Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Петербурге – если сравнивать с Москвой – погода прекрасная. Жарко, конечно, но зато случаются регулярные ураганы. От ураганов падают деревья и отключается электричество, но зато и воздух свежеет. Воды горячей почему-то нет без всяких предупреждений, но по такой жаре холодный душ даже приятнее. В общем, жить можно.

Я называю такой тип рассуждения минимизаторским. Смысл его состоит в том, чтобы вернуть душе мир, а миру – позитивный на него взгляд посредством плавного снижения планки запросов. Каждый советский гражданин владел этим методом психической саморегуляции в совершенстве. И даже когда в повседневности не было совсем уж никаких плюсов, чтобы компенсировать торчавшие изо всех углов минусы, оставался классический аргумент о величии державы: зато мы делаем ракеты.

Забавно, что в новом российском сознании схема перевернулась. Ценить стали, наоборот, мелочи, а закрывать глаза – на вещи принципиальные. Успокоительное рассуждение стало звучать так: ну и подумаешь, что в державе бардак – зато у меня-то лично все прилично. Параллельно произошла тотальная материализация того, что прилично. Личное благополучие, которым жертвовать никто не готов, стало выражаться набором квартира – машина – заграничный отпуск два раза в год.

В такой ситуации логично предположить, что всеобщий бардак, на который приходится закрывать глаза ради мира в душе, тоже когда-нибудь материализуется. Эксперты почему-то все время ждали его материализации в образе резко подешевевшей нефти, но надо признать, что даже если бы это произошло, картина бы вышла далеко не такая наглядная, как сейчас в Москве. Сейчас бардак приобрел плотность, видимость и четырехкратную недопустимость для здоровья. Важно также такое его свойство, как универсальность. Он воздействует на любого – вне зависимости от оснащенности человека машинами, дачами и прочими "конфетками".

Соответственно, все говорит за то, что сложившееся общественное устройство (вместе со способами его сознательного оправдания) должно видоизмениться. Но это в Москве. А в Петербурге, который, по словам Матвиенко, "бог миловал" от пожаров, жизнь плавно возвращается на старые советские рельсы. Горожане, явно уставшие от своей финансовой неспособности материализовывать личные блага, стали вдруг гордиться всеобщим порядком. Ну подумаешь, света на даче нет – зато "Зенит" все выигрывает и выигрывает.

Или вот еще один признак стремительно воцаряющегося порядка: антрополог Илья Утехин сообщил в своем блоге, что университетское начальство, бдительно охраняя жизнь и здоровье сотрудников и студентов СПбГУ, вывело из эксплуатации здание, в котором уже несколько лет ведется обучение студентов Смольного колледжа свободных наук и искусств. Аргументы у руководства железные: в этом здании идет ремонт. А в условиях ремонта какое может быть обучение? Это же опасно. Следует навести порядок.

И кто потом будет разбираться, что сейчас этот ремонт как раз подходит к концу, кто потом вспомнит, что Смольный колледж, этот внутренне противоречивый гибрид СПбГУ и американского Бард-колледжа, не сможет вне оборудованного здания существовать, и что вывод его из эксплуатации фактически означает редукцию совместного проекта к российским образовательным реалиям. Да никто. Потому что был наведен порядок.

А преподаватели, которые в будущем, видимо, лишатся статуса профессоров американского колледжа, снова научатся рассуждать как я в начале этого текста: ну и ничего, что закрыли учебное заведение западного типа – зато теперь не надо показывать эти слайды и программировать этих роботов, а можно по-старому травить анекдоты на семинарах и разговаривать со студентами за жизнь.

В Петербурге, в отличие от Москвы, наступил период разрядки и стабилизации.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG