Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В одном письме попалось замечательное высказывание: «Мне не хотелось бы услышать в эфире ваши слова, с которыми я не согласна». Сначала мне, в пику этому признанию, захотелось сказать: а я, мол, наоборот, ничего так не жду, как слов, с которыми не согласен. Потом подумал, что это будет рисовка. Ну, как можно с удовольствием ждать очередного письма о том, к примеру, как враги России ущемляют её «геополитические интересы»? Остановился на таком варианте: ничего так не жду, как слов, с которыми не согласен, не считая слов, с которыми согласен. Заковыристо, но в общем, надеюсь, понятно. Ну, а к «геополитике» читаю: «Здравствуйте! "Геополитические интересы" - затасканное словосочетание. Или "угроза геополитическим интересам России". Сначала угрозой был объявлен иностранный контроль над нашими сырьевыми ресурсами. Затем угрозой стала транспортировка сырья в обход России. Среда обитания никогда у нас не считалась ресурсом и, следовательно, "геополитическим интересом".
Тут следует упомянуть "Лесной кодекс". Судя по происходящему, охранные функции данного документа - больше видимость. Вот это и есть подлинная угроза "геополитическим интересам". Такое поведение свидетельствует о моральной ограниченности: "На наш век хватит". Но там, где неважно с моралью, часто и с разумом туго. Экологические последствия можно оценить лишь приблизительно, и наступают они не сразу. Поэтому у тех, у кого мера всех ценностей - "валовый продукт", всегда есть соблазн объявить угрозу окружающей среде домыслами, помехой экономическому развитию или происками «геополитических» конкурентов. Примитивный взгляд на мир распространён в России! Его почему-то стали называть прагматизмом. Такое мировоззрение никогда не защитит от бед, которые будут сваливаться, как снег на голову. Михаил. Московская область».
Это письмо можно, по-моему, считать письмом о российской пропаганде, насчитывающей века. В переводе на русский язык выражение «геополитические интересы России» означает почти то же самое, что когда-то означали выражения «Москва – третий Рим» или: «Но мы еще дойдем до Ганга,/Но мы еще умрем в боях,/Чтоб от Японии до Англии/ Сияла Родина моя!». Мечты тёмных, но сметливых, как выразился о них Ключевский, русских грамотеев. Сидели по монашеским кельям, сегодня –по кремлёвским кабинетам, где высасывают из пальцев с полированными ногтями то «суверенную демократию», то «модернизацию». Между прочим, один из слушателей «Свободы» сообщил нам, что стихи про поход до Ганга, дабы включить в Россию Евросоюз, звучат в наши дни на пространстве от Калининграда до Курил: они входят в типовой сценарий классного часа для старшеклассников, а час этот устраивается каждый год девятого мая.


Пишет Сергей Магарил из Российского государственного гуманитарного университета: «Из ваших передач узнаешь немало нового и неожиданного о России и ее народонаселении, о том, как оно мыслит… Давно известно: образ мысли определяет образ действий; массовый образ мысли определяет массовый образ действий. Народ живет так, как научился мыслить». Таким вступлением автор предварил пару своих опусов (его слово) о том, что определяет историю и современность России. Историю и современность России определяет, по его мнению, невежество верхов и большей части интеллигенции. Магарил составил и сопоставляет две подборки. Одна подборка: что конкретно испокон веков делалось для удушения образования. Во второй подборке – суждения известных русских людей о невежестве как причине отсталости страны. Думаю, многим будет полезно услышать, что говорил сто лет назад Владимир Соловьёв: «Ему, - русскому народу в лице его интеллигенции, - кажется, что все соседи его обижают, недостаточно преклоняются перед его величием и всячески против него злоумышляют. Если несчастный... останется при своей мании, то ни деньги, ни лекарства не помогут». На Магарила произвело большое впечатление суждение одного нашего современника-англичанина. Это Теодор Шанин, знаток российского прошлого и настоящего. «Одной из особенностей России, которая особенно видна мне как иностранцу, - говорит он, - является та мера, в которой российская интеллигенция думала через литературу – больше через литературу, чем через социальные науки. В XIX веке очень многое из того, что в англосаксонских странах определялось через социальные науки: социологию, экономику и так далее, в России определялось через русскую литературу». Не знаю, что происходит с вами, друзья, а у меня, когда слышу такие вещи, горят уши. Зачем нам чему-то учиться, когда можно читать романы наших великих писателей (дневники и письма – в придачу) и стихи наших гениальных поэтов («Дни настают борьбы и торжества,/ Достигнет Русь завещанных границ,/ И будет старая Москва/ Новейшею из трёх её столиц»). Доктор философии Ольга Малинова. много лет докапывается, почему многие вроде бы образованные люди из поколения в поколение доказывают стране и миру, что Россия – родина слонов. «Работы современных российских авторов, - замечает Малинова, - изобилуют цитатами из трудов П.Чаадаева, славянофилов, К.Кавелина, Ф.Достоевского, Н.Данилевского, В.Ключевского, К.Леонтьева, Н.Бердяева и других мыслителей XIX - начала XX в., рефлексировавших… в русле исторических традиций русской общественной мысли с присущей им умозрительностью, принципиальной неориентированностью на процедуры верификации». «Принципиальная неориентированность на процедуры верификации» - это приговор, и приговор беспощадный. Это вот что, если сказать просто. В голову, которая вроде бы и учёная, и вместительная, не приходит мысль хоть иногда сопоставить родившуюся в ней идею с тем, что говорит наука, да просто свериться с действительностью, с её нуждами. Витаем в облаках. Если бы Николай Васильевич Гоголь, прежде чем заявить, что «по-настоящему» мужику «не следует и знать, есть ли какие-нибудь другие книги, кроме святых», представил себе, какой будет артиллерист из такого мужика (люблю этот пример), он бы всё-таки, наверное, придержал перо. Ориентироваться на процедуры верификации – дело не очень простое. Это не то, что: что залетело невзначай в голову неизвестно откуда, то и лепишь, не удосужившись проверить, какое оно имеет отношение к действительности. Каждому нравится его выдумка. А кому охота отказываться от того, что нравится? Думать, что Россия покорит и спасёт мир, нравится, это и сидит в голове, не требуя ни малейшего подкрепления, а то, к примеру, что первая стиральная машина была изготовлена на Западе и произошло это в год отмены крепостного права в России, - не нравится, и в голове это не держится. Да и не в стирке счастье, учит поп. Отцы-пустынники и девы непорочны не этим были заняты – они молились.

В прошлой передаче я в очередной раз (чтобы усвоили и отдали мне должное все слушатели «Свободы») хвалился, что основал науку под названием «мусорология». Читаю письмо в связи с этим: «Добрый день!
Предлагаю назвать рубрику « мусорология» «мусороводством» или «мусороведением». Думаю, это название будет более полно отражать суть проблемы и, что важнее, задачи общества в её решении. С уважением Николай». Спасибо за внимание, Николай, но вы маленько принизили мою заслугу, и мне это обидно; чужих заслуг мне не надо, а за свои держусь крепко: я основал не рубрику «мусорология», а науку «мусорология». Дело не только в том, гласит она, кроме прочего, что русский человек ещё не отделил себя от природы в такой степени, как западный. Дело не только в том, что в его натуре много от кочевника. Дело в том, что его власть – всем кочевникам кочевник. Этого кочевника мусор от Москвы до самых до окраин не раздражает, иначе давно была бы дана команда: не мусорить – раз, ловить и карать ослушников – два. Для начала не нужны – уж точно не нужны! – особые затраты. Только воля (язык не поворачивается назвать её политической – просто воля, заурядная, административная воля), только надзор, сыск и кнут. Как на Западе. Люди там чистоплотнее, это правда, и намного. Но там и власть, она поистине свирепо следит за чистотой. Воспитание – воспитанием, это – с первых дней жизни человека, а кнут всегда наготове. Если власть занимается тем, чем должна заниматься, она может горы свернуть. В России же власть занята всем, кроме того, чем она может заниматься с толком. Причина не только в том, что она смотрит на свою страну, как на чужую, которую только что оккупировала, быстренько возьмёт что сверху лежит и пойдёт дальше… Российская власть, от Кремля до сельсовета, просто не знает, да, не знает!, что есть такие общественно полезные дела, которыми она может заниматься с толком. Она смирилась с мыслью, что в природе не существует таких общественно полезных дел, которыми она могла бы заниматься с толком.

«Добрый день, Анатолий Иванович!, - следующее письмо. - Обратил внимание на то, что вы основали науку мусорологию, чему очень рад. А почему бы не конкретизировать эту науку и не назвать её мусорологией души? И проанализировать, откуда этот мусор берется и как попадает в наши души, а главное - почему у одних людей он остаётся на всю жизнь, а другим удаётся от него хотя бы частично, избавиться. Сотни тысяч определённое время проводят в местах заключения. С каким душевным багажом они приходят в эти места и, что важнее, с каким возвращаются в общество? Однако, если заглянуть в душу обычных граждан, картина будет не намного лучше. Мне вспоминается газетная статья, которая называлась приблизительно так: «Что кроется в душе интеллигента?». Запомнилось неприглядное содержание одной интеллигентской души, проявившееся в критической ситуации, когда от него потребовались именно душевные качества. В дореволюционные годы, когда ещё была какая-то христианская вера, задачу удаления мусора из душ осуществляла церковь, в том числе и во время исповеди. В нынешнее время, хотя мы и видим некоторое возвращение к религии, в очищение душ верится с трудом. Но вот общими усилиями религия, образование, искусство смогут очистить наши души. Взять добровольную помощь ближнему. Почему так мало добровольцев для добрых дел? Мне кажется это изъяны семейного воспитания, а также отсутствие общественного престижа такого рода деятельности. С уважением Николай».
Два Николая подряд… Спасибо за письмо, Николай. Сто лет назад люди определённо не были лучше, чем мы, их потомки. Определённо! В таких разговорах я обычно призываю ограничиться одним сравнением: как относились к женщине и детям тогда и теперь. Сегодня тоже бьют и тех, и других, но тогда это было обычное дело. Били немилосердно, положение женщины в семье вообще было часто хуже рабского. А добровольная помощь ближнему, благотворительность не была редкостью тогда, не редкость она и сейчас. Среди моих знакомых предпринимателей, крупных, очень крупных и малых, просто совсем маленьких, не знаю ни одного, кто не помогал бы близким и дальним родственникам, друзьям детства и юности, знакомым. Наверняка есть люди, которые исследуют это явление. У меня нет под рукой их работ. Может быть, кто-нибудь из слушателей «Свободы» покопается в Интернете пришлёт мне свой улов, и мы продолжим этот разговор. Я различаю два вида благотворительности. Первый – это благотворительность как благотворительность, то, что называется иностранным словом филантропия. Кто-то хочет сделать какой-нибудь дар кому-то – и делает. Один хочет, чтобы его за это похвалили или даже прославили, другой помнит слова писания, что Богу угодны только тайные дары. Второй вид можно назвать техникой выживания. Она была обычным явлением в крестьянской среде в старину, я наблюдал её в первые послесоветские годы, часто встречается она и сейчас. Это когда один человек не просто помогает другому, а помогает выжить. Такой благотворительности нет в богатых западных странах, но не потому её нет, что там люди черствее нас, а потому что там существует целая отрасль общественной и государственной помощи обездоленным. В этой отрасли занято много людей, по-моему – слишком много, на их содержание уходит значительная часть средств, которыми располагают эти структуры.

Сергей из Харькова: «Легко Вам, Анатолий Иваныч, критиковать вертикальцев , товарищей Путина и Медведева. А вот как бы Вы решали эту задачу - 100 миллионов СОВКОВ привести из коммунизЬма в капитализм, и чтобы без катаклизЬмов? Спасает то, что совки очень честолюбивы и готовы сидеть в дерьме - лишь бы Россия с колен поднялась. Вот и впаривают им по всем каналам информационным об их величии и о том, что с ними считаются во всем мире и даже НАТО их уважает и прислушивается. А тем временем совки просто физически вымирают и освобождают жизненное пространство совсем другой социальной формации. Правда времени не так много для постепенности, поэтому шибко добротно им никто жить не дает, чтобы не изводить средства на тупиковый проект. Главное, что совки этот путь проходят как овцы на мясокомбинате за козлом-провокатором - без возмущения, и даже с осознанием своего величия (грузинам , например , рыло начистили, ибо...). Одно только (для меня лично) не очень приятно, что эта толпа захватывает и меня в свой поток..... Хотя, по правде, я не очень-то и подхватываюсь, я достаточно свободный человек, вот только сидит во мне "вера во все доброе, например в наш совейський народ" , как писал некогда поэт». Всё то же, Сергей, всё то же… Призываете более снисходительно, с пониманием, так сказать, относиться к тому, что эти два господина с их пропагандистами и цензорами засоряют, портят мозги своих сограждан, стараются держать их в неведении того, как в действительности обстоят дела в России и вокруг России. С теми же пожарами… И тут же, не отходя от кассы, обвиняете сладкую парочку в том, в чём я, например, никогда её не обвинял и не обвиню: в том, что она, эта парочка, сознательно укорачивает век бывшего советского человека, совка по-вашему!.. А вера в «совейський народ» и меня иногда посещает, Сергей. Ведь это он совершил революцию 1991 года, одним махом покончил с социализмом и развалил Советский Союз – империю зла, действительно ведь империю, и действительно ведь зла. А дальше пошли известные мучения, корчи, откаты, рывки вперёд - назад, в стороны, минуты растерянности, бессмысленных сожалений о содеянном – всё как полагается. Я говорю себе: что ж, люди живут как умеют. Главное – что они отказались от абсурдного общественно-политического устройства, перестали строить коммунизм. Живут трудно, грязновато, но, слава Богу, они уже не подопытные кролики, а люди.

Следующее письмо: «Уважаемый господин Стреляный! Может быть, вас заинтересует мое сообщение. Около одного из ресторанов в Далласе я увидел статую Ленина. Как она здесь оказалась? Мне сказали, что ее вывез из России хозяин бизнеса. С ее помощью он привлекает посетителей. Многие американцы не знают, кто этот каменный лысый человек с протянутой вдаль рукой и почему его скульптура здесь стоит. Они заходят в ресторан, задают эти вопросы официантам и одновременно что-то заказывают. Доволен хозяин, довольны и клиенты. Скульптурная шутка обернулась прибылью. Мог ли подумать вождь революции, что когда-нибудь его используют в качестве рекламы? Яков Стуль. США».
Да, господин Стуль, превратности посмертной судьбы. Имена, деяния покойников, всякие сказки о них используются всегда и везде в самых разных видах. Первый попавшийся, но и самый показательный в христианском мире пример – как используется имя Христа церковниками из числа безбожников или наоборот, фанатиков. С другой стороны, некоторые слушатели, пишущие на радио «Свобода», давно обратили внимание, что высокопоставленные служители Русской православной церкви редко упоминают Христа. Один низовой священник рассказывал, как ему выговаривало однажды его начальство: «Что ты всё: Христос да Христос в своих проповедях – говори о православии, о Святой Руси, о великой православной державе». Известны довольно пространные, программные церковные документы, печатные и устные выступления, в которых ни разу не упомянут Христос. Согласен с теми верующими, что говорят: не Его ли это промысел – таким вот образом замыкать нечестивые уста?

Прочитаю письмо от женщины, которой уже нет в живых: «Я армянка. Вернее, я бакинская армянка. Это мой город. Люблю его горячие камни. В детстве я сбрасывала сандалии и шлепала по согретой солнцем, шлифованной глади мостовой. Маму почти не помню… Папа заботился и баловал меня. Он был врачом, видимо, хорошо зарабатывал, так как лечил первых лиц республики. Жили мы благополучно… Нас окружали добрые соседи, и мы вечно сновали из квартиры в квартиру друг к другу, то угощая, то угощаясь. Всё, что у отца оставалось от заработка, он тщательно размещал на сберегательные книжки для будущего своей дочери… Я стала биологом, соавтором трёх сортов пшеницы… Своих детей у нас с мужем-грузином не было, и мы взяли русского мальчика из дома младенца. Среди ползунков мне сразу приглянулся белобрысый Серёженька. Я устала от своих вечно закопчённых загаром рук, и мне захотелось прикоснуться к беленькому тельцу ребёночка. Через много лет он стал кулинаром, завёл маленькую пекарню. Муку старался подбирать из моих сортов пшеницы. У хачапури румяные бортики не опадали до самого вечера. Он преуспевал, а я радовалась и была счастлива. .. Я много работала, поэтому не следила за политикой. И вот однажды услышала, что решено ликвидировать Советский Союз. Я не знала, радоваться или огорчаться… Через пару дней позвонил в двери знакомый парень из соседнего дома: «Вам лучше уехать из Баку». Я удивилась: «Почему?». Он ничего не ответил… Визиты соседей- азербайджанцев с предложением покинуть город и освободить для них квартиру стали повторяться… Однажды ко мне ворвались несколько молодых мужчин. Одного я знала лучше, чем других. Он подошел ко мне со словами: «Деньги». Посыпались удары. Очнулась я в больнице. Квартира была занята чужими людьми раньше, чем я поднялась. «Куда ехать?.. Конечно, в Москву. Это столица. Там всё должно решиться. Моссовет должен нам выделить квартиру взамен той, что отнята у нас. Это было бы справедливо». И вот я сижу на ступеньках мраморной лестницы особнячка в Армянском переулке в Москве. Мимо проходят хорошо одетые армянки. Они торопятся. Покупают квартиры, комнаты, расселяются по общежитиям. Но меня всё это не устраивает. Мне нужно получить квартиру вместо той, что отобрали у меня в Баку. Квартира честно заработана моим отцом. У него ведь лечились первые лица республики. Я чувствую, что ставлю акцент не на том, на чем необходимо, но напоминаю и напоминаю всё о том, что уже никого не интересует. Ищу сына. Когда нашла его, услышала от него: «Мама, ты устраивайся как-нибудь сама. За меня не беспокойся. Я поселился у одной молодой женщины с ребёнком. Приезжай в гости». От души немного отлегло… Решила наняться в домработницы, но не очень у меня ладилось хозяйство в чужой семье. Наниматели предложили мне пожить у них на даче. Там было холодно… Я продолжала писать, теперь уже Лужкову. Деньги с папиных сберегательных книжек я не трогала. Считала, что они пригодятся сыну… Трудно передать, что я испытала, когда рухнул рубль… Согревала только уверенность, что Юрий Михайлович поступит справедливо и предоставит мне квартиру вместо утраченной благодаря распаду СССР. За десять лет я совершила массу ошибок, но и наказана за них была строго: разлукой с сыном, И вот, наконец, получаю солидный документ, что правительство Москвы выделяет мне место в доме для престарелых тружеников. Я так устала жить, что и этому была рада. Спасибо, Юрий Михайлович. А ведь в 1992 году я, заплатив 60 тысяч, лежавших на папиных шести сберегательных книжках, могла бы в Москве купить хорошую двухкомнатную квартиру. Не рассчитала».
Женщины, написавшей это письмо уже нет. Мне подумалось: вот если бы её отцом был обычный врач, а не такой, у которого лечились первые лица республики, так щедро его вознаградившие, ей было бы легче перенести свалившуюся на неё беду. Её меньше мучило бы чувство несправедливости или было бы оно несколько иным… Чувства несправедливости, как и справедливости, они бывают довольно причудливы.

На волнах радио «Свобода» закончилась передача «Ваши письма». У микрофона был автор - Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский. 127006. Старопименовский переулок,18. Пражский адрес. Радио «Свобода», улица Виноградска 159-а, Прага 10, 100 00. В Интернете я в списке сотрудников Русской службы на сайте: svobodanews.ru





Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG