Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем обусловлено такое количество пожаров в России


Ирина Лагунина: Ситуация с лесными пожарами в России остается напряженной. Число погибших превысило 50. В огне сгорают целые деревни. В эфире РС эксперты говорят о причинах столь масштабных возгораний и пытаются понять, собирается ли российская власть что-то менять в подходе к прогнозированию и ликвидации природных катастроф. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Лесные пожары стали настоящим бедствием в Белгородской, Воронежской, Ивановской, Липецкой, Московской, Нижегородской, Рязанской, Тамбовской областях и в Мордовии. В пожарах гибнут люди, сгорают целые деревни, погорельцам, лишившимся жилья и имущества, власти обещают новые дома и компенсации. Россияне, пострадавшие от огня, не скрывают своего гнева: о пожарах людей никто не предупреждал, водоемы осушены, противопожарного инвентаря нет. Люди остались один на один со своей бедой. Впрочем, власть ищет и находит виноватых: уходят в отставку местные чиновники, которых обвинили в халатности. Так произошло в Выксунском районе Нижегородской области. Глава района Алексей Соколов написал заявление об увольнении сразу после визита премьера Путина. В районе полностью сгорел населенный пункт Верхняя Верея, погибли 20 человек. Эксперты говорят, что причиной масштабных пожаров этого лета стало принятие в 2007 году нового Лесного кодекса, по которому, за тушение пожаров в лесах отвечают арендаторы. Но закон их это делать не обязывает Говорит руководитель проекта по особо охраняемым природным территориям Гринпис в Росси Михаил Крейндлин…

Михаил Крейндлин: Ликвидирована как институт государственная лесная охрана, соответственно леса охранять просто некому. Шло огромное сокращение работников лесного хозяйства, так и структурно очень сложная система на арендованных участках. Вроде как тушение должны обеспечивать арендаторы, но при этом сами они не тушат, а тушить должны по конкурсу какие-то непонятные структуры, которые, непонятно, выиграют или нет. В многих регионах даже таких структур нет. Поэтому везде говорят, что тушит МЧС, а про лесные службы, которые этим занимаются, ничего не говорится. Конечно, те оставшиеся сотрудники учреждений все, что могут, делают. Но, во-первых, их мало, во-вторых, они неорганизованны.

Любовь Чижова: О несовершенстве российского законодательства говорит Григорий Куксин из Лесного проекта Гринпис, который в эти дни сам тушит лесные пожары в качестве волонтера….

Григорий Куксин: Очень плохо обстоят дела, потому что у нас нет единого ведомства, единого министерства, которое бы отвечало за все пожары или хотя бы за все пожары на лесных территориях. То есть у нас министерство по чрезвычайным ситуациям отвечает за пожары в населенных пунктах, за их профилактику, там работает государственный противопожарный надзор, который занимается профилактикой и предотвращением нарушений в этой сфере. К сожалению, на природной территории такой единой службы, единой системы нет. Поэтому на территории лесного фонда за это отвечают те структуры, которые созданы в субъектах, по Московской области федеральное ведомство Рослесхоз. Практически все эти функции переданы субъектам Российской Федерации. Если на территории лесного фонда эта работа хоть как-то ведется, то на всех остальных территориях, на торфяниках в Подмосковье, в частности, на землях сельхозназначения, на землях земельного запаса такая работа никем не ведется, никто не отвечает за эти пожары, за их своевременное обнаружение и тушение. К сожалению, у нас огромное количество населенных пунктов находится слишком далеко, чтобы к ним своевременно приехать. То есть примерно 27 миллионов человек в нашей стране по данным российского добровольного пожарного общества проживают за пределами нормативной доступности для пожарной охраны, то есть до них просто не могут успеть доехать, даже если их вызовут.

Любовь Чижова: Итоги масштабных лесных пожаров лета 2010 года еще предстоит подвести. Это будут десятки погибших людей и сотни сгоревших домов. Но ущерб нанесен и природе: координатор проектов по лесной политике WWF Николай Шматков говорит, что на выгоревших участках лесов деревья не будут расти долгие годы…

Николай Шматков: Местами действительно долгие годы это будет выжженное поле. Там, где прошли верховые пожары, самые разрушительные, самые страшные, то есть сгорели деревья полностью, был вал огня, там природа будет восстанавливаться десятилетия. Там, где прошел низовой так называемый пожар, когда горит только кустарник, когда горит верхний сухой покров леса, там, где были сосновые леса, там скорее повреждения будут не столь серьезные. Там, где были леса, в составе которых была ель или лиственные породы, там разрушения от этих пожаров будут очень серьезные.

Любовь Чижова: Кроме лесов и населенных пунктов, горят и российские заповедники. Их тушат в последнюю очередь, но вину за пожар возлагают на администрацию, состоящую, как правило, из нескольких человек. Следственный отдел СУ прокуратуры России по Свердловской области возбудил уголовное дело по факту тушения пожара в заповеднике "Денежкин камень". В халатности обвиняют заместителя директора заповедника. Однако директор Анна Квашнина утверждает, что сотрудники сразу же приняли все необходимые меры по тушению пожара, но спасатели местного отделения МЧС приехали к ним только на следующий день, а у вертолетов авиалесохраны, которая должна тушить пожар в заповеднике по закону, кончилось горючее…

Анна Квашнина: Пожар был замечен 15 июля, в этот же день было сообщено в местную пожарную часть, они выехали на пожар 16, наши сотрудники выехали на пожар 15, сразу после обнаружения его. Сначала он был на небольшой площади, примерно 800 метров на 120-150, такой полосой. К сожалению, его сразу не удалось локализовать, то есть не удалось опахать по нескольким причинам. Во-первых, сейчас горит мох на камнях. Бульдозер, который первый поехал туда, сломался в первый же вечер. 16 числа к вечеру мы запросили помощь у МЧС, предварительно запросив авиалесохрану. Авиалесохрана, к сожалению, не смогла к нам выехать, они были заняты на пожарах в другом районе. И 17 числа к тушению пожара подключилось МЧС области. Они выделили вертолет Ми-8, который начал работать. Основная сложность в нашем взаимодействии с МЧС заключалась в том, что мы является федеральным учреждением, а МЧС областное предназначено для работы по ликвидации угрозы населению. Данный пожар угрозы населению не представлял. Были определенные проблемы, сложности. Плюс к тому же в области на тот момент были проблемы с горючим для вертолетов. Суть этого пожара в том, что мы его упустили очень быстро.

Любовь Чижова: Кто должен тушить ваш заповедник по закону?

Анна Квашнина: По закону должна тушить авиалесохрана. Там просто людей не хватало, они были на работах в другом районе.

Любовь Чижова: Вам помогает сейчас МЧС тушить?

Анна Квашнина: Они помогают с 17 числа. Сейчас они близки к тому, чтобы свои силы оттуда выводить. И мы пытаемся найти им замену. У меня вызывает опасение прежде всего нестабильность этого очага. Я вижу, что как только ветер, мы его упускаем. Это не субъективно – это объективно.

Любовь Чижова: У вас нет ощущения, что государство вас бросило в этой беде?

Анна Квашнина: У меня есть ощущение, что человек часто представляет себя более могущественным, чем он есть на самом деле и не оценивает реальные проблемы, с которыми можно сталкиваться. У нас общее государство, его можно ругать, в любом случае это наше государство и оно такое, какое оно есть. Тяжело, безусловно, тяжело. Тяжело находить взаимопонимание. Очень тяжело в этой коллизии федеральная земля и субъекта федерации. Поначалу мы очень долго говорили, что это ваша земля, вы своих москвичей призывайте, пусть они тушат.

Любовь Чижова: Говорила директор заповедника "Денежкин камень" из Свердловской области Анна Квашнина…Эксперты опасаются, что ситуация с лесными пожарами в России не изменится и в следующие годы, потому что российская власть не способна создать эффективную систему прогнозирования и ликвидации природных катастроф. В эфире РС об этом говорит заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ Владимир Римский…

Владимир Римский: Вот эти пожары, они традиционно воспринимаются как некое стихийное бедствие. И у нас в нашей стране по традиции много десятилетий, а может быть веков даже со стихией можно бороться, когда она, как говорится, взбунтуется, но заранее что-то сделать практически нереально. Самое главное, способна ли наша нынешняя власть, по крайней мере, на уровне федерального и регионального принять это важнейшее решение и начать его реализовывать. Это надо переходить к стратегическому управлению государством. Стихия – это все понятно, но современные средства прогнозирования ситуации, оценка последствий позволяют с большой уверенностью сказать, что и в какие периоды, по крайней мере, года будут происходить. По крайней мере, такие пожары и такие стихийные бедствия, как мы сейчас наблюдаем в Центральном федеральном округе, они происходят периодически фактически в период начала летнего сезона, хотя уже даже в апреле было объявлено МЧС предупреждение о возможных пожарах. Ничего не было сделано. Наши власти на всех уровнях, даже начиная с уровня муниципального, оказались просто не готовы к противодействию этим пожарам.

Любовь Чижова: Как бы должна работать эта схема? Вот МЧС в апреле говорит, что лето будет пожароопасным, что будет очень жарко, что должна начать делать власть?

Владимир Римский: Здесь есть две проблемы – это организационная и техническая. Технической должны заниматься специалисты. То, что я вижу: у нашего МЧС нет необходимой техники. Это не значит, что такой техники нет вообще. Например, в нашей же стране есть разработки так называемых водяных бомб, то есть это некое устройство, которое по той же схеме как обычная боевая бомба взрывается, но разлетается вода. И на достаточно большой площади прекращается верховой пожар. Вот такого рода средств нет. Пожарные машины, те, которые сейчас есть на вооружении МЧС, они приспособлены к тушению пожаров в городах, а лесной пожар надо тушить несколько иначе и так далее. Но второе – это организационная сторона вопроса. Сами эти службы должны быть, у нас по нашему Лесному кодексу уровень ответственности за состояние лесов перенесен на регионы, а у регионов нет соответствующих бюджетов и нет соответствующих методологических разработок, конкретных рекомендаций, инструкций по противостоянию пожару и, самое главное, по подготовке к такому пожароопасному сезону. Это нужно делать сейчас уже срочно. Но в принципе это работа многолетняя, без этого мы все время будем вот так гореть.

Любовь Чижова: Сделает ли российская власть какие-то организационные выводы из этих масштабных пожаров? Пока, что сделано – это начали выплачивать людям компенсации и снимать местных чиновников.

Владимир Римский: Знаете, мой прогноз здесь негативный. То есть я думаю, что этими отставками и компенсациями все и ограничится. На следующий год мы будем иметь примерно ту же самую ситуацию. Причина вот в чем: нужно переходить к стратегическому управлению, то есть не реагировать на те ситуации, которые возникают, пусть они даже возникают в результате каких-то стихийных последствий, просто ураганов, смерчей, пожаров и так далее, это надо предвидеть и выстраивать противодействие таким образом, чтобы последствия таких стихийных проявлений были минимальны и можно было как можно быстрее эти последствия ликвидировать.

Любовь Чижова: Это был заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ Владимир Римский. Ранее Россельхоз России распространил информацию о том, что план действий на 2010 год по тушению пожаров был подготовлен, деньги на него были выделены, но ни один из субъектов федерации, где бушевали лесные пожары, почему-то так и не подал заявку в Федеральное агентство лесного хозяйства о выделении дополнительных средств. Эксперты опасаются, что как только лесные пожары потушат, решать ситуацию с противопожарной ситуацией снова никто не будет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG