Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тамара Ляленкова: Тема сегодняшней программы - итоги вступительной кампании 2010 года. Сразу оговорюсь, что обсуждать мы будем опыт столичных вузов, поскольку, несмотря на то, что вторая волна зачислений закончилась 10 августа, вузы, где остались вакантные места, имеют право продлить прием заявлений от абитуриентов до 1 сентября.

Мои собеседники: ответственный секретарь приемной комиссии МГЮА имени О.Е.Кутафина Анастасия Рагулина, проректоры государственных вузов - Высшей школы экономики Григорий Канторович и технического университета им. Н.Э.Баумана Евгений Юдин, ректор негосударственного РосНоу Владимир Зернов.

Услышать мнения экспертов можно будет сразу после региональных новостей образования или на нашем сайте svobodanews.ru - в разделе радиопрограмм или на моей авторской странице.

Диктор: Северокавказский университет будет построен под Ставрополем, заявил губернатор края Валерий Гаевский. Первый камень в основание учебного заведения предполагается заложить уже в этом году, однако где точно будет построен университет - пока неизвестно.

В Пензе преподаватель одной из районных школ приговорена к выплате штрафа за оскорбление ученика. Следствием установлено, что педагог оскорбила ученика шестого класса, не справившегося с домашним заданием, назвав его словами, порочащими честь и достоинство, после чего, схватив ребенка за волосы, вывела из класса. Педагог была признана виновной по статье 130 УК РФ ("Оскорбление") и приговорена к выплате штрафа в размере 3 тысяч рублей.

В Пермском крае вводится система видеоуроков для агроклассов. Преподаватель будет вести занятия для учеников агроклассов из Пермского края в режиме on-line. Одно из основных достоинств нового вида образования в том, что школьники могут не просто слушать преподавателя, но и задавать свои вопросы в режиме on-line. Все лекции будут храниться на сайте краевого Минсельхоза, и любой пользователь сети сможет подключиться к процессу образования.

Председатель совета по координации приема в вузы Санкт-Петербурга Анатолий Оводенко отчитался о результатах приемной кампании. В 2010 году было подано 249 тысяч заявлений, что на 3,5 тысячи больше, чем в прошлом году. Из 50 вузов Петербурга 34 выполнили план приема на бюджетное отделение после завершение первой волны. Прием на контрактной основе продолжается. Окончательные результаты будут известны к 1 сентября.

Тамара Ляленкова: На этой неделе 10 августа произошло одно из самых важных для будущего учебного года событий - закончилась вторая волна зачислений в российские вузы. Напомню, как это было.

- Можно ведь в этом году пять вузов. Ну, МГУ, МИЭТ - потому что возле дома. МГУ - он только москвичей принимает. РГТУ, торгово-экономический, МАИ и МАТИ. Там просто в основном обществознание, мне это нравится.

Тамара Ляленкова: А хватает ваших баллов?

- У меня около 200. Говорили - 180, но, скорее всего, опустится до 170-ти. Конкурс, судя по всему, большой.

Тамара Ляленкова: Действительно, конкурс оказался большой, и моя собеседница, Светлана, она поступала на управление, на бюджетное отделение не попала. Дело в том, что в этом году произошло перераспределении бюджетных мест - в сторону технических специальностей за счет гуманитарного блока, экономики и управления.

Как с этой ситуацией справился Государственный университет Высшая школа экономики - рассказал проректор по довузовской подготовке Григорий Канторович.

Григорий Канторович: Сама кампания прошла спокойнее, гораздо спокойнее, чем в предыдущий год. Тут, я думаю, два основных обстоятельства. Соотношение между спросом и предложением на образовательные услуги явно изменилось, и практически все нормальные дети, давайте так их называть, нормальные по знаниям, по потенциалу найдут свое место в высшем образовании. Не то, что они хотели, не самое лучшее, иногда за деньги, иногда со скидкой, но тоже за деньги, но найдут. В советское время вуз был как распределитель дефицита: примерно в 6 раз превышало количество желающих поступить количество мест. И поэтому всегда, во-первых, все места были заполнены неизбежно, во-вторых, вуз чувствовал себя полным хозяином ситуации, а абитуриент, наоборот, кланялся и благодарил.

Сейчас ситуация изменилась кардинально. Во-первых, действительно вузы заставляют, и они в той или иной степени стремятся соблюсти нормативные установления. И главное, что абитуриенты и родители почувствовали, что, как говорится, на этом можно "гнать волну", можно требовать соблюдения своих прав. И второе, что сблизилось количество мест, оно практически сравнялось - количество мест и количество претендентов. Что породило свои проблемы. Вот представьте себе, что у вас 5 мест и 100 человек - какой бы механизм вы ни установили, все 5 мест будут заполнены. А теперь представьте, что у вас 5 мест и 7 человек. Если вы сохраните то, что было в советское время, что вуз сам проводит вступительные испытания, значит, человек идет в один вуз, и у вас еще не начались вступительные испытания, а окажется где-то пусто, где-то густо. Поэтому неизбежная возможность обеспечить и ранее гарантированное право абитуриента поступать в несколько вузов.

Тамара Ляленкова: Несмотря на то, что есть некое неудобство, что человек вроде хочет поступать к вам, но потом он, значит, решает в пользу другого вуза, получается, что это не совсем так, потому что кто-то забирает отсюда документы, а кто-то забирает документы и из другого вуза приходит. То есть общее количество поступающих все-таки увеличивается.

Григорий Канторович: Да, конечно, но с точки зрения вуза неудобство и психологическое: теперь хозяин ситуации - абитуриент. И нет механизма, еще не выработали хороший механизм, гарантирующий вузу, что он будет существовать, что он наберет студентов.

Тамара Ляленкова: Да, потому что контрольные цифры есть, и их надо выполнять. И как говорили представители министерства, они будут судить как раз, в том числе, по эти цифрам, насколько выполнено, не выполнено, вот именно по контрольным цифрам.

Григорий Канторович: Ну, конечно, они будут судить, потому что они ничего другого тоже не имеют. Я второй год пропагандирую идею: этот механизм контрольных цифр в таком виде отжил свое. Сегодня контрольные цифры - это, конечно, механизм финансирования, это сложившаяся практика, но то, что она все время со всем противоречит, всем остальным новациями или вынужденным изменениям в системе высшего образования, это несомненно. Ну, получил он эти цифры, под ним потом получит финансирование, а дальше как ему быть? Если толковать как в прошлом году и частично как в этом ряд вузов толковал порядок приема, то он делал так: вот у меня 100 мест, я первых 100 по упорядоченному списку объявляю претендентами и жду до конца волны, сколько из них принесут. Потом я объявляю следующих и так далее. Получается как знаменитая апория: догонит ли Ахиллес черепаху? Так не догонит никогда. Поэтому вузы пошли уже по-разному.

Мы, например, уже второй год ждали по опыту прошлых лет, на 100 мест объявляли, допустим, исходя из нашей оценки, 150, иногда 200 - зависит от факультета и нашего понимания ситуации. Мы контактировали с абитуриентами, но это не закон. При этом риск тоже, что мы недоберем, и риск - что переберем. И мы в прошлом году перебрали и перебрали в этом году.

Тамара Ляленкова: О принципах, в соответствии с которыми формируются контрольные цифры по приему, на одной из пресс-конференций рассказал директор департамента профессионального образования Министерства образования и науки РФ Артемий Никитов.

Артемий Никитов: Принципы, естественно, существуют. То есть это не сочинение на вольную тему. И они очень простые. Есть - и он регулярно, между прочим, делается уже много лет - прогноз социально-экономического развития регионов Российской Федерации. Этот прогноз, соответственно, регулярно анализируется, контрольные цифры дальше на уровне субъектов Российской Федерации согласуются с региональными организациями, происходит их обобщение, и таким образом, мы на уровне Министерства образования получаем некую общую картину по стране потребности в тех или иных специальностях, вернее, в тех или иных укрупненных группах специальностей, как сейчас происходит распределение контрольных цифр, - в разрезе регионов и в разрезе различных органов власти. После того, как этот прогноз сформирован, на его основе происходит, соответственно, распределение контрольных цифр приема по направлениям подготовки. Значит, есть некие конкурсные категории, в которые попадают вузы. Конкурс зависит от того, как вузы в прошлом году сработали по набору. То есть те вузы, которые в прошлом году не смогли сделать набор в соответствии с заявленными контрольными цифрами, они, соответственно, теряют в контрольных цифрах. Плюс особо выделяются такие категории, как федеральные научно-исследовательские университеты, они попадают в верхнюю категорию.

Что касается конкретных цифр, то вот, к примеру, по специальностям укрупненной группы "Экономика и управление" сокращение в этом году на 15 тысяч бюджетных мест. То есть, если, повторюсь, абсолютные цифры называть. По гуманитарным наукам - на 10 тысяч бюджетных мест происходит уменьшение контрольных цифры. Увеличение - инженерный блок, автоматизация, автоматика и управление, информатика и вычислительная техника - там где-то добавление порядка 500 мест. Распределение уже состоялось, и это политика, которую мы проводим. Значит, если технические вузы не наберут абитуриентов в соответствии с доведенными им контрольными цифрами приема, то есть госзаданием, доведенным учредителем, то это будет некий предмет выяснения министерством с этими вузами. Скорее всего, на будущее этим вузам госзадание будет сокращаться, раз они не в состоянии набрать абитуриентов для выполнения госзадания. Но также это будет серьезный сигнал для работы с этими вузами в следующему году, для того чтобы понять, во-первых, почему туда не идут учиться, какого рода причины абитуриентов заставляют выбирать другие специальности, возможно, за свои деньги идти учиться в другие вузы, по другим специальностям. То есть вопрос может быть, знаете, не только в специальностях, вопрос может быть еще в вузах непосредственно.

Тамара Ляленкова: Так считает директор департамента профессионального образования Министерства образования и науки Российской Федерации Артемий Никитов.

Другое дело, что прогнозировать экономическое развитие страны на 5-6 лет вперед довольно сложно, а популярность профессий определяется уже сложившимся рынком труда. Об этом мы поговорим после главных новостей образования, которые специально для "Классного часа" Свободы подготовили мои коллеги с интернет-портала "5 баллов.ру".

Диктор: Четыре российских школьника стали призерами международной олимпиады по химии, которая проходила в Токио с 19 по 28 июля. Ранее российские школьники становились призерами и победителями на международных олимпиадах по физике и математике.

Владимир Путин подписал постановление об учреждении премий для молодых ученых в области науки и техники. На 7 премий по 500 тысяч рублей каждая смогут претендовать молодые ученые в возрасте до 30 лет, внесшие большой вклад в развитие технических и естественных наук. При этом гранты налогом не облагаются. Критерий отбора работ от соискателей, претендующих на получение денег, ужесточен.

Министр Андрей Фурсенко проведет августовские педсоветы в пяти регионах России: республиках Дагестан и Татарстан, Воронежской и Калининградской областях, а также в Москве. Основными темами обсуждения станут: проведение Года учителя; реализация национальной образовательной инициативы "Наша новая школа"; введение новой системы оплаты труда работников образования, направленной на повышение доходов учителей; реализация требований нового федерального государственного стандарта общего образования; обсуждение проекта нового закона "Об образовании в Российской Федерации".

Министерство образования нашло возможность увеличить аспирантские стипендии с 1,5 тысяч рублей до 2,5 тысяч за счет сокращения числа бюджетных мест в аспирантуре. Те, кто обучается по приоритетным направлениям, будут получать до 6 тысяч рублей, заявил министр образования Андрей Фурсенко.

Вводить в России поголовное тестирование подростков на наркотики не требуется, заявил главный нарколог Москвы Евгений Брюн. Достаточно будет проводить выборочное тестирование 25-30 процентов несовершеннолетних. По словам чиновника, по статистике, среди учеников старших классов опыт знакомства с наркотиками имеется у 10-13 процентов, среди студентов - около 30-ти.

Тамара Ляленкова: Обычно, когда говорят об избытке специалистов гуманитарного направления, вспоминают экономистов и юристов. Я спросила у Анастасии Рагулиной, ответственного секретаря приемной комиссии Московской государственной юридической академии имени Кутафина, уменьшилось ли число желающих поступить в академии?

Анастасия Рагулина: Мне кажется, практически такое же, как в прошлом году. Единственное, у нас система в этом году отличалась набора. Раньше мы брали в институты, то есть в каждый конкретный институт, а теперь мы берем на специальность "Юриспруденция", поэтому как бы конкурс был общий. И он составил 9 человек на место.

Тамара Ляленкова: Наверняка вы, на самом деле, знаете - документы подавали к вам и еще имели право в четыре вуза, куда еще подавали, помимо вас?

Анастасия Рагулина: Ну, в основном, конечно, это МГУ, это МГИМО, Российская академия правосудия - это вот по моим данным таким вузы у абитуриентов наших. Что касается того, как они изменились в сравнении с прошлым годом, - вы знаете, стали поспокойнее. Потому что в прошлом году это была какая-то истерия просто всеобщая, и абитуриенты были нервные, и родители. А в этом году все было, во-первых, достаточно спокойно. Видимо, это связано с тем, что, действительно, ограничили пятью вузами возможность поступления. А в прошлом году это же было просто невозможное количество вузов, сколько хочешь, столько выбирай, дети бегали туда-сюда, приходили с просьбами перенести вступительные испытания, приходили с просьбами, чтобы мы немножечко еще подождали подлинники, потому что они должны их забрать там из какого-то другого вуза. В этом году такого не было вообще, все было достаточно спокойно, размеренно.

Тамара Ляленкова: Для членов приемной комиссии тоже было все достаточно спокойно или все-таки была сложная ситуация? Потому что подлинники должны были приносить в последние дни волны зачислений, первой или второй, и не всегда было понятно, придут дети, не придут, вернутся, не вернутся.

Анастасия Рагулина: Нет, у нас ситуация несколько иная, поскольку у нас есть право принимать дополнительные вступительные испытания. И в этом случае, мне кажется, абитуриент был уже мотивирован именно на выбор нашего вуза, а не какого-либо еще. Поэтому в основе своей подлинники наши абитуриенты принесли буквально в первые дни. То есть, конечно, мы все равно осуществляли добор до 4 августа, но в основе своей, костяк, скажем так, был сформирован намного раньше - уже к 3 августа мы видели реальную картину. И мы понимали, что у нас не будет второй волны, что в итоге действительно и подтвердилось, ее не было.

На мой взгляд, вы знаете, вообще комбинированная форма приема экзаменов, она позволяет, во-первых, да, избежать огромного количества абитуриентов, которые потом уходят в другие вузы, во-вторых, действительно проверить знания абитуриента, потому что много говорится о том, что часто приносят дутые результаты ЕГЭ. Кстати, тоже хочу сказать, что мы в основном с таким не сталкиваемся, и количество баллов по ЕГЭ и количество баллов, полученных на дополнительном вступительном испытании, они друг другу соответствуют. Небольшое расхождение либо в одну сторону, либо в другую. Поэтому мне кажется, что здесь необходимо думать о том, что все-таки комбинированный экзамен, он намного лучше, нежели просто результаты ЕГЭ или нежели просто только внутренний экзамен в вузах. Мне кажется, их надо соединять.

Тамара Ляленкова: В какой форме проходил экзамен, который предлагал ваш вуз? Это был традиционный экзамен, собеседование, тесты какие-то - что?

Анастасия Рагулина: Нет, это был экзамен в больше такой традиционной форме. Абитуриенту предлагалось ответить на два вопроса, каждый из которых для удобства был поделен на маленькие подвопросы. То есть там не было такого, что раскройте вот этот вопрос, да, а было так, что раскройте там, например, понятие "общество", дайте понятие "общество", дайте признаки общества, расскажите об этом, расскажите о том. То есть для абитуриента это было достаточно просто. Плюс все вопросы были составлены в строгом соответствии со школьной программой, поэтому ничего нового для себя абитуриент не открывал, глядя в наши экзаменационные билеты.

Тамара Ляленкова: Это был устный экзамен, да?

Анастасия Рагулина: Нет, форма была письменно-устная. Сначала абитуриенты писали час, а потом беседовали с двумя педагогами, которые, соответственно, пытались выявить еще какие-то дополнительные, может быть, знания, пытались что-то уяснить для себя, потому что часто почерк у абитуриента не очень понятный, они любят сокращать, что тоже может искажать несколько общую картину. В такой форме у нас проходит экзамен.

Тамара Ляленкова: Почему решили оставить все-таки вот дополнительный экзамен в вашем вузе?

Анастасия Рагулина: Мне кажется, опять же для того, чтобы мотивировать абитуриентов своих, чтобы мы четко понимали, кто идет к нам. Чтобы абитуриенты понимали, скажем так, правила игры, которые существуют у нас. Потому что, когда ты приносишь просто результаты ЕГЭ, это подтверждение того, что ты получил среднее общее полное образование, да, но это не есть, скажем так, тот результат, который вуз должен безоговорочно принимать. Поэтому мне кажется, что опять же эта традиционная форма позволяет вузу как бы сразу обозначить свои правила игры.

Тамара Ляленкова: По олимпиадам к вам шли? И много ли?

Анастасия Рагулина: Нет, вы знаете, у нас было всего пять желающих, которые были победители последнего этапа Всероссийской олимпиады, и одна девочка осталась, она пошла у нас в Институт адвокатуры. Она сразу принесла подлинники, надо отдать ей должное, то есть, видимо, сразу выбрала наш вуз. А какого-то огромного наплыва олимпиадников у нас не было. Были еще олимпиады другого уровня, которые мы просто засчитывали как прохождение экзамена по ДВИ, то есть тот минимальный балл, который необходим для того, чтобы дальше продолжать участвовать в конкурсе. Я не видела большой разницы между теми результатами, которые были в прошлом году и были в этом. Конечно, бывали ребята, которые приходили и со 100 баллами. В частности, одна девочка реально подтвердила эти свои баллы, потому что пришли экзаменаторы и сказали, что они просто в таком восторге. Когда люди видят 100 баллов по ЕГЭ, сразу начинаются мысли о том, да, а как получил ребенок эти баллы, соответствуют ли они действительности? Но как я уже сказала, все-таки большинство наших абитуриентов подтвердили свои баллы. В основном, да, это было в пределах от 80 до 100, бывало и 70 баллов, и 60, и 50, то есть, конечно, приходили дети разные. Но в основном зачисленные - это 80 баллов и более.

Тамара Ляленкова: Поскольку детей становится меньше, есть опасения, что уровень абитуриентов, студентов снизится.

Анастасия Рагулина: Нет, опять же, как директор Института правоведения хочу заметить. В прошлом году осуществили набор, да, это был у нас первый курс, и это был прекрасный первый курс, который сейчас станет вторым, причем не только в моем Институте правоведения, но, как я слышала на совещаниях, и у других директоров, в общем-то, такое же мнении. Во-первых, успеваемость, мне кажется, процентов на 25 выше, чем у прошлогодних. Второе, активность жизненной позиции - такой активности раньше никогда не было. Поэтому сказать, что поколение, которое вот сейчас идет, оно там, как называют, поколение ЕГЭ или там поколение компьютеров, вы знаете, я с этим совершенно не соглашаюсь. И судя по набору этого года, конечно, может быть, рано делать выводы, но опять же, как нам показалось, ребятки шли такие достаточно замечательные, вот по тому спокойствию, по тому достоинству, с которым они держались, да, даже получая неудовлетворительные баллы. Да, ребятки сегодня знают, как себя вести, умеют отстоять свои права, сделать это тактично, сделать это в определенных рамках, и как мне кажется, они сейчас опять же более мотивированы на учебу. Они понимают, что если сегодня они не вложат в образование, то завтра они просто не получат той профессии, которую они хотели, и не станут теми в профессии, кем бы им хотелось быть.

Тамара Ляленкова: О ситуации в Московской государственной юридической академии имени Кутафина рассказала ответственный секретарь приемной комиссии, директор Института правоведения Анастасия Рагулина.

Несмотря на то, что Министерство образование, в соответствии с демографической ситуацией, сократило число бюджетных мест на 10 процентов, в этом году каждый второй выпускник может претендовать на бесплатное высшее образование, а оставшиеся - поступить на платные отделения, поскольку таковых в российской высшей школе, по разным оценкам, от 50 до 70 процентов.

Сложившуюся ситуацию мы обсуждаем с проректором по довузовской подготовке Высшей школы экономики Григорием Канторовичем.

Григорий Канторович: Формально пришло меньше народу. Если в прошлом году у нас было 8 тысяч с небольшим абитуриентов, в этом году - 7,5 с небольшим. Притом что у нас официально было 1245 бюджетных мест, а возьмем мы человек на 180 больше. Значит, пришло на 10 процентов… Это нас не очень тревожит, мы уже давно такой некий эмпирический закон вывели, что если конкуренция - примерно 3 реальных претендента на место, то мы сделаем нормальный набор. Бесполезно сегодня говорить, что тот, кто набрал… Ну, вот давайте я возьму какой-нибудь факультет. Вот у нас факультет бизнес-информатики, в этом году у нас проходной - 260 баллов по четырем предметам. Это выше, чем в прошлом, было 250 в прошлом году, в этом - 260. Означает это, что дети стали лучше? Не уверен. Иногда это тоже не очень характерно и зависит от того, сколько там олимпиадников. Если они не вытеснили егэшников, конечно, балл будет высокий. Например, у нас на новом факультете - отделении востоковедения - проходной балл 281 по трем предметам. Это означает, что за 90 средний балл. Но там много олимпиадников.

Могут ли я с чистой совестью сказать, что тот 259, который не попал, хуже, чем тот, что 260? Нет, не могу. Педагогические измерения вообще никогда такой точностью не отличаются.

Тамара Ляленкова: Ну, это понятная ситуация, она и при экзаменах тоже возникает, это совершенно неизбежно.

Григорий Канторович: Да, она не специфична. Кроме того что она сейчас стала, с одной стороны, публична, с другой стороны, хотим мы или не хотим, более объективизирована.

Тамара Ляленкова: Да, и есть иллюзии, что можно как-то с этим справиться. Может быть, это, конечно, иллюзия, но кажется, что можно что-то изменить.

Григорий Канторович: Да, можно подрехтовать… Нет, я думаю, что это сложно. Это одна из причин, почему мы отказались, во-первых, от попытки ранжировать людей с одинаковой суммой баллов. Лучше взять больше. У нас произошла обратная ситуация в силу ряда причин, мы увеличили примерно на 130 мест бюджетный набор, причем в основном на гуманитарные, не самые ходовые специальности.

Тамара Ляленкова: Но это удивительно, потому что как раз речь идет о том, что количество бюджетных мест подвинулось в сторону технических специальностей, и это приоритет государственный.

Григорий Канторович: Это в целом по стране.

Тамара Ляленкова: У вас, в общем-то, университет гуманитарный. Не совсем, но…

Григорий Канторович: Да, экономико-социальный, в том числе и гуманитарный. У нас только математика, прикладная математика там, программная инженерия из такой группы. Поэтому сюда не увеличивали, в эту сторону. Немножко прикладную математику, кстати, тоже увеличили. Нехорошо сами себя оценивать, но мы из лучших вузов в этой сфере, поэтому нас не снижали ни по экономике, ни по управлению. Но это разумное управленческое решение - не трогать лидеров. Мы даже увеличили. Так сложилось, да, мы набрали больше, и наверняка это чуточку подрезало наши финансовые возможности за счет того, что часть люди, которые пошли бы на платное, попали на бюджет.

Тамара Ляленкова: Получатся, что вы таким образом как бы приняли к себе тут часть, которую сократили в других местах.

Григорий Канторович: Ну, отчасти это, я думаю, была одна из нормальных реакций - дать слабым вузам умирать постепенно.

Тамара Ляленкова: А что с платниками? Потому что ваш вуз один из самых дорогих.

Григорий Канторович: Да, там очень интересная ситуация. Платные еще идут. И мы знаем, что сейчас еще кто-то появится, потому что не попал на бюджет куда-то. Или - это тоже интересный феномен - часть ребят, попав на бюджет в другой вуз, предпочитают прийти в сильный вуз, но за деньги. Правда, со скидками. У нас всегда скидки. Вот в прошлом году у нас было 1170 платных ребят, прошлый год для нас был, я бы сказал, уникальный и не типичный для всей страны. Если в целом платное образование упало примерно наполовину по стране, то наш вуз нарастил на 12 процентов платное. То есть у нас самый большой набор платных. Да, это хороший показатель, потому что люди платят деньги, и не маленькие. На сегодня у нас 1019 оплаченных договоров и 1188 заключенных.

Тамара Ляленкова: Рассказывал проректор Высшей школы экономики Григорий Канторович. Впрочем, ситуация в ВШЭ, мягко говоря, нетипичная.

Я позвонила ректору негосударственного вуза - Российского Нового университета, Владимиру Зернову.

Я хотела узнать, много ли пришло к вам абитуриентов, как вы себя в связи с этим чувствуете и каковы ваши прогнозы, кто из них останется, кто придет 1 сентября?

Владимир Зернов: Значит, ну, у нас такая ситуация. В начале все было более-менее нормально, как и в прошлом году, то есть абитуриент есть, абитуриент идет. Соотношение "цена - качество", я думаю, сейчас в негосударственном секторе просто лучше. Но затем пошел такой процесс, что многие, у кого более-менее нормальные баллы по ЕГЭ, стали уходить на бюджетные места, поскольку бюджетные места сейчас, как известно, заполняются с огромным трудом. Идет такой процесс, что часть приходит, но часть так же активно уходит. Есть свой абитуриент с достаточно хорошим ЕГЭ, но поскольку у нас нет господдержки, как было в решении Госсовета последнего, 2006 года, равнодоступности, оно у нас, к сожалению, не выполнено, то получается так, что абитуриенты идут туда, где могут получить образование, не платя при этом деньги.

Тамара Ляленкова: Владимир Алексеевич, на ваш взгляд, как сложился ближайший год для большинства вузов платных?

Владимир Зернов: Я хочу напомнить, что у нас подавляющее большинство платных студентов обучается именно в государственных вузах. В государственных вузах обучаются за плату в три раза больше студентов, чем в негосударственных.

Тамара Ляленкова: Как вы думаете, в этой ситуации они предпочтут пойти в государственный вуз за плату или в негосударственный вуз за плату?

Владимир Зернов: Они, как правило, предпочтут государственный в надежде, что со временем перейдут на бесплатные места.

Тамара Ляленкова: Здесь вы в неравном положении относительно государственных вузов.

Владимир Зернов: В абсолютно неравном! Совершенно неравное положение, и мы это осуждали много раз, нам много раз обещали, что проблема будет решена, но увы. Может быть, это одна из причин, почему наши вузы не выдерживают конкуренции по сравнению с вузами Запада и Востока, почему мы так сильно проваливаемся в рейтингах. Вузам нет особого смысла развиваться.

Тамара Ляленкова: Что будете делать вы, Владимир Алексеевич, если количество студентов будет недостаточным для того, чтобы содержать?

Владимир Зернов: Что делать - мы давно эту проблему обсуждаем. Конечно, нужны решения, и нужны конструктивные решения. Мы видим конструктивное решение в том, чтобы была возможность создания холдингов, консорциумом образования. То есть несколько юридических лиц объединяются в одно для продолжения учебного процесса. И то же самое, что вуз получает марку, бренд какого-то более успешного собрата. Мы, например, готовы, несколько негосударственных вузов, объединиться и продолжать свою учебную и научную деятельность. Видите ли, сейчас ситуация такова, что негосударственные вузы не проигрывают государственным ни в качестве, это неоднократно уже обсуждались на коллегии Рособрнадзора, ни в научной деятельности. Но вот, к сожалению, пока поддержки со стороны государства, адекватной ситуации, мы не имеем.

Тамара Ляленкова: Это был ректор РОсНоу Владимир Зернов.

Впрочем, даже крупные государственные вузы вынуждены принимать меры. Эксперты предсказывают, что уровень проходного балла ЕГЭ неизбежно понизится, а значит, понизится и качество высшего образования. Прокомментировать это мнение я попросила проректора пол учебной работе МГТУ имени Баумана Евгения Юдина.

Евгений Юдин: У нас, я вам скажу, по большинству специальностей балл ЕГЭ… У нас 75 специальностей, мы еще до конца не подвели итог, но балл ЕГЭ, если перевести на наши школьные дела, средний балл - это "четверка". С откровенными "тройками", я прошу прощения, если там минимум ЕГЭ, у нас практически таких нет.

Тамара Ляленкова: А откровенные "тройки" - это, получается, ниже 50-ти? Это сколько примерно?

Евгений Юдин: Там надо посмотреть, там есть минимум, который установил Роснадзор, где-то 40, где-то 60, но, в общем, это где-то в районе 120-130 баллов - это минимум, который имеет право поступать. Но я могу так сказать, опять в пересчете на "тройки", что таких у нас практически нет, если не считать, скажем, льготников.

Тамара Ляленкова: Но в этом году везде меньше пришло абитуриентов по количеству.

Евгений Юдин: Но их просто меньше, и школ меньше.

Тамара Ляленкова: У вас на сколько уменьшилось количество желающих поступить?

Евгений Юдин: У нас ситуация немножко обратная произошла. В прошлом году, правда, у нас был план приема побольше, мы в этом году просто сам план приема попросили поменьше чуть-чуть, мы понимали ситуацию, что их меньше. В прошлом году у нас был на вторую волну такой условный недобор, мы потом добрали примерно человек 70-80. Не было подлинников. В этом году у нас всего абитуриентов, как физических лиц, которые участвовали в конкурсе, - без двух человек 8 тысяч. Я имею в виду и копии. А по подлинникам получилось так, что вот мы сейчас закончили зачисление полностью, у нас сейчас не зачисленных, потому что их баллы ниже, оказалось примерно человек 70 или 80. То есть мы сейчас им предлагаем либо на платную форму, либо в другие вузы.

Тамара Ляленкова: Евгений Григорьевич, а что с платными местами? Потому что понятно, что это была такая существенная помощь для вузов - возможность платного образования.

Евгений Юдин: Ну, с платными опять это все решаем не мы, это решают родители и дети.

Тамара Ляленкова: Дело в том, что бюджетных мест стало едва ли не в избытке…

Евгений Юдин: Естественно, по многим вузам платный прием очень сильно сократился, исходя из того, что вы сказали.

Тамара Ляленкова: А у вас?

Евгений Юдин: У нас получилось так, что у нас в прошлом году опять же по той же самой причине платный прием был меньше относительно - порядка 170 человек набрали в прошлом году. А в этом году, исходя из того, что у нас больше народу, который участвует в нашем конкурсе и желает поступить в МГТУ, у нас уже сейчас заключено контрактов, по-моему, 245 или 250, то есть больше на треть, чем то, что было в прошлом году.

Тамара Ляленкова: Но это благодаря тому, что вы немножко изменили сами ситуацию.

Евгений Юдин: Ну, конечно. Это не только мы, это многие вузы так делали. Потому что, понимаете, все-таки задача стоит таким образом, чтобы набрать контингент, раз, и набрать его по возможности с приличным баллом, два. То есть что такое приличный балл я имею в виду? Это чтобы ребята смогли освоить программу вуза. Просто так вот набрать, чтобы выполнить план, до декабря, а в декабре их отчислить, потому что они не могут освоить программу вуза, я думаю, что это не государственный подход в принципе. Поэтому мы сейчас немножко сократили план приема, немного, я вам скажу, всего от 3 тысяч на 50 человек, по тем специальностям, где у нас были тенденции недобора в прошлые годы, это в основном технологические специальности. Потому что, к сожалению, наша страна о технологии сварки, прокатки не сильно заботится. И за счет этого мы как бы более сбалансированно провели само зачисление.

Тамара Ляленкова: О том, какие технические специальности пользуются популярностью в университете имени Баумана, вы узнаете сразу после зарубежных новостей образования.

Диктор: С 1 сентября в Баку для учащихся начальных классов вводится единая школьная форма. По словам директора сектора по общественным связям управления образования Замины Алигызы, процесс перехода начался три года назад, и учащиеся поддерживают эту идею. На данный момент уже создан эскиз единой школьной формы. Одежда предусмотрена одинаковая, только на груди каждого ученика будет размещаться логотип с названием школы, где он обучается.

В Бангладеш введен запрет применение телесных наказаний в школах, колледжах и мусульманских духовных семинариях. Отказаться от традиционной формы наказания в школе власти Бангладеш подтолкнуло распоряжение Высшего суда страны, согласно которому правительство было обязано отреагировать на обращение правозащитников в связи с самоубийством 10-летнего школьника. Подросток покончил с собой после избиения учителем. В Бангладеш 9 из 10 школьников подвергаются телесным наказаниям со стороны учителей.

Основатель компании "Майкрософт" Билл Гейтс заявил, что в ближайшие 5 лет интернет сделает университетское образование бесполезным. В ближайшие годы в сети появится лучший курс лекций по любой специальности, который можно будет прослушать совершенно бесплатно. Главная проблема западного образования - высокая стоимость обучения, которая делает его недоступным для многих одаренных студентов из малообеспеченных семей.

Тамара Ляленкова: Это были зарубежные новости образования. Весь блок новостей можно посмотреть или послушать на нашем сайте.

О модных технических специальностях мы говорим с проректором МГТУ имени Баумана Евгением Юдиным.

Все-таки у вас остаются факультеты и направления, специальности, достаточно привлекательные для молодых людей.

Евгений Юдин: Есть, и это уже другая немножко тема. Это так называемые модные специальности. Конечно, в век информатизации обязательно должна быть специальность, связанная с информационными технологиями и так далее, она очень востребована, нужна, и нет вопросов. И поэтому она популярна, ребята приходят туда сильные, приходят туда много. Системы автоматизированного проектирования, компьютерная безопасность, вычислительные сети, системы, параллельные вычисления и так далее. То есть я могу вам много назвать специальностей, у нас тоже их много таких. Второе направление - это направление, в этом году у нас оно очень продвинулось, - это биомедицинская техника и инженерия. Это люди, которые занимаются компьютерным обеспечением томографов, производством медицинской аппаратуры, я имею в виду проектированием, в том числе нано. То есть эти специальности на грани областей знаний - медицина, биология и техника. Вообще, я вам хочу сказать, не первый год эта тенденция, вы можете ее отметить, на междисциплинарность подготовки, на стыке областей наук. Третье, ну, регулярно у нас инженерный бизнес и менеджмент у нас есть факультет - как бы такой микс между инженером и менеджером, менеджмент высоких технологий, и там тоже ребята сильные идут. И не первый год, вот уже 15 лет мы их обучаем. И это тоже стыковая такая специальность, тоже популярная. На каждом факультете есть отдельные специальности, которые пользуются большей популярностью, чем, допустим, другие традиционные. Ну, я могу называть - нетрадиционные и возобновляемые источники энергии, то есть это ветровые двигатели и так далее. Вот такая специальность. Дальше, роботы и робототехнические системы - это тоже специальность достаточно популярная.

Но даже при этих условиях все равно мы ставим и поставили вот этими волнами… В этом году было две, слава богу, в прошлом году было три, но на самом деле - пять волн. Мы ставим абитуриента в ситуацию, когда он куда-то должен принести. Вот он сидит до последнего, до 4-го числа, вот они сидели и держали эти аттестаты при себе, чтобы не промахнуться. Я считаю, что, может быть, я человек уже пожилого возраста, может быть, у меня немножко такие старые взгляды, но я считаю, что если человек получил аттестат, и он хочет получить в каком-то учебном заведении по какой-то специальности, тем более в конкурсе не надо участвовать, свой диплом, то он должен это делать до того, как он получил аттестат в руки. Потому что они дальше не знают, куда бегать, куда, так сказать, нести свой аттестат, потому что и там вроде берут, и там вроде берут. Мало того, я хочу сказать, что менталитет нашего человека таков: он решил свою проблему, другим вузам он ничего не сообщает. И мы сидим, ждет, что он придет, а он уже поступил в другой вуз и не пришел, не сказал нам, не позвонил. И мы звоним иной раз, что мы и делали. То есть мы звоним абитуриенту и говорим: "Какие у тебя планы?" Он говорит: "Отстаньте от меня, я поступил в другой вуз и знать вас не хочу". А в некоторых случаях говорила мама: "О, а он не принес? Ну, сейчас я ему скажу, он вам принесет". Но это же не решение вопроса судьбы, где учиться, правильно? Я считаю, что это просто несерьезное отношение к выбору своего жизненного пути. Может, я громко сказал, но по сути дела это так.

Григорий Канторович: Понимаете в чем опасность этих волн. Дети не привыкли… Человек с приличными баллами куда-нибудь поступит, поэтому если он к вам не пришел в первой волне, то во второй его уже не найдете, он уже ушел в другой вуз. И мало кто психологически настолько предан вузу, чтобы забирать оттуда документы, иногда с трудностями, и нести в любимый вуз.

Тамара Ляленкова: Разговор продолжает Григорий Канторович.

Григорий Канторович: И получается, что у вас вся зона пропадает. Проблема же не в том, что вы не заполнитесь, а в том, что вы заполнитесь людьми, не соответствующими вашим требованиями. Понимаете, вы возьмете значительно более слабых ребят. Давайте как бы исходить из того, что ЕГЭ дает более-менее объективную картину, это можно отдельно обсуждать, но у нас все равно другой информации, в общем-то, нет, кроме олимпиад. Поэтому мы не хотим этого, как и любой другой топовый вуз. Я сейчас не беру вузы, которые заполнятся "хотя бы". Это есть, это, наверное, неизбежно в такой большой стране, при таком количестве вузов, но это отдельная проблема. Вторая особенность этой волны, почему спокойнее, - был опыт прошлого года. Мы не всегда замечаем, насколько меняется ментальность поступающего. Раньше он подавал заявление и сдавал экзамен, испытание было впереди. Сейчас все изменилось: он приходит со своими баллами. Для западных вузов это нормально, там университеты к этому давно привыкли: ты приносишь свое досье, и там тебя кто-то оценивает. У нас сильное изменение психологии. Теперь появился прошлый год, я вижу: у меня 230 баллов. Я смотрю: ого, в прошлом году на мехмат надо было 300. Ну, я могу, конечно, туда понести на всякий случай, такие люди тоже есть, но, как правило, я туда не понесу. Появился ориентир прошлого года. Он где-то сработал, где-то не сработал, люди как-то восприняли… Обратите внимание, что шум по поводу ЕГЭ, тесты, механистичность - они остались, но вот просто уровень это резко упал.

Тамара Ляленкова: Но, с другой стороны, существует такой момент, что есть некая неравнозначность, если можно так сказать, результатов ЕГЭ этого года и прошлогоднего, по той же математике, скажем. Баллы не совсем сопоставимы.

Григорий Канторович: Да, но это именно математики в первую очередь касается. С этого года в конкурентной борьбе за право осваивать деньги на разработку заданий победила другая группа разработчиков. Я не обсуждаю - лучше, хуже, но победила другая. Чтобы победить, им надо было представлять некоторую новую концепцию. Пусть она не новая, но она хотя бы словесно должна была быть новой, от чего-то там избавляться, что-то менять, из-за чего сопоставимость стала более сложным. По всем остальным предметам примерно сохранили структуру прошлого года, и хотя это тоже сложная задача, тогда спонтанное решение год назад - сохранить результаты ЕГЭ на два года наряду с плюсами очевидными имело и минусы. Окостеневает структура. Чтобы сделать сопоставимость, причем по всей глубине шкалы, приходится держать структуру задания. Еще год-два - и это сильнее проявится. По математике, наверное, не было полной сопоставимости. Возможно, частично не было также и на других предметах, потому что, когда люди год за годом делают задания, глаз немножко замыливается, и то, что кажется им очевидным, для детей оказывается более сложным. Эта проблема есть, она есть всегда.

Мне кажется, что острота была не эта самая главная. Есть же другой момент, к этому же относящийся, но более явный, - это то, что мы принимаем по сумме баллов ЕГЭ, без всяких взвешивающих коэффициентов. А вот здесь 100 процентов никто никогда не ставил задачу, чтобы, скажем, 62 балла по математике были более-менее эквивалентны 62 баллам по обществознанию. И если мы посмотрим распределение, как сдали дети, видно, что это точно не так. А мы должны сложить и принять по сумме. В этом году один мой выпускник бакалавриата делал исследование, в котором мы сопоставляли оценки по результатам первой сессии вновь поступивших в прошлом году с их баллами ЕГЭ. Там много интересных результатов. Подтверждается, как бы сказать, информационная ценность результатов ЕГЭ для дальнейшего обучения, для оценок. Но один из вопросов, относящихся к нашему разговору, - это то, что результаты ЕГЭ имеют разную значимость для дальнейшего обучения. В частности, математика примерно втрое выше, чем - вот я сейчас говорю про экономические факультеты - обществознание и иностранный язык. Как ни странно, на втором месте русский язык по значимости. Возможно, это некий показатель общей культуры. И соотношение - примерно 3 к 1, то есть по-хорошему надо бы математику брать с весом 3, а иностранный язык, очень сильно различающийся по уровню по стране, брать с весом 1. Вузы год бились за то, чтобы было такое право - хотя бы профильный экзамен либо в вуз, либо дать весовые коэффициенты. Это запретили. То есть не запретили, а просто по-другому написали правила. Тут никакой свободы у вузов нет. И я думаю, что это тоже есть результат того, что можно улучшать.

Вот сейчас такая, я бы сказал, благоприятная ситуация, когда можно без ажиотажа, спокойно анализировать и делать предложения. Я не уверен, что все они пройдут, потому что масса всевозможных сил с этим связана, но, тем не менее, я думаю, одна из важнейших тем - это возможность взвешивать. Причем важно, чтобы весовые каэффициенты были публичны и известны заранее.

Тамара Ляленкова: Итак, в России высшее образование, особенно его техническое направление, стало доступнее благодаря изменившейся системе зачислений, дефициту молодых людей и новой политике вузов, рейтинг которых легко определить, сравнив проходной балл. Об этом в "Классном часе" Свободы сегодня говорили: ответственный секретарь приемной комиссии МГЮА имени О.Е.Кутафина Анастасия Рагулина, проректоры государственных вузов - Высшей школы экономики Григорий Канторович и технического университета им. Н.Э.Баумана Евгений Юдин, ректор негосударственного РосНоу Владимир Зернов.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG