Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Профессор Андрей Ланьков - о перспективе объединения Северной и Южной Кореи


Северокорейский лидер Ким Чен Ир, скорее всего, никак не отреагирует на объединительные инициативы президента Южной Кореи Ли Мен Бака.

Северокорейский лидер Ким Чен Ир, скорее всего, никак не отреагирует на объединительные инициативы президента Южной Кореи Ли Мен Бака.

У берегов Корейского полуострова началась новая серия крупномасштабных совместных учений военных США и Южной Кореи. В них принимают участие 56 тысяч южнокорейских и 30 тысяч американских военных. Северная Корея называет нынешние маневры "репетицией вторжения на Север" и угрожает ответными мерами.

Учения начались на следующий день после того, как президент Южной Кореи Ли Мен Бак выступил с планом объединения двух корейских государств, предусматривающим установление мира на основе отказа от перспектив обладания ядерным вооружением, образование межкорейского экономического сообщества и создание общества национального единства. Прозвучало также предложение ввести специальный "налог на воссоединение". Весь план воссоединения Ли Мен Бак оценил для Южной Кореи в 1 триллион 300 миллиардов долларов.

Возможно ли объединение Северной и Южной Кореи? Об этом - специалист по проблемам Корейского полуострова, профессор Университета Кунмин в Сеуле Андрей Ланьков.

– Ли Мен Бак выступал в связи с 65-летием освобождения Кореи от японских захватчиков. Он не мог обойти в своем выступлении тему объединения двух Корей? Или обсуждение этой темы назрело сейчас?


– Нет, оно не очень назрело. То есть объективно оно назрело, но беда в том, что признать этот факт не готов никто. Я несколько удивился тому, что эта тема прозвучала сейчас. Если говорить о самом плане Ли Мен Бака, то он так же нереалистичен, как все предшествующие планы объединения: данный план заведомо неприемлем для Севера, и, естественно, никакой реакции со стороны КНДР на него не последует. Ну, может, очередная порция ругани – а ругаться в Пхеньяне умеют. Если все еще дословно перевести, то получается просто комическое впечатление.

Почему вопрос затронули? Ну, видимо, решили, во-первых, воспользоваться датой. А во-вторых, Ли Мен Бака постоянно обвиняют южнокорейские левые – в том, что он, дескать, недостаточно хочет объединения. Южнокорейские левые его тоже совершенно не хотят. Но есть замечательная традиция: любого политического противника в Южной Корее всегда обвиняют в том, что он недостаточно хочет объединения. Вот, видимо, Ли Мен Бак решил показать, что объединения он хочет – и выступил со своим планом: поэтапное объединение, специальный налог... Налог, кстати, будет в итоге, куда же деваться. Но Север не согласится на этот план.

– Что вы имеете в виду, когда говорите, что налог все-таки будет?

– Южная Корея - страна очень разделенная: здесь есть левые националисты, есть правые, и они по многим вопросам истово ненавидят друг друга. Все на словах хотят объединения, а в действительности все считают, что чем позже, тем лучше. Но дело в том, что рано или поздно ситуация выйдет из-под контроля. Удерживать нынешнюю очень неравновесную ситуацию в долгосрочной перспективе – скажем, в перспективе десятилетий – не удастся. Рано или поздно северокорейский режим рухнет. Единственное, что неизвестно – когда это произойдет. Может быть, к концу этого года, а может, через 20 лет; предсказывать ничего нельзя. И тогда объединение произойдет спонтанно, само собой. И хотя из политических лидеров никто его не хочет, оно все равно случится. Во многом потому, кстати, что эти же самые политические лидеры, которые этого объединения не хотят, превратили лозунг "объединение!" в некую мантру, произнесение которой абсолютно обязательно. Так что объединение все равно произойдет. И это будет тяжелейший экономический удар для юга. Поэтому, собственно, его и не хотят: все понимают, что будет тяжело.

– После корейской войны прошло уже более полувека. По обе стороны демилитаризованной зоны выросли уже два поколения людей. Нельзя ли говорить о том, что сейчас уже появились два корейских народа – и их объединение, особенно учитывая нынешние реалии, просто бессмысленно?


– На первую часть вопроса ответ - да. На вторую часть вопроса ответ - нет. Да, два народа появились, но проблема заключается в том, что обе Кореи - это страны очень националистические. Там есть национализм реальный, низовой, нутряной – и он еще очень усилен сверху. Практически все группировки элиты – и на Севере, и на Юге – очень активно используют национализм в своих целях. Это классический этнический национализм образца Европы конца XIX века: кровь, почва, язык и так далее. Реально это два разных народа. Но сформулировать это открыто... Тот человек, который посмеет такое сказать, обрекает себя гарантировано на получение звания предателя нации, врага народа, и от него отвернутся все вокруг.

Поэтому возникает очень интересная ситуация. На Юге многие понимают, что объединение, в общем, ничего им не даст – в долгосрочной перспективе по крайней мере. Но напрямую сказать, что "нам не нужны эти нищие, вонючие, необразованные северные корейцы" (а именно так в глубине души о них думают все больше и больше южан), никто не может. На Севере ситуация другая. В КНДР народ просто не понимает, какого размера пропасть существует между Севером и Югом, и не имеет не малейшего представления о том, что объединения южнокорейское население хочет все меньше и меньше. Поэтому как только контроль будет ослаблен, как только эта уникальная жесткая система, почти беспрецедентная в мировой истории, которая держит сейчас северокорейцев под контролем, рухнет, они, конечно, рванутся и будут требовать объединения. Отчасти – из националистических соображений, а отчасти из-за того, что им захочется жить, как южане. Но они будут считать, что если произойдет объединение, то у них тут же будут такие же машины, как у южан, что они там каждый день шашлыки есть будут и так далее. Естественно, этого не будет. Естественно, пройдут десятилетия, прежде чем уровень жизни Севера и Юга сравняется. Но соблазн будет очень большим.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG