Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Окно в Европу" как барометр российского кино


Людмила Гурченко на открытии кинофестиваля "Окно в Европу" в Выборге

Людмила Гурченко на открытии кинофестиваля "Окно в Европу" в Выборге

В Выборге открылся XVIII фестиваль российского кино "Окно в Европу". В программах фестиваля – около 80 художественных, документальных и анимационных работ. На фестивале много режиссерских дебютов, внимание приковано, по крайней мере, к одному из них – ленте прославленной 74-летней актрисы Людмилы Гурченко "Пестрые сумерки".

О том, как формировались программы "Окна в Европу", рассказывает отборщик фестиваля, киновед Татьяна Сергиенко:

– Фестиваль кино не производит, фестиваль кино показывает. Принцип был – посмотреть то, что есть, то, что возможно отобрать, и уже отобрать самое лучшее. Оказалось – то ли мы сами как-то старались так сделать, то ли это произошло само по себе – что у нас в этом году очень много дебютов. Кажется, это очень правильно получилось, потому что лозунг фестиваля – "Российское кино: прогноз на завтра". А какой еще может быть лучший прогноз, чем дебюты в кино? Правда, иногда эти режиссерские дебюты делают люди, не совсем юные, не только выпускники ВГИКа. Иногда в режиссуру приходят люди из других кинематографических и не совсем кинематографических профессий.
Лозунг фестиваля – "Российское кино: прогноз на завтра". А какой еще может быть лучший прогноз, чем дебюты в кино?

– А как получилось, что дебютировала в роли режиссера уважаемая российская, советская киноактриса и фактически "бабушка советского и российского кинематографа" Людмила Гурченко?

– Совершенно точно знаю, что бы она вам сказала. Она не стремилась быть режиссером. Получилось так, что она действительно автор этого проекта. По ее идее этот проект начал готовиться. Фильм рассказывает историю, которая реально основана на судьбе, биографии одного слепого музыканта, которого она знала когда-то в провинции, в судьбе которого приняла определенное участие. Так получилось, что до начала съемок оставалась примерно неделя. В этот момент у них отказался режиссер. Оказалось, что съемки надо начинать, все готово, все графики согласованы, декорации построены. Поэтому чтобы спасти проект в роли режиссера пришлось выступить ей самой и оператору фильма. Она совсем не претендует на роль режиссера. Это очень честная человеческая позиция.

– А хорошее кино?

– Мне сложно об этом говорить. Это интересно увидеть. Судить об этом с точки зрения серьезного и строго критика, конечно, довольно сложно. На него реагируют очень хорошо. История, которая там рассказывается, достаточно трогательная. Получилась мелодрама. Музыка там прекрасная. Концертные номера там изумительные. Такой вот немножко фильм-концерт. В этом качестве он очень интересен.

– В программах фестиваля "Окно в Европу" в этом году около 80 фильмов. Я предполагаю, что вы видели большую часть из них. Ваше ощущение профессионала, который отбирал фильмы для различных конкурсных программ? Достойного, приличного кино так много, что никаких программ для него не хватит? Или едва-едва набирается на то, чтобы собрать программы Выборгского кинофестиваля?

– Вообще достойного и настоящего кино, которое показывают на фестивалях, не хватает всегда. Это ситуация и этого года тоже. Иногда бывает, когда люди снимают кино, они все хорошо знают, как надо, но специально пытаются взорвать эти правильные законы и придумать какие-то свои. На мой взгляд, это как раз и есть ситуация для фестиваля, когда стилистика кино каким-то образом преобразовывается и приобретает какие-то новые, пусть даже и причудливые формы. Я считаю, что фестиваль – это всегда немножко лаборатория. Мы обычно называем такое кино авторским. В этом году тоже есть достаточно многослойная палитра фильмов на фестивале.

– Если критически относиться к российской школе авторского кино – это такие "депрессивные", невероятно медленные ленты, отличающиеся тем, что рефлексия в них заменяет умение внятно рассказать историю. Вам попадались такие фильмы при отборе?

– Конечно. Очень много. Вообще-то, неумение и нежелание работать со сценарием – это беда нашего современного кино, на мой взгляд. Неслучайно очень многие режиссеры сами пишут сценарий. Я, например, уверена, что это не всегда правильно. Как правило, вообще не должно такого происходить.

– Куда подевались все киносценаристы в России?

– Они работают, но у нас теперь сценаристы тоже хотят быть режиссерами. Ах, вы, режиссеры, пишете свои собственные сценарии? А мы будем снимать свое собственное кино.

– Каково ваше общее ощущение – как эксперта, как киноведа, как организатора и администратора фестиваля, как зрителя? В какой степени вы довольны уровнем программы "Окна в Европу" в этом году?

– Есть фильмы, которые мне очень нравятся. Я не буду их называть. Но при этом я все равно вижу там определенное несовершенство. Ничего уровня Феллини или Антониони, к сожалению, мы в этом году вряд ли сможем увидеть, собственно, как и в прошлом. Но при этом есть попытка взорвать какую-то тишину и спокойствие и попробовать найти какие-то новые формы. Это касается жанровых поисков. Это касается и стилистических поисков.

В чем особенности выборгского кинофестиваля? Какую роль играют кинофестивали в российском кинопроцессе? Говорит обозреватель РС, специальный корреспондент в Выборге Марина Тимашева:

– "Окно в Европу" отличается, конечно, местом проведения, в первую очередь, а именно – городом Выборгом, в котором смешана шведская, немецкая, финская, российская, советская культуры. Само место диктует и правила поведения. Здесь гораздо более демократично, гораздо менее суетливо. Людей здесь никто не делит на белых и серых, как это, допустим, происходит на "Кинотавре", на ММКФ. Здесь все столуются вместе. Здесь нет никаких VIP-зон. Никто не бегает по парку, допустим, с камерами, надеясь подловить купающуюся голышом звезду, как это вечно бывает на том же "Кинотавре".
Само по себе название красиво, но вряд ли это как-то определяет судьбу и российских фильмов в европейском прокате, и судьбу европейских фильмов в российском прокате


В Выборге три конкурсные программы – игрового кино, документального и анимационного. А на ММКФ конкурс только игрового кино, не говоря уже о том, что это конкурс игрового кино разных стран, а здесь – российский. Допустим, на "Кинотавре" есть конкурс игрового кино и короткого метра. Немножко отличается конкурсная программа.

В этом году заявлен просмотр фильма "Игла. Ремикс" Рашида Нугманова. В фильме "Игла" снимался Виктор Цой. Рашид Нугманов говорит, что он сделал совершенно новый фильм, что в этот фильм войдут какие-то вещи, которые просто в прежний фильм не попали. Мы увидим как будто бы нового Виктора Цоя. Будет показан фильм "Пестрые сумерки" в режиссуре Людмилы Гурченко. Действительно, весьма любопытно.

Здесь еще смотр "Выборгский счет". Определяется приз зрительских симпатий. При этом зрители выбирают не только из конкурсных картин, как жюри, а вообще изо всех российских участников разных программ.

– Если фестиваль как-то называется, очевидно, концепция его исходит из этого названия. Как вы понимаете понятие "Окно в Европу"? Через это окно Европа видит Выборг?

– Когда это название было придумано, а было это 18 лет назад, конечно же, предполагалось, что европейцы посмотрят в это самое окно и увидят в нем лица чудесных российских режиссеров и лики прекрасных российских фильмов. За это время утекло много воды. И, честно говоря, мне кажется, что само по себе это название красиво, но вряд ли как-то определяет судьбу и российских фильмов в европейском прокате, и судьбу европейских фильмов в российском прокате. Потому что, в общем, и того, и другого достаточно мало.

– Фестивали – неотъемлемая часть развития кинопроцесса в любой стране. В России два основных кинофестиваля – это Московский международный кинофестиваль и "Кинотавр". И есть десяток или полтора десятка фестивалей поменьше – во Владивостоке, в Выборге, правозащитный фестиваль "Сталкер" и т.д.

– В действительности все эти фестивали показывают итоги кинопроцесса, если не его развитие. Но что касается утверждения о том, что какие-то фестивали вообще влияют на ситуацию в более общем смысле слова, то есть на кинопрокат, допустим, мне кажется, что ни один российский фестиваль никаким образом на это не влияет. Единственное, что может быть – что на тот или другой фестиваль приедут европейские или американские продюсеры и какие-то фильмы будут приглашены к участию в фестивалях других стран. Если мы будем называть фильмы-лауреаты последних лет того же ММКФ, фестиваля "Кинотавр", фестиваля "Окно в Европу", фестиваля "Киношок", любого другого российского фестиваля – боюсь, что люди на улице вообще не сообразят, о каких фильмах идет речь. На самом деле фестивали как-то существуют сами по себе, а прокат сам по себе. И это вряд ли связано.

– Вы упомянули о конкурсе "Выборгский счет", итоги которого подводит кинозритель. Вы уже не первый раз в Выборге. Это работающая система? Людям интересно фестивальное кино? Они ходят в кинозалы на фестивале?

– Просто дело в том, что здесь нет такого фестивального кино. Ну, представлены любопытные фильмы самых разных жанров. Люди действительно очень активно ходят на игровое кино. Вчера как раз документалисты жаловались на то, что их здесь обделяют вниманием. А между тем программа документального кино всегда очень интересная. Люди ходят, очень активно заполняют анкеты. Конечно же, в результатах этого голосования есть какая-то погрешность. Потому что все-таки очень много людей приезжих, они тоже принимают участие в голосовании. Это профессиональные зрители. Конечно, они как-то влияют на распределение голосов. Но в общем и целом людям фестиваль нравится. Они совершенно ясно ходят смотреть кино, залы полные. Очень смешно представляет фильм Веры Сторожевой "Компенсация" актриса Любовь Толкалина. Она сказала: на улице жара, а в зале прохладно, поэтому ходите все в кинотеатры. Так что, как видите, кино иногда бывает полезно для здоровья вне зависимости даже от своих художественных достоинств.
XS
SM
MD
LG