Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Плюсы и минусы "разноцветной школы"


Для содействия развитию смешанных школ нидерландское правительство создало специальный сайт.

Для содействия развитию смешанных школ нидерландское правительство создало специальный сайт.

В Нидерландах в преддверии нового учебного года политики поставлены перед неожиданной дилеммой: что важнее – высокая успеваемость в школах или межэтнический диалог с детства? Как показали результаты недавно опубликованного исследования университета Маастрихта, в школах, где этническое многообразие зашкаливает, успеваемость хромает.

За прошедшие десять лет в Нидерландах было предпринято немало усилий, чтобы сделать средние школы в стране максимально "разноцветными". Министерство образования ежегодно выделяет по полтора миллиона евро на борьбу с этнически гомогенными школами. В некоторых районах Амстердама, например, семьи прикрепляются к определенным школам в зоне своего почтового индекса, чтобы в классе были представлены все этнические группы, эту зону населяющие. В других городах школы получают субсидии на реконструкцию и ремонт здания только в том случае, если принимают ребят из соседних дворов. Существует даже ассоциация родителей - коренных голландцев, которые по собственной инициативе "разбавляют" своими детьми школы с высоким процентом иммигрантов. Все эти меры не способствуют повышению ученической успеваемости, говорит автор нового исследования в области этнического многообразия в общеобразовательных школах, профессор университета в Маастрихте Йаап Дронкерс (Jaap Dronkers).

– В Нидерландах мы часто употребляем выражение "белая школа" и "черная школа", имея в виду процент учащихся в школе детей иммигрантов. Я считаю, что важнее классифицировать школы по количеству различных этнических групп. Есть школы, где таких групп в одном классе очень много: турки, марокканцы, выходцы из бывшей Югославии, русские, индонезийцы, латиноамериканцы. Это пример школы с высоким уровнем этнического многообразия. В то же время существуют школы, где в одном классе учатся, например, только коренные голландцы и турки. Это пример школы с низким уровнем этнического многообразия. Согласно результатам исследования, успеваемость учеников в школе первого типа, с высоким уровнем этнического многообразия – как детей автохтонов, так и детей иммигрантов – существенно ниже, чем в школах, где количество этнических групп ограничено, – рассказал Йаап Дронкерс в интервью нидерландской радиокомпании "Эн-О-Эс".

Исследование Дронкерса основано на данных "Программы международной оценки учеников" (Program for International Student Assessment, PISA), которые собираются каждые три года в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) среди учеников, достигших пятнадцатилетнего возраста. Дронкерс ограничился данными о результатах тестирования по чтению на государственном языке из 15 стран (Австралии, Австрии, Бельгии, Дании, Финляндии, Германии, Греции, Латвии, Лихтенштейна, Люксембурга, Новой Зеландии, Норвегии, Португалии, Швейцарии и Шотландии). В этих странах среди учеников проводилось наиболее подробное анкетирование о происхождении и образовательном уровне их родителей. Нидерландский ученый, в частности, пришел к выводу, что наличие в классе большого числа детей выходцев из мусульманских стран отрицательно влияет на успеваемость других детей иммигрантов в этом классе, но никак не влияет на успеваемость детей коренной этнической группы. В целом дети из мусульманских семей демонстрируют более низкие результаты тестирования по языку, и эти результаты, по данным ученого, никак не объясняются социально-экономическими причинами. Отрицательным фактором для успеваемости детей коренной этнической группы оказался высокий процент в классе детей иммигрантов из других западных стран. Наличие в классе детей из азиатских немусульманских стран, наоборот, способствует повышению успеваемости среди детей-автохтонов. По мнению автора исследования, для дальнейшего изучения влияния этнического состава школьного класса на успеваемость контрпродуктивно измерять процент детей иммигрантов – необходимо брать в расчет происхождение иммигрантов. Отставание детей иммигрантов могут помочь преодолеть как раз этнически гомогенные школы, с которыми теперь так модно бороться, говорит Йаап Дронкерс:

– В этнически многообразных классах как ученикам, так и учителям приходится тратить больше времени и энергии на преодоление различий, налаживание мостов между этническими группами. И происходит это в ущерб учебному процессу. Простой пример: в классе, где много учеников турецкого происхождения, мальчику-турку проще найти товарища, с которым он будет вместе выполнять домашнее задание, чем ученику из Латинской Америки. Даже на базе данных из скандинавских стран, где, в отличие от Голландии и Германии, дети гораздо дольше обучаются в компании одних и тех же одноклассников, результаты были аналогичными…

За неполиткорректные результаты исследования профессор Йаап Дронкерс подвергся довольно жестокой критике в нидерландской прессе. Апологеты так называемых "смешанных" школ напомнили ученому об успешном опыте преодоления сегрегации в США, а также о том, что нельзя под этническим происхождением понимать вероисповедание ученика. Сегодняшним детям в любом случае придется жить в этнически многообразном обществе, и хорошо, если опыт межэтнического общения они приобретут со школьной скамьи. Однако, по мнению Дронкерса, навязывание межэтнической дружбы может лишь разобщить этнические группы и увеличить платформу для взаимного неприятия. Сегодня нам приходится делать выбор, что важнее для нашего общества – межэтническая дружба или более высокий образовательный уровень среди иммигрантов, отмечает ученый.

– В этнически многообразном классе вы, вполне вероятно, найдете больше примеров межэтнической дружбы, однако неправильно считать, что если дети вместе гуляют на одном школьном дворе, то все они автоматически дружат между собой, – говорит Йаап Дронкерс. – Недавно было опубликовано очень интересное фламандское исследование – его авторы пишут, что в этнически многообразных школах Фландрии дети коренных фламандцев действительно чаще заводят себе друзей среди иммигрантов, но дети иммигрантов – нет. Это уже вопрос политики, и мы не должны ожидать автоматического положительного эффекта.

– Что же делать? Не бороться с сегрегацией?

– Оставить все как есть было бы слишком просто. На мой взгляд, нам пора отказаться от концепции, что школа должна представлять собой зеркало этнического многообразия микрорайона. Иногда имеет смысл оставить гомогенную специализированную школу – будь то индуистская школа, или мусульманская, или китайская, или иудейская школа. У таких школ есть свои преимущества: учителя в них специализируются на обучении более узких групп, им не приходится тратить лишние силы на преодоление взаимного непонимания. Разумеется, в таких школах обучение должно соответствовать нидерландским стандартам, а не каким-то иным. Преимущества более высокой успеваемости мы вынуждены противопоставить преимуществам более тесного межэтнического контакта. Это политическое решение, которое я как ученый не могу и не хочу принимать. Если мы сделаем выбор в пользу межэтнических контактов, то нам нужно будет придумать, что же делать с плохо образованными группами иммигрантов, – констатирует ученый.

Если же мы сделаем выбор в пользу лучшей успеваемости среди детей иммигрантов, то как бороться с реально существующей дискриминацией иммигрантов на европейском рынке труда? Перед нелегким выбором поставил европейских политиков нидерландский социолог Йаап Дронкерс.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG