Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Кинообозрение” с Андреем Загданским



Александр Генис: Фильм Кристана Кэриона “Прощальное дело” был, разумеется, снят до скандала с российскими шпионами, но на нью-йоркские экраны он попал во время: когда ажиотаж еще не улегся. У микрофона – ведущий “Кинообозрения” “Американского часа” Андрей Загданский.

Андрей Загданский: “Прощальное дело” - это очередной фильм, связанный с Россией. Все события происходят в Советском Союзе большинство героев – русские, и мы с вами можем в очередной раз сравнить, задуматься, поговорить о превратностях русской темы в мировом кино. Действие фильма происходит с начала 80-х до самого начала горбачевской эпохи в Москве, в наше время. Главный герой - полковник КГБ Сергей Григорьев - так недоволен порядками в стране, что решает добровольно передать на Запад секретную информацию, самую секретную - полный список агентуры в американских и европейских разведывательных службах. Дело в том, что технологические дела Советского Союза в это время очень плохи и для того, чтобы конкурировать с НАТО в области вооружения Советскому Союзу нужно постоянно приобретать технологическую информацию. На это тратится львиная доля бюджета, иначе конкурировать с Америкой не получается. И вот, чтобы осуществить свой план, Григорьев выбирает среди энного количества иностранцев в Москве некоего Пьера Фермона - инженера компании “Томсон”. Именно потому, что ему доподлинно известно, что на Пьера в КГБ нет досье. Действие фильма происходит в Москве, но фильм снят, в основном, в Киеве - я узнаю киевские улицы и киевскую Выставку Достижений Народного Хозяйства, которая, конечно же, по-советски помпезна, но не настолько помпезна, как московская.

Александр Генис: Причины, по которым фильм не снимался в Москве, довольно просты - об этом подробно писала американская пресса. Дело в том, что сценарий этого фильма вызвал сильное раздражение в российских кинематографических кругах (и политических, наверное, тоже), поэтому картине не помогала российская сторона.

Андрей Загданский: Наверное, да. Я, скорее, догадываюсь о подлинных причинах, чем знаю наверняка. В фильме, тем не менее, почти нет бытовых проколов, что очень интересно. Одежда, машины, метро - все аутентично, все напоминает Россию 80-х годов. Второстепенных персонажей играют все русские актеры. Увы, они не очень интересно написаны, как персонажи, они, скорее, необходимые функции, но это вообще беда слишком многих фильмов. Главные герои - вот, что интересно в картине. Полковника Григорьева играет Эмир Кустурица, Пьера Фермона - Гийом Кане. Оба - актеры, и оба – режиссеры. Гийом Кане - известный французский режиссер (между прочим, мы не так давно с вами обсуждали его картину “Никому не говори”). Кустурица говорит по-русски с акцентом. Конечно, не с таким страшным, как Стравинский в фильме “Коко и Игорь”, и, вы знаете, Саша, это не имеет никакого значения. Кустурица настолько хорошо играет, он живет жизнью этого странного, одинокого, влюбленного в своего сына человека, который убежден, что его действия принесут пользу России, которая избавится, как от чумы, от этой позорной советской, коммунистической власти и пройдет, таким образом, с его помощью через кризис. Кустурице удается передать на экране и эту неловкую нежность крупного, располневшего человека, и идеалистический вектор персонажа, и какую-то дикую куражную силу. С моей точки зрения, роль Куструицы - большая, настоящая удача. Вторая удача - Пьер. Интеллигентный, мягкий, растерянный и, вместе с тем, твердый, очень настоящий. И очень хороши, очень достоверны отношения этих двух людей. В фильме есть нелепицы, есть жанровые сбои, фильм заканчивается слишком аккуратно - все точки расставлены, все узлы связаны, все загадки разрешены. Но для меня было дело не в концовке фильма, дело в лице Кустурицы, которому, как актеру, удалось очень много. И еще дело в моем личном, человеческом и зрительском страхе. Я вспоминал Советский Союз с серыми улицами, грязными автобусами, с серыми костюмами на мужчинах и невыразительными тряпками на женщинах, и бдящим оком КГБ, которого так боялись мы все.

Александр Генис: Андрей, фильм снимался до того, как разразился скандал со шпионами в Америке. Конечно, контекст не предусмотрен авторами, но неизбежен. И если нынешняя ситуация, скорее, напоминает водевиль и американцы склонны относиться ко всему этому шпионскому скандалу с юмором, то фильм рассказывает о трагическом, я бы сказал, историческом конфликте. Как известно, картина построена на настоящей истории, не так ли?

Андрей Загданский: Да, подлинное имя полковника КГБ, который по собственному желанию передал самую секретную информацию на Запад, было Ветров, и его не при Горбачеве, как в фильме, а его в 1983 году расстреляли. Имя это, по всей видимости, и по сей день вызывает в секретных службах России неловкую реакцию, поскольку это была действительно самая большая, насколько мы можем судить, передача секретной информации на Запад. Дело ведь вот в чем: с помощью Ветрова была ликвидирована целая сеть агентов, которые передавали, перехватывали из Америки, из стран Европы очень секретную, очень стратегически важную технологическую информацию, и вся эта информационная сеть исчезла в один момент. Есть даже точка зрения, что именно потому, что была ликвидирована эта утечка технологической информации, Рональд Рейган и пошел на свою знаменитую инициативу Звездных войн, потому что Советский Союз не мог конкурировать с Америкой в Звездных войнах.


XS
SM
MD
LG