Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Новая Голландия и ее окружение”



Марина Тимашева: В Петербурге в издательстве “Книга” вышла книга Татьяны Соловьевой “Новая Голландия и ее окружение”, где впервые подробно представлена история одного из самых интересных петербургских островов. Представит книгу Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Новая Голландия это первый российский военный порт, это первый рукотворный остров в дельте Невы, возникший путем создания между Невой и Мойкой двух каналов - Крюкова и Адмиралтейского. Говорят, название острова придумал сам Петр Первый, но первоначально “Голландией” называли штабеля корабельного леса возле Адмиралтейства, но потом, когда прорыли новые каналы, склады перенесли на образовавшийся остров, вот он и стал Новой Голландией. Сейчас это одно из самых поэтичных и таинственных мест города, но долго ли оно будет таковым оставаться - неизвестно, поскольку инвесторы давно уже спят и видят, как бы преобразовать остров, и многие памятники острова за последние годы были безжалостно разрушены. По словам автора книги о Новой Голландии Татьяны Соловьевой, она занимается этим островом всю жизнь.

Татьяна Соловьева: Я родилась около Новой Голландии, и сейчас живу - это настолько родное место! Книга состоит из двух частей – “Новая Голландия и ее окружение”. Новая Голландия - жемчужинка, а вокруг все дома - директор Эрмитажа здесь жил, в одном из домов, Белоусова и Протопопов катались на катке, который заливался у дворца Великого князя Александра Михайловича и Ксении Александровны. Я только выбирала тех людей, на творчество которых оказывала влияние Новая Голландия, потому что это самый романтический уголок Санкт-Петербурга. Мне удалось на основании архивов узнать, что это было любимое место отдыха Петра Великого. В то время Новая Голландия была полуостровом, но вот при Петре был прорыт Крюков канал и там был построен его дом и вырыт пруд. На этом месте была заповедная роща, которую Петр очень любил, и после его смерти Екатерина Первая первым же указом подтвердила заповедность этой рощи. Но только при Анне Иоанновне Новая Голландия стала островом. Потому что была глухая протока на месте Адмиралтейского канала, и нужно было место для хранения леса. И выбрали этот остров, чтобы не было воровства - лес в то время стоил очень дорого. Анна Иоанновна бережет дворец Петра Великого, дворец и пруд. И вот только Екатерина Вторая, решив строить каменные амбары (вот те амбары, которые стоят) вот тогда только был уничтожен петровский дворец (пруд, правда, был расширен). И, что интересно, тогда Новая Голландия стала не одним островом, а двумя островами, потому что были прорыты два канала: один – в Крюков канал, другой - в Мойку. И тем самым остров состоит из двух островов, на самом деле. Я в книге разделила всех архитекторов, что они сделали. Вот Андриан Захаров. Мне на его работах хочется остановиться. Много ли у нас таких зданий малой архитектуры, малой формы? Ничего не сохранилось, а, тем более, с петровского времени. Андриан Захаров проектирует для Адмиралтейства будки, проходные. Они, конечно, были уничтожены у Адмиралтейства, а у Новой Голландии они сохранились до самого последнего времени. В наши дни уже все было уничтожено там, в центре острова, а эта будка сохранялась. И вдруг, спустя год после того, как все уничтожилось, грохот какой-то. Я подошла к окну, смотрю - и ее снимают, и ее уничтожили.

Татьяна Вольтская: О книге Татьяны Солововой “Новая Голландия и ее окружение” говорит искусствовед Борис Кириков.

Борис Кириков: Татьяна Алексеевна пишет не только пером и смотрит на город не только глазами, но и сердцем. Она ощущает судьбы людей, которые связаны с этими зданиями. Вот это особый дар. Те, кто создавали город, архитекторы, те, кто жили в нем, они, по-моему, для Татьяны Алексеевны становятся очень близкими людьми. “Новая Голландия” - книга очень содержательная, здесь много новой информации. Татьяна Алексеевна - серьезный исследователь, очень глубоко роет в архивах. Вот все думают, что все, что на территории Новой Голландии, это Валлен-Деламот на основе Чевакинского. Нет, там значительные части новых корпусов построил малоизвестный военный инженер Посыпкин. Здесь впервые изложен сюжет о домике Петра Первого, о роще Петра Первого. Это, можно сказать, открытие из самой ранней истории Петербурга. Все учтено досконально. Например, в начале 20-го века переосмысливалась ситуация, которая сложилась в связи с тем, что военные министерства имели большие территории в центре города. Перепрофилирование района Новой Голландии и Нового Адмиралтейства предполагало устройство там жилых кварталов, предполагалось снести безобразные склады, расчертить прямоугольные кварталы и застроить их обывательскими домами. Проблема перепрофилирования - очень острая, но к ней, конечно, нужно относиться деликатно. Наверное, мы должны учитывать неудачные попытки, которые показывают, как делать нельзя.

Татьяна Вольтская:
Трудно не согласиться с искусствоведом Борисом Кириковым, а также с тем, что если бы дельные советы во всех хороших книжках учитывались, мы жили бы совершенно в другом мире.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG