Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Черные списки "министерства правды" (Самара)


Сергей Хазов: 21 июля на местном телеканале "РИО" должен был выйти очередной выпуск программы "Персона" с участием кандидата в мэры Самары, независимого депутата губернской думы Михаила Матвеева. Однако программа в эфир не вышла. "Этому способствовало "самарское министерство правды"", - рассказывает Михаил Матвеев.

Михаил Матвеев: Существование так называемого стоп-листа общеизвестный факт. Распоряжается этим вопросом Иван Скрыльник, высокопоставленный чиновник Белого дома самарского, который руководит Управлением информационной политики. Первый раз я с этим столкнулся при нынешней администрации губернатора Владимира Артякова весной 2009 года, после того, как я резко выступил при секвестре бюджета с критикой сокращения расходов на детей-сирот. После этого в течение 8 месяцев ни один самарский телеканал не показывал меня даже мельком, не то чтобы пригласить куда-то в студию.

Единственным каналом, который отваживался периодически пускать меня в эфир и только в записи, был частный самарский телеканал "РИО". Ходили слухи о том, что он приобретен правительством области. Именно на базе этого телеканала правительство области стало разворачивать свой медиахолдинг – "Губернский телеканал". После этого программы с участием политиков стали идти в записи. Было несколько таких случаев, когда фразы вырезались. Это объяснялось тем, что запись вышла за пределы отведенного эфирного времени.

Была договоренность о том, что раз в неделю я прихожу в студию телеканала "РИО", и мы обсуждаем текущие актуальные события. Программа выходила по средам. Мне позвонили из телекомпании и сказали, что для того, чтобы эфир состоялся, мне необходимо вновь урегулировать свои взаимоотношения с Иваном Скрыльником. Поскольку он в жесткой форме потребовал, чтобы передача прекратила свое существование, поскольку Иван Скрыльник подчиняется вице-губернатору Алексею Бендусову. Я посчитал необходимым встретиться с ним, получил заверение о том, что это недоразумение. Маловероятно, чтобы какие-то указания телекомпании давались, но на следующий день градус напряженности телекомпании вырос значительно больше. Мне было сказано, что руководителям телекомпании звонят чуть ли не ночью. Звонит вот этот чиновник и требует, чтобы вопрос был закрыт, и никаких эфиров не было.

Сергей Хазов: Михаил Матвеев попытался пообщаться с Иваном Скрыльником, чтобы узнать, почему чиновник запретил телепрограмму с его участием.

Михаил Матвеев: Первый раз он просто бросил трубку. Когда я ему перезвонил, он выдавил из себя, что по этому вопросу к нему обращаться не нужно, поскольку он такими вопросами не занимается. Когда я, пользуясь депутатским статусом, настоял на приеме, мне было заявлено – программа просто ушла в отпуск. И все мои рассуждения о наличии некоей политической цензуры – не более чем домыслы. А если я чем-то недоволен, то мне необходимо жаловаться в ООН и на радиостанцию Свобода.

Сергей Хазов: О создании в Самарской области "министерства правды" говорит редактор самарского правозащитного информагентства Александр Лашманкин.

Александр Лашманкин: Был создан информационный холдинг, в который попали многие местные издания. С федеральными газетами были заключены договоры информационного обслуживания, фактически введена цензура, которая заключается в том, что из Департамента информации рассылаются указания, как писать и о чем писать, даже присылаются готовые тексты. Независимость рядовых журналистов и без того небольшая полностью ликвидирована. В правительстве отсутствует постоянна аккредитация для журналистов, отсутствует положение об аккредитации. Такая ситуация сложилась и в самарском муниципалитете, где ни при главе, ни при администрации, ни при городской думе аккредитации также нет. Это грубое нарушение прав журналистов свидетельствует о том, что и власть, и местное самоуправление не заинтересованы в том, чтобы быть открытыми для общества.

Сергей Хазов: "Попытки властей ввести цензуру в средствах массовой информации, запрещая телепередачи с участием независимых политиков, говорят о нарушении свободы слова и прав человека в Самарском регионе", - комментирует культуролог Виктор Долонько.

Виктор Долонько: Чем можно объяснить аномальное поведение самарского министра правды, руководителя Департамента информационной политики и связям с общественностью, снимающего с эфира на телеканале "Губерния" репортажи из Кругловска с участием членов правления Союза кинематографистов России во имя единомыслия, единодушия, единогласия, единовластия. И тогда можно в отношении журналистов федеральных газет, командированных в область, давать строгое указание – никакого прямого общения в органах государственной власти, бюджетных учреждениях. Тут такая наркосодержащая пилюля как власть.

Сергей Хазов: В условиях запрета эфиров на телевидении и публикации критических статей в местной прессе, единственным свободным от цензуры информационным пространством для самарских политиков и журналистов остается Интернет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG