Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закончился ли экономический кризис для россиян?


Ирина Лагунина: "Россия вышла из экономического кризиса" - такова официальная точка зрения. Но так ли это на самом деле? Для всех ли россиян закончился кризис? С какими его последствиями продолжают сталкиваться люди? Готовы ли они снова брать кредиты и делать сбережения? Все это исследовали аналитики Левада-центра. Рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: Можно ли оценивать фазы развития экономического кризиса по тому, как воспринимает ситуацию население? Здесь существуют разные мнения. Социологи уверены, что ощущения граждан по этому поводу влияют на их конкретные действия и планы, а ведь именно на этих людей и направлена экономическая и социальная политика властей. Говорит Наталья Бондаренко, сотрудник отдела доходов и потребления Левада-центра.

Наталья Бондаренко: Еще весной этого года доля сторонников той точки зрения, что Россию ожидает углубление кризиса и нарастание кризисных проблем, составляло около 20%, каждый пятый россиянин. Но при этом эта доля оказалась меньше, чем осенью 2009 года, когда такие опасения выражали 28% опрошенных. Доминирующая же точка зрения, что в России хуже не будет на ближайшую перспективу и что Россия начнет выходить из кризиса в ближайшее время. Но при этом значительная часть, около 40% опрошенных, все же считало, что кризис еще может оказывать долгосрочные последствия. В течение 2010 года прогнозы и оценки людей относительно общей ситуации в экономике, материального положения семьи и ситуации с сохранением работы, заработков становятся все менее тревожными и пессимистичными. Это значит, что доля тех, кто говорит об ухудшении, постепенно сокращается, но все-таки значительная часть опрошенных говорит, что скорее всего ничего не изменилось, во-вторых, в будущем на перспективу год ничего не изменится. Иными словами, есть ощущение, что население пока не готово признать, что кризис закончился, и есть ощущение застревания, какого-то западания в ситуацию, не сопровождающуюся потенциалом роста.

Вероника Боде: Таковы наблюдения социолога Натальи Бондаренко. Шестьдесят три процента россиян, по последним данным Левада-центра, признали, что кризис существенно повлиял на их привычный образ жизни. Пришлось ли вам пересмотреть бюджет своей семьи из-за кризиса? – на вопрос Радио Свобода отвечают жители Обнинска.

Да в общем-то не пришлось, у меня зарплата сохранилась.

Пожалуй, что да, уже смотрим на цены.

Да нет, хватает всего.

Конечно, без содержания на работе сижу. Экономить приходится на всем, в основном на мясе, переходим на овощи, хотя и овощи дорогие.

Естественно, зарплата урезана, поэтому просто необходимо было это сделать. На питание хватает, но больше ни на что.

Нет, не пришлось, сохранила свой бюджет.

Да, стали экономить на каких-то товарах не первой необходимости, бытовая техника, поездки.

Нет, я одна, я пенсионерка, мне пересматривать нечего.

Конечно, меньше едим, меньше расходуем.

Не раз было подобное желание пересмотреть семейный бюджет и были попытки. Потому что особенно в феврале боялись чего-то в будущем, сейчас уже привыкли. И по факту пока так получается существовать.

Да, конечно. Тяжело становиться, приходится экономить. Одежда есть, а так на всем понемножку.

Да, мы взяли кредит и очень трудно нам его выплачивать. Меньше вещей стали покупать, где-то продукты питания. Что делать, жизнь такая.

Вероника Боде: Голоса жителей Обнинска записал корреспондент Радио Свобода Алексей Собачкин. А теперь обратимся к зарубежному опыту. О том, как оценивают состояние экономики Соединенных Штатов и перспективы ее подъема исследователи и сами американцы, рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Оживление американской экономики еще весной утратило динамику. Экономический рост замедлился до самого вялого за последний год показателя в 2,4%. Этого явно недостаточно, чтобы безработица пошла на снижение. Потребители тратят меньше, компании замедлили пополнение складских запасов. Национальная экономика все более скована торговым дефицитом. Об этом говорится в опубликованном в минувшую пятницу докладе Министерства торговли США. Индекс потребительского оптимизма в июне резко упал до самого низкого за последние 9 месяцев уровня – 67,8 пунктов по сравнению с 76 пунктами в июне. Об этом свидетельствуют опубликованные в тот же день данные опроса, проведенные компанией Томсон Рейтер и университета штата Мичиган. Эти два документа, как указывают эксперты, заставляют сомневаться в том, наймут ли работодатели достаточно персонала и будут ли потребители достаточно тратить для того, чтобы оживить экономику. Правда, этим летом резко вырос наем людей на работы, связанные с сооружением объектов общественного значения в рамках принятого конгрессом пакета стимулирования. По сравнению с прошлым летом сегодня реализуется в шесть раз больше проектов строительства дорог, в восемь раз проектов благоустройства национальных парков и в 20 раз водохозяйственных проектов. Однако, по мнению Майкла Димака, сотрудника исследовательского центра, далеко не все американцы верят, что асфальтом, за который деньгами налогоплательщиков расплачивается правительство, вымощена дорога к подъему экономики.

Майкл Димак: У народа пока нет ощущения, что дела идут на поправку. Люди по-прежнему довольно мрачно оценивают состояние американской экономики. Они сомневаются в том, что национальный план стимулирования экономики, принятый в прошлом году, что-то существенно изменил.

Аллан Давыдов: Согласно одному из последних опросов исследовательского центра, все больше людей считают, что политика нынешней администрации скорее вредит экономике, чем идет ей на пользу. Более половины респондентов полагают, что усилия Белого дома мало что изменили. По словам вице-президента Соединенных Штатов Джозефа Байдена такая оценка вполне объяснима.

Джозеф Байден: Все очень просто: критерий оценки в том, ощущаете ли вы улучшение и уверенность. Можете ли вы позволить себе ходить в парикмахерскую не раз в два месяца, а раз в три недели, съездить в отпуск, приобрести новую машину, оформить покупку жилья через ипотеку.

Аллан Давыдов: На рост пессимизма американцев относительно экономики и занятости указывают и результаты опроса, проведенного на прошлой неделе телекомпанией "Фокс-Ньюс". Если в мае 37% респондентов считали, то состояние экономики ухудшается, то сейчас так думают 52%. Соответственно тогда и сейчас негативную оценку состоянию занятости дали 48 и 56% опрошенных, только 10% твердо уверены, что американская экономика наберет силу. Прямо противоположного мнения придерживаются 24% опрошенных. 54% опрошенных заявляют, что их нынешнее финансовое состояние едва-едва позволяет им сводить концы с концами. Еще 18% признают, что им не удается укладываться в график оплаты текущих счетов. Каждый четвертый опрошенный американец назвал себя преуспевающим.

Вероника Боде: Рассказывал Аллан Давыдов, корреспондент Радио Свобода в США. Кончился ли экономический кризис в России? На этот вопрос отвечает Наталья Зубаревич, профессор МГУ, доктор географических наук, директор региональных программ Независимого Института социальной политики.

Наталья Зубаревич: Острая фаза кризиса, конечно, закончилась. Но помимо того, что мы сейчас неустойчиво растем, не создавая новых качественных рабочих мест, надо видеть еще и региональную проекцию. В Москве кризис закончился раньше, и Москва потребляет по-прежнему. Есть регионы, которые кризиса почти не заметили, потому что они живут за счет дотаций, а бюджетные дотации в кризисный год выросли. Есть регионы, которые кризис ушиб очень сильно, прежде всего металлургические и машиностроительные. Металлургические вышли на какое-то плато, но оно хуже докризисного периода. Машиностроительные потихоньку выкарабкиваются, неполная занятость, бесконечные административные отпуска сократили в три-четыре раза численность этих занятых. Но ужас состоит в том, что их экономика не поменялась, люди вернулись на те же неэффективные рабочие места.

Вероника Боде: Как вы оцениваете социальную политику властей в период кризиса?

Наталья Зубаревич: Это была политика заливания кризиса деньгами. На 30% выросли социальные выплаты населению и в этом смысле в короткой, в политической проекции власти сохранили социальную стабильность. Но я еще раз повторю, что деньги в основном вливались в поддержку неэффективной занятости. И мы выходим из кризиса с необновленным рынком труда, со всеми теми болячками и перекосами, которые были. Кризис нас не лечил.

Вероника Боде: А какие уроки можно было бы извлечь из кризиса?

Наталья Зубаревич: Самый главный урок – выход из острой фазы кризиса не сопровождался качественными изменениями в России. И опять та же проблема – не создаются хорошие рабочие места, их очень мало, бизнес не инвестирует. Инвестиции, кстати, растут очень медленно и это показывает, что наша экономика идет не вылеченной, а раз так, она идет по дну.

Вероника Боде: Как долго еще российские регионы будут сталкиваться с последствиями кризиса?

Наталья Зубаревич: Для части регионов это зависит от бюджетной федеральной политики, они дотационны. И я могу сказать, что 10 год для них холодный душ. Трансферты из федерального бюджета сократились на 20%. Часть регионов, которые в 9 году были в очень тяжелых проблемах, сейчас им стало полегче. А есть такой регион как Москва, там слетела часть жира бюджетного и, я надеюсь, что политика властей будет менее затратной, но более эффективной.

Вероника Боде: Говорила профессор Наталья Зубаревич. А вот мнение экономиста Андрея Черепанова, руководителя "Проекта национального развития", в прошлом – руководителя департаментов Центробанка и Министерства финансов.

Андрей Черепанов: Если говорить про обиходное понятие кризиса, а это некая серьезная нестабильность, то она еще не завершена и, судя по всему, будет довольно долго еще мучить российское население. Это и не устоявшиеся интересы экономики. В первую очередь это зачастую неспособность найти рынки сбыта и, соответственно, поэтому низкая пока еще заинтересованность в трудовых ресурсах российских. Это еще довольно высокий импорт товаров, который замещает собой российского товаропроизводителя. Это самое основное, что сегодня есть. И это, я думаю, будет длиться несколько лет.

Вероника Боде: Какие меры необходимы в такой ситуации?

Андрей Черепанов: В первую очередь необходимо понять, из-за чего вообще возник кризис, то есть кто в этом виновен. Почему столь глубокий кризис в России, не было названо, к сожалению, на высшем уровне ни разу. Я так уверен, что главный виновник такого глубокого кризиса в России Центральный банк Российской Федерации. Он долгие годы проводил совершенно неграмотную, непрофессиональную политику курса. Постоянно повышал курс российского рубля, его утяжелял, тем самым вытесняя российское товарное производство. Становился более выгоден импорт, соответственно, он российское производство давил. Первое, что необходимо сделать – прекратить утяжелять рубль, тем самым не способствовать вновь развитию спекуляций на этом рынке и вытеснению российского товарного производства. Далее очень важно заинтересовать инвестора, чтобы он пришел в нашу страну. Для этого в первую очередь необходимо создание реальной системы защиты прав собственника. А для этого важно сделать две довольно тяжелые вещи: это навести порядок в правоохранительных органах, и навести порядок в судах. Как только эти два вопроса будут решены, все остальное, я уверен, приложится. Если это будет создано, это будет и необходимое, и достаточное условие для выхода на траекторию очень серьезного экономического роста.

Вероника Боде: Таково мнение экономиста Андрея Черепанова. Как отмечают социологи, в России уже сейчас заметна некоторая положительная динамика. Многие граждане, по крайней мере, на словах, вновь, как и до кризиса, выражают готовность делать сбережения и брать кредиты. Это можно рассматривать как хороший знак для финансовой системы и розничного рынка, но для того чтобы эти планы стали реальностью, нужен рост доходов населения и улучшение ситуации на рынке труда.
XS
SM
MD
LG