Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Долгая война России


Московское метро после терактов, совершенных смертницами из Дагестана в марте 2010-го

Московское метро после терактов, совершенных смертницами из Дагестана в марте 2010-го

32 неделя 2010 года на страницах американских еженедельников. Испытание на толерантность. Железный кулак против Северного Кавказа. В Великобритании – самое время для перемен. Война, которой не должно было быть.

Дискредитировать радикальный ислам

План строительства исламского культурного центра и мечети в Нью-Йорке, в двух кварталах от того места, где стояли разрушенные в результате теракта 11 сентября 2001 года башни Торгового центра, стал испытанием толерантности американцев. Как пишет Newsweek, споры о том, можно ли строить мечеть на этом месте, получили политическую окраску и переросли в эмоциональную войну по вопросу об американских ценностях. Редактор еженедельника Фарид Закария считает, что победа над исламским терроризмом будет достигнута, когда в войне идей победит умеренная версия ислама, противостоящая идеологии Осамы бин Ладена. Роль Соединенных Штатов заключается в том, чтобы поддерживать умеренный ислам, помочь тем мусульманам, которые придерживаются современных взглядов на такие проблемы, как отношения с людьми, исповедующими другие религии, права женщин и меньшинств. Реформистское движение в исламе может возникнуть именно в таких институтах, как планируемый исламский центр.

Полярные взгляды общества на строительство мечети на Ground Zero отражаются в позициях мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга, поддерживающего проект, и влиятельной правозащитной еврейской организации Антидиффамационная Лига, требующей переноса строительства в другое место. Руководитель АДЛ Абрахам Фоксман заявил, что страдания тех, кто оплакивает погибших 11 сентября, оправдывают проявления нетерпимости в вопросе о строительстве мечети. Однако если приять точку зрения, что люди, считающие себя жертвами, имеют право быть нетерпимыми, то следует оправдать антисемитизм палестинцев, которые также причисляют себя к жертвам. Автор статьи призывает АДЛ пересмотреть свою точку зрения. Признание ошибки это небольшая плата за восстановление репутации, - считает Newsweek.

Долгая война России

Теракты в московском метро, совершенные смертницами из Дагестана в марте этого года, немедленно вызывают в памяти события 2004 года в Мадриде и 2005-го – в Лондоне. Однако жестокость, с которой российские лидеры ведут войну с террором, противоречит западным стандартам. Какие методы оказываются более эффективными? - задает вопрос Time. Является ли большая свобода действий, присущая автократическим режимам, преимуществом в борьбе с терроризмом? После распада Советского Союза небольшие республики Северного Кавказа с населением, исповедующим ислам, начали борьбу за большую автономию. Чечня, проигравшая две войны за независимость, сейчас управляется жесткой рукой кремлевского ставленника Рамзана Кадырова. Но борьба с кремлевским режимом, поддерживаемая распространением ваххабизма, перекинулась на другие республики, которые мятежные группировки используют в качестве баз для нападений на южные регионы России и даже на Москву. После терактов в московском метро в ряде дагестанских деревень были проведены операции с использованием непропорциональной военной силы. Жестокая тактика борьбы с экстремизмом, в ходе которой гибнет гражданское население, возможна в России благодаря отсутствию там свободной прессы и политической оппозиции. Каждый теракт используется Кремлем для укрепления контроля. Последней такой акцией стал новый закон, расширяющий полномочия спецслужб.

Война с терроризмом в России, по сути, является гражданской войной. Тем не менее, в обычные дни она почти не ощущается и кажется очень далекой, благодаря успешно применяемой руководством страны тактики отвлечения людей от значительных проблем. Но продолжающиеся на Северном Кавказе взрывы и ежедневно гибнущие люди говорят о том, что Москва подвергается опасности. Месяц назад были арестованы еще шесть потенциальных террористов-самоубийц, намеревавшийся совершить теракты в больших российских городах. Вот это и есть настоящая оценка стратегии Кремля: железный кулак продолжает наносить удары по Кавказу, а Кавказ наносит ответные удары, - делает вывод Time.

Усвоить уроки истории

После первых ста дней на посту премьер-министра Великобритании Дэвид Кэмерон полон решимости немедленно реализовать все свои предвыборные обещания, - пишет Newsweek. Британская публика увидела не умеренного политика, а лидера, намеренного как можно скорее изменить отношения между гражданами и государством. Планируемые реформы должны затронуть практически все сферы государственного управления. В списке премьера полная перестройка устаревшей социальной системы, изменения системы здравоохранения, которые сделают ее менее бюрократизированной, создание новых, "свободных школ", неподконтрольных местным властям, а также конституционная реформа, предусматривающая коренное изменения избирательной системы. Уровень поддержки нового лидера обществом вырос после выборов. Настроение граждан, несомненно, изменится, когда в результате нового курса правительства начнутся увольнения и сокращения социальных программ. Однако сейчас на стороне Кэмерона явный разброд в стане лейбористов после сокрушительного поражения на выборах, а также крепкая поддержка партнера по коалиции.

После 13 лет правления лейбористов, которые чуть не разорили страну, британские избиратели поверили в то, что большое правительство не в состоянии решить проблемы страны. Реформы будут болезненными, но неизбежными. Кроме того, Кэмерон, несомненно, извлечет урок из недавней истории. Маргарет Тэтчер не начала проводить жесткие реформы до тех пор, пока не обеспечила себе перевыборы на второй срок. А Тони Блэр вообще ограничился обещаниями, не воплотив их в жизнь. Кэмерон действует иначе. Если он действительно хочет изменить Британию, сейчас – самое время, - убежден аналитик Newsweek.

Никогда больше

Президент Соединенных Штатов объявил о завершении к концу августа военной фазы операции США в Ираке. И хотя 50 тысяч американских военных остаются в Ираке еще на 16 месяцев, обозреватель Time считает, что пришло время подвести итоги войны, которой, по его словам, не должно было быть. Война в Ираке обойдется Соединенным Штатам в три триллиона долларов, включая медицинское обслуживание ветеранов-инвалидов. Она унесла жизни сотен тысяч человек. И она не закончится победой. Кое-что удалось. Нет больше Саддама, и курдам не надо жить под угрозой массового уничтожения. Но зато позиции Ирана в регионе укрепились, и иракские союзники Тегерана, несомненно, будут играть главную роль в структуре будущего государства. И если иракцы все-таки создадут в стране достойное общество, они будут справедливо считать это собственным достижением.

Джордж Буш как-то сказал, что свобода есть Божий дар человечеству. Но Бог не возлагал на Соединенные Штаты миссию насильственно навязывать свободу другим. Объявление Барака Обамы о завершении военной операции означало, что пришло время компенсировать потери и воздать должное тем, кто мужественно исполнял свой долг ради дела, которое не принесло славы. Сейчас, по мнению автора статьи, была бы уместна общенациональная дискуссия о месте Америки в мире и о чрезмерной роли военных в американской внешней политике. Такая дискуссия вряд ли состоится. Однако основной принцип должен остаться непреложным: "Мы никогда не должны вступать в войну, если только мы не подверглись нападению или если нам не угрожает непосредственная опасность. Никогда. Больше - никогда", - завершает свою статью обозреватель Time.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG