Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О книге "Судьба красоты. История грузинских жен"


Ирина Лагунина: Не так давно в Тбилиси состоялась презентация книги Игоря Оболенского "Судьба красоты. Истории грузинских жен". Автор книги – москвич, журналист и писатель, вдохновленный просьбой Патриарха Грузии Илии Второго написать книгу, которая бы рассказывала о близости России и Грузии.
Игорь Оболенский ранее написал книгу о балерине Анне Павловой и очерки о легендарных женщинах 20 века – Марлен Дитрих, Грете Гарбо, Любови Орловой, Мэрилин Монро, Катрин Денев. О новой книге автора расспрашивает Олег Панфилов.

Олег Панфилов: Игорь, а почему книга посвящена грузинским женам?

Игорь Оболенский: Понимаете, другие жены и достойны книги, я даже не исключаю того, что появится серия, которая расскажет и про украинских жен, и про литовских жен. Потому что, когда книга появилась, к ней проявили такой интерес заграничные книжные сети, они говорили: может быть вы сделаете серию книг и про наших женщин, неужели вам неинтересно? Мне, конечно, интересно. Я после того, как стали появляться такие идеи, я об этом серьезно задумался. А что же касается этой книги, то она посвящена грузинским женам, потому что ее предваряет посвящение моей жене. Я очень счастлив и горд, что моя жена грузинка.

Олег Панфилов: Красота грузинских женщин восхищала очень многих, в том числе и французов. Помимо природной красоты грузинских женщин, в чем еще их особенность?

Игорь Оболенский: Я думаю, что грузинские женщины – это совершенно уникальные и удивительные женщины. И как вы совершенно правы, вы тоже очевидец природного очарования этих прекрасных женщин, очень важно уникальное свойство их характера, которое поддерживает тех, кто находятся рядом с ними. И наверное, если говорить, кто идеальные жены, я думаю, что грузинок можно назвать идеальными женами. Поэтому книга называется "Судьба красоты", не только потому, что эта книга рассказывает про красивых женщин, она рассказывает в первую очередь про их судьбу, а судьба грузинских женщин как раз поддерживать свою семью, поддерживать своих мужчин и тем самым делать мир немного лучше, немного сильнее и немного прекраснее.

Олег Панфилов: Какие те качества, которые больше всего вас задели, когда вы писали эту книгу?

Игорь Оболенский: На самом деле, конечно, красота - это очень важная вещь. Но для меня толчком к работе над этой книгой стало знакомство с судьбой княжны Бабо Дадиани. Это была одна из самых красивых женщин Грузии, о свадьбе которой говорили не только весь Тифлис, не только вся Грузия, но, наверное, весь Кавказ. Недаром все подруги Дадиани стали впоследствии моделями у Коко Шанель. То есть это была красота, что называется, получившая международный сертификат качества. И эта удивительная женщина вместе с мужем в 21 году уехала в Константинополь, где у них началась совсем другая жизнь в то время, когда Грузия стала большевистской страной и была в двух шагах от того, чтобы стать советского республикой, где ходили люди в кожаных куртках с наганами и маузерами на поясе, Бабо Дадиани с мужем жила в Константинополе, они ходили в кафе, они проводили вечера на балах. И в одних из дней пришел долгожданный пароход, который их должен был отвести в Париж, где их жизнь, наверное, стала бы еще более прекрасна, чем она была в Турции. Но Бабо вместе с мужем решила в Тифлис. Это решение было продиктовано желанием мужа вернуться на родину, потому что он не видел себя за границей. И Бабо безоговорочно приняла решение мужа. Когда они вернулись в Грузию, семья четыре раза была репрессирована - это уникальный случай. У дочери Бабо Дадиани хранится дома четыре бумаги о реабилитации. В конце концов, несчастного главу семьи расстреляли, а в 51 году семью еще раз репрессировали и уже выслали в Казахстан. Бабо лишилась мужа, когда ей был 31 год, а умерла она в 96 лет. К концу жизни она была достаточно популярным человеком в Тифлисе, в Тбилиси. Однажды к ней пришла журналистка, которая спросила, был ли у нее какой-нибудь друг, потому что вполне можно представить себе - 60 лет назад женщина лишилась мужа. И Бабо ничего ей не сказала, она только попросила встать и уйти из комнаты. "Вы, извините, не обижайтесь, но я не смогу с вами разговаривать".
И еще один эпизод, который характеризует эту женщину и вместе с тем очень многих женщин Грузии. Бабо неожиданно предложили сняться в кино, и она была очень красивая женщина, и звезды грузинского кино начали беспокоиться, что у них появляется серьезная конкурентка. Но в последний момент Бабо отказывается сниматься. И причиной для отказа стала фраза в киносценарии. Бабо предстояло произнести с экрана: "Я уезжаю. Почему? Выхожу замуж". Для нее немыслимо это сказать. И вот эта верность, причем верность и любовь, за которую заплачено самым дорогим - за нее заплачено жизнью.

Олег Панфилов: Игорь, спасибо. Вы мне напомнили один из вопросов, который я вам хотел задать, это касается не столько отношения женщин, так, как они себя вели, так, как они себя представляли, но это знаменитая фраза, которая выбита на надгробье на горе Мтацминда это слова Нино Чавчавадзе: "Любимый, почему я пережила тебя?". Но в то же время есть пример, когда Михо Ахилашвили, 25-летний дьякон, убитый большевиками в 25 году, он умирал, и его последнее слово было имя его любимой девушки Дедуны. Красота грузинских женщин неоспорима. Но вот вторая составляющая этой красоты. Насколько мужчины влияли на то, чтобы женщины в Грузии могли себя представлять именно такими, какие они есть?

Игорь Оболенский: Вы знаете, это очень важно было. Потому это неразрывные части одного единого целого. У нас есть вторая книга, она будет посвящена как раз мужчинам, и она будет называться, одно из предварительных названий "Цена чести". И поэтому, конечно, эти женщины, о которых моя первая книга, могли быть такими во многом благодаря тем спутникам, которые были рядом. А мужчины, о которых я пишу, они могли стать такими настоящими людьми благодаря тем спутницам, которых они выбирали себе по жизни.

Олег Панфилов: Вот если бы сейчас вам предложили произнести несколько таких пар и сказали бы вы, что именно эти пары являются эталоном грузинской чести, достоинства, любви, верности и грузинской семьи, кто это мог быть?

Игорь Оболенский: Я бы назвал, конечно, Нину Чавчавадзе, потому что это уникальная история. Я очень давно хотел написать про Нину, я не знал, как это сделать, потому что столько написано, столько рассказано. А меня всегда интересовал вопрос, насколько правда была такая глубокая, такая чистая любовь. И мне посчастливилось повстречаться с прямыми потомками Нины, у нее, к сожалению, ребенок умер через несколько часов после рождения, но живы правнуки ее родных сестер. И они мне рассказали историю любви, самое главное, не столько историю любви, а историю жизни после того, как не стало Грибоедова. Вы знаете, это достойно просто коленопреклоненного восхищения. И как ни странно, одна из достаточно красивых пар - это была пара Екатерины Сванидзе и Иосифа Джугашвили. И еще неизвестно, как бы сложилась жизнь будущего Сталина, будущего диктатора, если бы не болезнь и не преждевременный уход из жизни Екатерины Сванидзе. Когда я работал с документами, когда я встречался с живыми родственниками этой пары, то я понял, что это действительно были отношения и отношения, которые диктовались абсолютно чувством с обоих сторон. Но и, конечно, для меня абсолютно идеальной пары, я может быть в начале долго рассказывал историю о семье Дадиани, но это просто сценарий моего будущего фильма, я надеюсь.

Олег Панфилов: Рассказывать о любви можно только на основании рассказов, рассказывать о любви на основании документов и исторических свидетельств очень сложно. Как вы пишете эти книги? Вы представляете женщин, которые жили 100-150 лет назад?

Игорь Оболенский: Моя самая старшая героиня, она жила, пожалуй, Нино Чавчавадзе, а перед этим Варвара Туркестанишвили, чей портрет работы Крамского и помещен на обложку книги. Как я говорил, что раньше эта картина называлась "Неизвестная", а теперь мы можем переименовать, это не никакая не неизвестная, а портрет княжны Варвары Туркестанишвили.

Олег Панфилов: Она грузинка?

Игорь Оболенский: Это совершенно одно из открытий книги. Она грузинка, и она не просто грузинка, она была матерью дочери Александра Первого, который славился большой любвеобильностью, но при этом он выбирал себе спутниц достаточно умных, с которыми можно было говорить, можно обсуждать в том числе и внешнеполитические вопросы. И княжна Варвара, которая жила в Петербурге, соответствовала всем этим требованиям российского императора, она родила ему дочь. Я знаю из легенд, что когда дочь Варвары ушла из жизни, то это как раз стало одним из побудительных моментов для ухода Александра Первого в религию. Есть даже легенда о том, что старик Федор Кузьмич - это тот самый Александр первый. Так вот, что его заставило стать старцем Федором Кузьмичом? Может быть, я пишу об этом, по крайней мере, это очень совпало по хронологии с его расставанием с Варварой, со смертью их дочери, с самоубийством самой Варвары.
А работал я не только на основании каких-то воспоминаний или рассказов, моим главным основанием для работы были письма, письма и дневники, которые очень долго лежали в чулане, на чердаке, дети, внуки думали, что это никому не нужно. А когда я открыл эти бумаги, я просто немножко сошел с ума – вот она - живая история, написанная женщинами. Вы знаете, иногда даже чернила были расплывшиеся от капель слез. Я думаю, что это достаточно объективная информация, которая изложена в книге. Очень рад, что она вышла всего три месяца назад и за три месяца сделала для книги очень большой успех, потому что практически первого издания уже не осталось. И мне очень дорого, что в Париже состоялась презентация этой книги. И французам, которым было может быть не так интересно, если бы на самом деле было неинтересно, не трогало, эта книга пришлась по душе. Однажды я стал свидетелем, как несколько скамеечек на Елисейских полях было занято молодыми и не очень парами, которые держали в руках книгу. У меня было чувство гордости и счастья от того, что все не напрасно и не зря.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG