Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в Саратове нет больше уличных музыкантов


Ольга Бакуткина: Любимая улица горожан – проспект Кирова (три квартала пешеходной зоны) – как-то опустела и притихла. Исчезли лотки с книгами, пропали художники, рисовавшие портреты прохожих. Не видно знакомого скрипача, да и звуки саксофона не заполняют душные летние вечера блюзовой печалью. Из музыкантов прочно сидит на своем месте – лавочке, отлитой из металла, - лишь разухабистый молодец с саратовской гармошкой в руках. Это памятник символу Саратова. Попробовал присесть на лавочку к бронзовому гармонисту пожилой музыкант с настоящим баяном, но просидел недолго. Что же случилось? В городе ведется борьба с уличной торговлей.

Конечно, улицы не украшают неряшливые лотки с промтоварами. Но вот книжные развалы даже с букинистикой выглядели вполне цивилизованно. Продавец книг Елена все-таки выходит на проспект с парой сумок книг и складным столиком. Книжный бизнес она начинала с мужем в годы тотальной безработицы.

Елена: Начали бизнес книжный в 1998 году. Каждый месяц нам в администрации Фрунзенского района выдавали дислокацию. Мы платили все налоги. Мы рассчитывали на перспективу, что это наш бизнес. Человек-то не одним днем живет. У нас склад заполнен книгами. У нас были ребята-грузчики, налаженное дело.

Ольга Бакуткина: А как сейчас вы работаете?

Елена: Никак. Перебежками. У нас нет ни документов, ничего.

Ольга Бакуткина: Милиция как к вам относится?

Елена: Гоняет. Но в основном так, с пониманием.

Ольга Бакуткина: Единственная мечта Елены – возможность работать легально.

Елена: Закрываются ларьки. Они сейчас очень непопулярны. Но я очень понимаю людей, которые работают в этих ларьках. Они что, от хорошей жизни ушли в эти ларьки? У всех было образование. Люди в 90-х годах побежали в ларьки просто так что ли?! Они рапортуют каждый месяц, как у них увеличилась безработица, и вот такое творят.

Ольга Бакуткина: Не от хорошей жизни оказался на улице и художник Владимир. Когда-то он работал дизайнером на заводе. Завод закрылся. Владимир начал продавать свои картины на проспекте – недорогие забавные миниатюры охотно покупают и горожане, и туристы. Но этим летом работать на популярном туристическом маршруте запрещено.

Владимир: Милиция, например, городская, районная подходит и говорит – собирайтесь, нельзя. Я говорю: "Я искусство. Я художник". Властям мы не нравимся. Музыкантов забирают и художников гоняют.

Ольга Бакуткина: А музыкантов за что?

Владимир: Потому что они деньги как бы зарабатывают на проспекте. Говорит: "Привезли меня в милицию и говорят – ты больше лезгинку не играй на проспекте. Он говорит – почему? Потому что народ танцует". И всех выгнали – или уходите, или деньги платите.

Ольга Бакуткина: Деньги платить в администрацию или на руки?

Владимир: Нет, просто на руки ментам.

Ольга Бакуткина: Вы пытались оформить официально эту точку?

Владимир: Во-первых, мне сказали – за аренду платите. Вот я один квадратный метр занимаю. Вот оформляйте на год, платите деньги и тогда вставайте. Ну, куда – художников и музыкантов должны вообще обходить стороной. Это божья профессия.

Ольга Бакуткина: А вот молодежь играет. Их не гоняют? Вы не видели?

Владимир: А с них берут деньги. Понравишься милиционеру – будешь играть здесь, не понравишься – будет с тебя деньги брать или скажет – пошел вон отсюда.

Ольга Бакуткина: Нежный, неуверенный голосок флейты вплетается в шум городской толпы. На лавочке молодая пара музыкантов. Как складываются их отношения с милицией?

- Спрашивают – а что вы тут делаете и т. д. Иногда пытаются прогнать.

- Иногда грозят штрафом, обезьянником. Говорят, что попрошайничество – это статья. Мы ведь не попрошайничаем. Мы же просто играем.

Ольга Бакуткина: Трудно осуждать городскую власть за стремление навести порядок на улицах. И все же стерильная чистота эксперимента лишает главный проспект присущего ему обаяния. Букинистические лавки не портят набережную Сены в Париже. Без оркестра в открытом кафе невозможно представить площадь Сан-Марко в Венеции. Да и уличные художники давно уместны как в европейских, так и в российских городах. А каким бы хотели видеть любимый город сами горожане?

- По саратовскому проспекту Кирова идешь и тебе есть, где отдохнуть, всегда было, по крайней мере, до последнего времени, где-то музыка. Нужно посмотреть брейкданс – пошел, посмотрел его. Пошел дальше – посидел спокойно в кафе. Я всегда гордился проспектом Кирова в нашем городе. Сейчас идешь, как будто не проспект, это что-то другое получилось.

- Мне нравится, когда играют саксофонисты. Мне нравится, когда продают бусы. Все-таки это зона отдыха. Можно купить какую-то книжку. Можно посмотреть какую-то картину, а может быть даже ее и купить под настроение. Нравится вот этот легкий южный город. Пускай все будет на проспекте, радио бога.

XS
SM
MD
LG