Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Полицию вызывали?


Милиция в ожидании. То ли реформы, то ли смены вывески.

Милиция в ожидании. То ли реформы, то ли смены вывески.

Закон "О полиции", проект которого на днях вынесен на всенародное обсуждение, может вступить в силу уже с 1 января 2011 года. Об этом заявил президент РФ Дмитрий Медведев, возлагающий на новый закон большие надежды. Критики документа между тем высказывают опасения, что долгожданная реформа органов внутренних дел может обернуться обычной сменой вывески.

С предложением разделить милицию на федеральную полицию и муниципальную милицию еще весной выступили члены Общественной палаты и спикер Совета Федерации Сергей Миронов. Теперь слово "полиция" прозвучало и из уст президента, который напомнил историю появления в советской России новых органов охраны общественного порядка.

– Еще со времен Октябрьской революции органы правопорядка в нашей стране стали именоваться милицией. Тем самым подчеркивался их народный или, как было принято говорить, рабоче-крестьянский характер, имея в виду, что это по сути такие дружинники в погонах. Но нам нужны профессиональные люди, – подчеркнул Дмитрий Медведев.

Претензии экспертов к новому законопроекту начинаются именно с его названия. Так, не видит никакого смысла в смене "милиции" на "полицию" заместитель председателя комитета Государственной думы по безопасности Геннадий Гудков:

– У нас что, сейчас несут службу лохи, не до конца образованные, недообученные? Нет, у нас профессиональные сотрудники, получающие заработную плату, проходящие тщательный отбор, по крайней мере, нам так заявляют. Поэтому – какая разница, как это называется? Если у нас раньше была коммерческая милиция, которая за бабки кого-то охраняла, а теперь будет коммерческая полиция – для вас большое отличие? Для меня не очень…

Но некоторым экспертам замена названия кажется удачной.

– Поскольку речь идет о федеральной полиции, то я думаю, что как раз именно такой орган и должен быть создан, который прежде всего должен противодействовать организованной преступности, коррупции в органах власти, терроризму, экстремизму. Он должен бороться с незаконным оборотом наркотиков, преступлениями в сфере высоких технологий, массовыми беспорядками. Тогда будет по крайней мере понятно, что за функции у федеральной полиции, – сказал в интервью Радио Свобода адвокат Анатолий Кучерена.

Обсуждение в Интернете законопроекта "О полиции" должно продлиться до середины сентября. За двое суток на сайте zakonoproekt2010.ru было оставлено более 2,5 тыс. комментариев. Наибольший интерес у посетителей сайта вызывают те главы документа, в которых говорится о предназначении полиции, основных направлениях, правовой основе и организации ее деятельности. Там часто упоминается "соблюдение прав граждан", много говорится об "открытости", "публичности", "беспристрастности" сотрудников органов внутренних дел. Комментаторы не видят ничего подобного в работе современной российской милиции и недоумевают: откуда все эти качества появятся после переименования ее в полицию?

Наиболее многочисленные претензии к законопроекту касаются прав полиции. Пункт 14 статьи 13 (регламентирующей эти права), например, гласит, что при выполнении возложенных на нее обязанностей полиция имеет право "применять на срок, не превышающий одного часа, ограничение свободы передвижения граждан на улицах и в других общественных местах для проверки документов, удостоверяющих личность, получения объяснений на месте, решения вопроса о возможности и необходимости применения к гражданам предусмотренных законодательством РФ мер принуждения…"

Геннадию Гудкову этот пункт кажется сомнительным:

– Честно говоря, у меня это тоже вызывает удивление – "для проверки документов". А если документы на месте? А если нет никаких претензий к гражданину, что это за ограничение свободы на час? Я думаю, что это создаст огромную почву для злоупотреблений, если это не связано с тем самым административным трехчасовым задержанием, которое существует в старой редакции закона о милиции. Сегодня если нет документов для установления личности, выяснения обстоятельств и прочее, есть возможность задержать гражданина на срок до трех часов. Но при этом составляется административный протокол, где указаны причины, обстоятельства задержания и прочее. Я категорически буду против такой нормы, если это, еще раз подчеркиваю, не предлагается именно взамен трех часов, которые прописаны в законе о милиции, – говорит депутат Гудков.

Не менее спорным находят комментаторы и пункт 34 той же 13-й статьи, дающий полиции право беспрепятственно входить в дома граждан или офисы при наличии достаточных оснований полагать, что там совершается преступление, произошел несчастный случай или находится лицо, пребывающее в беспомощном состоянии. Что такое достаточные основания? – вопрошают участники онлайн-обсуждения законопроекта. Это словосочетание, считают участники дискуссии, требует конкретизации. Отмечается и отсутствие четко прописанных обоснований, в каком случае полицейские имеют право "беспрепятственно знакомиться в организациях с необходимыми материалами, документами, статистическими данными и иными сведениями".

Во многом текст законопроекта "О полиции" повторяет текст нынешнего закона "О милиции". Например, закон не предусматривает обязательную переаттестацию милиционеров, решивших продолжать работу теперь уже в полиции. Нашумевшее "дело Евсюкова" заставило авторов лишь вставить в законопроект банальные положения о том, что не допускается служба в полиции психически неуравновешенных граждан, пьяниц и алкоголиков.

Российские правозащитники, изучив законопроект "О полиции", нашли в нем как слабые, так и сильные стороны. Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева считает важным пункт, в соответствии с которым сам факт работы в полиции станет отягчающим обстоятельством в суде, если ее сотрудник совершит преступление:

– Очень хорошая и нужная статья, согласно которой, если человек нарушил закон, то его служба в органах МВД – не избавляющее его от наказания обстоятельство, как сейчас бывает, а отягчающее его вину обстоятельство. Это правильно.

Подробное обсуждение законопроекта, в том числе в Госдуме, еще впереди. Но Геннадий Гудков перечисляет то, что бросилось ему в глаза сразу после первого прочтения документа:

– Например, я вижу, что сохраняется охрана имущества и объектов по договорам. То есть коммерческое предприятие внутри МВД, которое будет за деньги предоставлять услуги! И это – в числе основных (подчеркиваю – основных, а не дополнительных) направлений деятельности полиции. Причем в тексте законопроекта это идет раньше, чем оказание помощи гражданам! В общем, о своих деньгах наша милиция, а будущая полиция, не забывает. Совершенным архаизмом является наличие коммерческих функций внутри государственного ведомства…

Критики законопроекта отмечают, что в документе не прописан конкретный механизм общественного контроля за действиями милиции, о необходимости которого правозащитники говорят уже давно. Есть лишь несколько слов о том, что МВД должно будет постоянно изучать общественное мнение о работе полицейских.

Впрочем, в самом МВД законопроектом довольны. "Проект закона о полиции закрепляет и раскрывает новую, партнерскую, а не доминантную модель взаимоотношений полиции и общества. Это позволит каждому сотруднику при осуществлении своих обязанностей ощущать себя частью общества, а обществу, в свою очередь, лучше понимать, что оно делегировало полиции функции защиты себя от бесправья", – заявил министр внутренних дел России Рашид Нургалиев.

* * *

Программа "Время гостей" (10.08.2010): Закон о "О полиции" или о "ментовской вертикали"? Дискутируют Илья Яшин ("Солидарность"), генералы МВД в отставке Владимир Овчинский и Алексей Розуван (депутат ГД РФ - "Единая Россия") и адвокат Владимир Волков

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG