в форме женской груди. Это работы Марселя Дюшана, которого кураторы называют своим главным архитектором и "сообщником сюрреалистов". Они и фильм Бастера Китона, в котором здание рушится вокруг наблюдателя, задают тон выставки. Один из залов – своего рода прихожая, ведущая в отгороженный занавесом "Домашний театр", – пуст, если не считать инсталляции, свисающей с потолка. Старинный рояль с вываливающимися из нутра потрохами издает звуки, которые тянет назвать потусторонними. Перед зрителем – точнее, над ним – "Концерт в честь анархии" Ребекки Хорн. Работа Луизы Буржуа "Выхода нет, 1989" изображает лестницу в никуда, под которой имеется потайной лаз и подвешены два резиновых сердца. О роли разных жанров в "Доме сюрреализма" рассказывает Алона Пардо:

– Экспозиция включает в себя весь спектр художественных форм, которые можно назвать ключевыми для языка сюрреализма. Наиболее часто встречающиеся среди них – живопись, фотография и, кроме того, кино. Вы увидите множество фильмов, разбросанных по залам выставки. На заре сюрреализма кинематограф пользовался популярностью как новый вид искусства. В те времена строились кинотеатры, которые у сюрреалистов получили название электрических дворцов. Художники проводили там огромное количество времени. Причем их интересовал не просто линейный нарратив фильма, но сама атмосфера погружения, характеризующая кино. Эти темные залы в сочетании со светлыми пространствами обволакивали человека, заставляли его задуматься... Кино было сродни порогу, за которым раскинулся новый мир.

"Дом сюрреализма" – место, беспокоящее воображение каждого, кто его посетил, наводящее на странные мысли, которые, возможно, никогда не выплыли бы из подсознания сами по себе. По словам устроителей выставки, "это жилище включает в себя все то, чего нет в рациональном, функционально построенном доме модернизма". Не исключено, что представители модернизма, посетив "Дом" соперников, принялись готовить свой арт-ответ.

Чтобы дать сюрреалистам достойный отпор, в качестве теоретической базы уместно взять труды философа де Селби. Последний, если верить его создателю Флэнну О'Брайену, был мастер порассуждать на тему о домах. По воспоминаниям О'Брайена, "череда домов представляется ему чередой неизбежных зол".
XS
SM
MD
LG