Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Палм-Бич: к истории курортного дела Америки.



Александр Генис: Август – почти официальный месяц отпусков. Во всяком случае, даже президенту положено отдыхать в это время. И все, кто могут, следуют его примеру - включая нашего вашингтонского корреспондента Владимира Абаринова, который привез слушателям “Американского часа” из Флориды историю возникновения курортного дела Америки.

Владимир Абаринов: Если гостиничное дело – не только бизнес, но и искусство, то отель “Брейкерс” в Палм-Бич – бесспорный шедевр. Постояльцы этого дома, думаю, надолго сохранят чувство уважения и благодарности к человеку, который стал в конце позапрошлого века отцом курортной индустрии штата Флорида. Генри Моррисон Флаглер родился в маленьком городке Хоупвелл в штате Нью-Йорк в семье бедного пресвитерианского пастора и получил скромное образование. Рассказ о нем продолжает историк Джеймс Понс, с которым я познакомился в “Брейкерсе”.

Джеймс Понс: Он окончил всего восемь классов и покинул отчий дом в возрасте 14 лет, чтобы найти свое место в мире. Дела у него пошли так хорошо, что позднее он объединил усилия с Джоном Рокфеллером, создал компанию “Standard Oil” и стал одним из самых богатых людей на свете. Начал он на пустом месте, но была ему удача. Во Флориду он попал уже на шестом десятке. Так что для него это было дело, которым он занялся на склоне лет.

Владимир Абаринов: Его первым местом работы была мастерская по изготовлению конской упряжи, которой владел его сводный брат. Он трудился там подмастерьем за пять долларов в месяц плюс кров и пропитание. Смекалка и деловая хватка позволили Флаглеру в 1849 году на паях с другим родственником создать собственное дело – солеваренную компанию. К концу Гражданской войны спрос на соль упал, и компания обанкротилась. Флаглер занялся торговлей зерном и на этой ниве познакомился с Джоном Рокфеллером. В середине 60-х годов Рокфеллер сменил сферу деятельности – он переключился с зерна на нефть. Генри Флаглер стал его партнером. Так возникла компания “Standard Oil”. Достигнув вершин в нефтяном бизнесе, Флаглер нашел новое применение своим предпринимательским талантам.

Джеймс Понс: Для него это, конечно, был вызов. Он настолько успешно вел дела, что фактически контролировал весь нефтяной рынок. Но его характер требовал новой сложной задачи, и он нашел ее и занимался ее решением вплоть до своей смерти.

Владимир Абаринов: Новое поприще открылось перед Флаглером благодаря печальным обстоятельствам личной жизни.

Джеймс Понс: Его первая жена заболела туберкулезом, что было обычным явлением в то время. Тогда люди, больные туберкулезом, приезжали в города северной Флориды – Джексонвилль, Сент-Огастин – зимой, чтобы спастись от морозов. Это было нечто вроде сезонного санатория для туберкулезников. И доктора рекомендовали ему привезти ее во Флориду.

Владимир Абаринов: Флаглеры впервые приехали в Джексонвилль зимой 1876 года. Два года спустя Мэри умерла. Второй женой Флаглера стала ее сиделка Ида. Молодожены провели медовый месяц в самом старом городе Флориды Сент-Огастине. Флаглер влюбился в старинный город, но увидел, что вокруг непочатый край работы. У него родилась идея нового дела. Начинать нужно было с транспорта.

Джеймс Понс: В те далекие годы, доехав до конца железной дороги, принадлежащей одной компании, вы должны были пересаживаться в поезд другой компании. Его идея заключалась в том, чтобы объединить все дороги. Единственное, что ему для этого нужно было сделать, - это заменить колею – на флоридских дорогах она была разной ширины. Теперь поезд пульмановских вагонов, отправившись из Нью-Йорка, мог беспрепятственно проехать по всей Флориде. Пульман довозил вас буквально до вестибюля гостиницы.

Владимир Абаринов: Флаглер остался в совете директоров “Standard Oil”, но отошел от повседневного участия в делах компании и полностью переключился на проект “американской Ривьеры”. Он купил мелкие железные дороги, построил недостающие отрезки и мосты и соединил их в единую магистраль, проходящую вдоль всего восточного берега Флориды с севера на юг от Джексонвилля до Майами. Параллельно он строил отели, каких еще не знала Америка. Громкий успех имел открытый в Сент-Огастине отель “Алькасар”, построенный в стиле испанского Ренессанса.

Джеймс Понс: Плавательный бассейн в “Алькасаре” был огромный. В нем были также сауна, комната для занятий физическими упражнениями – многое, чего тогда не принято было устраивать в отелях. Он значительно продвинул гостиничное дело.

Владимир Абаринов: Сегодня нам кажется, что первоклассные отели были такими всегда. Но кто-то должен был придумать все это. Одним из таких придумщиков и был Генри Флаглер.

Джеймс Понс: Второй отель, который он построил в Сент-Огастине, стал первым американским курортом с полным набором магазинов. Аркада бутиков прямо в отеле – это тоже изобретение Флаглера. Кроме того, во всех его отелях был бальный зал для развлечения гостей. То, что он создал здесь, во Флориде, далеко превосходило все, что имелось в то время в стране.

Владимир Абаринов: Вершиной деятельности Флаглера стал “Брейкерс”. Этот отель возводился трижды: в 1904 году сгорело первое деревянное здание, построенное в 1896-м; в 1925-м от забытых невыключенными электрических щипцов для завивки волос случился новый пожар, спаливший здание дотла. Но, как говорит полковник Скалозуб о Москве, “пожар способствовал ей много к украшенью”. С “Брейкерсом” произошло именно это.

20-е годы в Америке были временем бурного экономического роста. Гостиничный бизнес стал одной из самых доходных отраслей. Вместо “семейного подряда” в него пришел большой капитал.
Возникла совершенно новая концепция отеля. Если прежде отель был сравнительно убогим пристанищем, где приезжий мог кое-как переночевать, то теперь лучшие отели превратились в настоящие дворцы с полным комплексом услуг по высшему разряду.

В те годы взошла звезда архитекторов Леонарда Шульце и Фуллертона Вивера – создателей таких всемирно известных отелей, как “Уолдорф-Астория” и “Пьер” в Нью-Йорке и “Билтмор” в Лос-Анджелесе. В Америке они считаются классиками отельной архитектуры, умевшими найти оптимальное сочетание роскоши с прибыльностью. Их отели стали технологическим чудом того времени: электрические холодильники, лифты, ванна и телефон в каждом номере. Фирме “Schultze & Weaver” Флаглер и заказал проект нового “Брейкерса”.

Они избрали стиль итальянского палаццо эпохи Возрождения. Главный корпус “Брейкерса” с двумя симметричными ступенчатыми башнями создан “по мотивам” виллы Медичи в Риме. Главный фонтан скопирован с одного из фонтанов знаменитых флорентийских садов Боболи. Роспись потолков явно напоминает генуэзский палаццо Каррега-Катальди.

Джеймс Понс: Все люстры - венецианские. Прекрасная роспись потолков сделана итальянскими художниками. Над этими потолками трудились 73 художника. Для такого замысла нельзя найти все в одном месте – надо собирать и предметы искусства, и людей, чтобы создать что-то таких масштабов.

Владимир Абаринов: К этому описанию можно добавить подлинные фламандские гобелены XV века, позолоченную лепнину, антикварную мебель и неисчерпаемое дружелюбие персонала. Неудивительно, что гостями “Брейкерса” были самые выдающиеся люди своего времени.

Джеймс Понс: Президенты, звезды кино, главы крупнейших корпораций. В начальный период своего существования в отеле проводили зимний сезон Меллон, Астор, Дюпон – все громкие имена промышленности. Британская королева здесь никогда не бывала, но сюда приезжали ее сестра, оба ее сына и, конечно, невестка, принцесса Диана. На большие зимние балы, такие как бал в честь Общества Красного Креста, всегда приглашались десяток-полтора иностранных послов из Вашингтона, развлекать их приезжали звезды шоу-бизнеса, такие как Боб Хоуп. Так что эти стены видели много знаменитых людей.

Владимир Абаринов: Судьба Джеймса Понса, которому уже 93 года, неразрывно связана с “Брейкерсом”. Становление курортного бизнеса Флориды шло на его глазах.

Джеймс Понс: Я родился в самом старом городе Флориды – Сент-Огастине. Именно там начинал свой отельный бизнес Флаглер, так что я вырос вместе с этим бизнесом. Воевал на Второй мировой и Корейской войне, потом демобилизовался и поступил на работу в “Брейкерс” и с тех пор работал там практически без перерывов. Начинал дежурным по гостинице, а на пенсию ушел заместителем управляющего.

Владимир Абаринов: Осталось завершить рассказ о Генри Флаглере. Он расстался со своей второй женой Идой после того, как у нее было диагностировано тяжкое и неизлечимое психическое заболевание. Она ударилась в мистику и астрологию и вообразила себя возлюбленной русского царя. Флаглер выделил на ее содержание и уход за ней громадную по тем временам сумму – миллион долларов. Потребности несчастной Иды были столь незначительны, что к моменту ее кончины в 1930 году размер ее состояния за счет банковских процентов увеличился до 12 миллионов.

Третьей женой 71-летнего Флаглера стала 34-летняя Мэри Лили Кенан, дочь северокаролинского предпринимателя Уильяма Рэнда Кенана и сестра известного химика, открывателя ацетилена Уильяма Рэнда Кенана-младшего. Для совместной жизни с ней Флаглер выстроил беломраморный особняк Уайтхолл, где пара проводила каждую зиму. В январе 1913 года 83-летний Флаглер поскользнулся и упал на ступени мраморной лестницы собственного дома. Он сломал шейку бедра и в мае того же года скончался.









Показать комментарии

XS
SM
MD
LG