Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Архангельское": бой не за имущество, за достояние


Музей-усадьба "Архангельское"

Музей-усадьба "Архангельское"

Музею-усадьбе "Архангельское" грозит уничтожение, считают во Всероссийском обществе охраны памятников истории и культуры.

600 гектаров охранной зоны вокруг памятника федерального значения собственники и арендаторы земель, среди которых есть бизнесмен Виктор Вексельберг, хотят вывести из-под защиты государства и отдать под застройку.

Усадьба "Архангельское" в Подмосковье представляет собой дворцово-парковый ансамбль конца 18 века, который расположен на берегу Москвы-реки в двух километрах от Красногорска. Оттуда с возвышенности открывается прекрасный вид на замоскворецкие дали. В разное время усадьбу посещали писатели Карамзин, Пушкин и Вяземский, литераторы Герцен и Огарев, художники Серов и Бенуа. И вот теперь над памятником федерального значения нависла угроза уничтожения. Сам памятник занимает площадь около 60 гектаров. Охранная зона вокруг памятника – 600 гектаров. Часть этой земли продана, часть сдана в аренду. И теперь собственники и арендаторы предложили так "подкорректировать" охранную зону вокруг памятника, чтобы можно было на ней свободно вырубать старые деревья и проводить застройку.

Рассказывает член Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Красногорского района Галина Реали:

- Та корректировка, которая была предложена, чудовищна, потому что она сокращает в разы зону охраны памятника, ведет к ее сохранению только внутри решетки санатория - 60 с небольшим гектаров. Просто уничтожает ландшафт. Когда речь идет о больших деньгах, то никто уже не думает о культурном наследии и о будущих поколениях.

- А кто именно заказал корректировку зон?

- Я не могу назвать эти фирмы, но это фирмы, которые являются собственниками, арендаторами земельных участков, к ним имеет отношение Вексельберг. Хотя я не знаю, является ли он официально арендатором двух рощ – Аполлоновой и Горятинской, на него ли это оформлено, но то, что он обращался с письмом к министру с просьбой признать эти две исторические рощи неисторическими, это факт. Недавно было совершено просто вопиющее нарушение: в охранной зоне было вырублено, по распоряжению главы Красногорской администрации, 959 великовозрастных огромных деревьев. Это было совершенно бессовестное мероприятие. Когда мы приехали в пять утра - деревья были уже повалены. Причем главу района предупреждали, затем вмешалась прокуратура, вынесла протест, и глава администрации за одно вырубленное дерево должен посадить три новых. Вот сегодня так, а что дальше будет - этого никто не знает.

У инвестора есть два пути, говорит координатор общественного движения "Архнадзор" Наталья Самовер. Один из них – просто снести памятник, невзирая на закон, а второй – подкорректировать зоны охраны памятника так, чтобы можно было уже по закону осуществить планы застройки:

- Охранная зона - кость в горле у всех инвесторов, которые хотели бы попользоваться землей на исторических территориях. Это проблема и ландшафтных памятников, и исторической городской застройки. Ландшафтные памятники - это чрезвычайно болезненная проблема, потому что всем хочется строить дорогую загородную недвижимость в зеленых зонах и по соседству с прославленными усадьбами. Поэтому на охранные зоны таких усадеб, как Архангельское, постоянно точат зубы. И существует два варианта действий, как инвестору поступать, когда ему очень хочется реализовать что-то на территории охранной зоны. Он либо начинает действовать просто в нарушение закона, просто игнорирует режим охранной зоны, и все. Так происходило в Кадашах довольно длительное время при поддержке правительства Москвы. Правительство Москвы все прекрасно сознавало, но остановить это удалось только потому, что поднялась просто беспрецедентная волна общественного возмущения. В конце концов, на этой волне общественного возмущения и внимания СМИ власти были вынуждены признать, что в охранной зоне делать такие вещи нельзя.

А более грамотный способ состоит в том, чтобы скорректировать охранную зону. Не будет охранной зоны - не будет проблем. С этим бороться гораздо сложнее. Но при этом не так просто саму зону скорректировать, потому что нужно все-таки какое-то обоснование. Но всегда можно найти каких-нибудь бессовестных экспертов.

- В Москве вы сталкивались с подобными примерами корректировки зон охраны?

- Да, конечно. История на улице Бахрушина, где была снесена усадьба Алексеевых, стала возможной благодаря тому, что охранная зона, которая раньше покрывала всю территорию усадьбы Алексеевых, была скорректирована таким образом, что большая часть усадьбы оказалась вообще без всякой защиты. Подав в суд, мы, конечно, уже не вернем то, что снесено, но мы можем остановить реализацию проекта застройки.

- Будем надеяться, что памятники культуры все-таки удастся отстоять.

- А куда же мы денемся? Это же наше наследие, а не наследие чиновников или инвесторов, это наследие многонационального народа Российской Федерации. Опыт показывает, что фактически бьются за сохранение наследия люди, не имеющие никакой ни служебной, ни материальной заинтересованности в его сохранении. Народ сохраняет свое достояние, а не свое имущество.

17 августа состоялось совещание у заместителя министра культуры России Бусыгина по корректировке охранных зон музея-усадьбы "Архангельское". Официального результата этой встречи пока нет, однако, по некоторой информации, корректировка, предложенная собственниками и арендаторами охранных земель вокруг "Архангельского", несмотря на все старания и значительные ресурсы, не нашла понимания у заместителя министра.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG